Владислав Галкин: «Котовский» - фильм не про бандита, а про человека

Сегодня в Москве хоронят актера, который вчера сыграл Котовского.

А сегодня в Москве пройдут похороны исполнителя главной роли – известного актера Владислава Галкина.

После того как его осудили условно за скандал в кафе, Галкин никому не давал интервью. Но уступил нашей просьбе и согласился поговорить о своем персонаже, о кино в целом и сериале «Школа» в частности. Это интервью оказалось последним...

- Любой исторический материал, любая сильная личность – это всегда интересно. Тем более Котовский - один из неординарных персонажей начала прошлого века. Личность разносторонняя, многогранная, яркая. Для меня до сих пор необъяснимы ряд его поступков, их мотивация... Интересно в этом разобраться, тем более я слышал, собираются снимать продолжение...

- Насколько ваш фильм историчен?

- Безусловно, это художественное кино. История должна быть интересна не только историкам. Я прочитал все, что смог найти в библиотеке, по той эпохе и моему герою. Браться за роль, не посмотрев сопутствующий материал, - это не по мне. Котовский как личность, с одной стороны, вызывает шок. С другой - уважение и интерес. Ведь за все время своего бандитизма - с 1900 года и до того момента, когда его революция освободила, - он не убил ни одного (!) человека. Всячески препятствовал такого рода насильственным действиям и как мог старался их предотвратить. Но при этом персонаж совершенно удивительной актерской природы! Он совершал преступления артистично: с переодеваниями, перевоплощениями, париками, костюмами, накладками... Он в это играл, он в этом купался! Ну и надо учитывать, что встал на такой путь волею судьбы - это не был его свободный выбор.

- А что же было?

- Скорее всего, стечение обстоятельств. Он был слаб до женщин. Но по-настоящему любил только одну. В картине есть одна больная по эмоциональному состоянию сцена, когда он в разговоре со своей любимой просит ее: «Давай уедем, сбежим куда хочешь - у меня есть деньги! Ты меня спасешь!» Он был искренен в этом - действительно верил, что она может его спасти. Но любимая отказалась...

То есть вся его преступная деятельность - не то, чего он хотел, о чем мечтал. Он хотел заниматься сельским хозяйством, был хорошим управленцем. Но встал на другой путь. Не удержался: завел роман с женой помещика, у которого работал управляющим. Та его приревновала к сопернице и обвинила в воровстве драгоценностей. Его жестоко избили и связанного выкинули в лесу. После чего мой герой решил поправить ситуацию: к чертовой матери сжег поместье!.. Это исторический факт, но мы его не показываем, не усугубляем. Однако он явился началом отсчета криминальной истории Котовского, с этого началась его бандитская жизнь.

Банда состояла из друзей детства, и они театрально грабили всех подряд. Имя Котовского было на устах всей страны! И его никак не удавалось поймать. Он мог позвонить в жандармерию и сказать: «Здравствуйте, это Котовский. Сегодня я буду грабить казначейство!» Естественно, никто не верил: думали, что это бред, глупость. А джентльмены удачи после звонка переодевались, ехали в казначейство и грабили его. Котовский, казалось, делал все легко и непринужденно, но при этом испытывал внутреннюю боль: это все было не его, это было чуждо ему... В картине такое состояние нам удалось передать. И что важно – мы снимали не про бандита Котовского, а про человека, его душевные переживания. Про внутреннюю драму и боль. Про дружбу, предательство, зависть. Про честь. Несмотря ни на что, он был благородным человеком... Но за кадром осталось все, что было после революции: мы рассказываем о его жизни с 1900-го по 1916 год. А дальше есть факты, что он четыре деревни положил под пулемет - видимо, что-то произошло с ним...

Съемки без грима

- Говорили, что вы похожи на Котовского...

- Ну, вы знаете, каждая собака похожа на своего хозяина...Когда тебе интересен персонаж и ты включаешься в работу, то возникает сходство, которое невозможно объяснить. Оно глубинное. Внешне разные люди вдруг становятся похожими. Но это говорит о неких угаданных моментах, мотивах...

- Но внешность все-таки пришлось менять?

- Только на съемках ограблений мне вслед за персонажем приходилось надевать парики, приклеивать усы, менять костюмы... А вот худеть или толстеть не пришлось. Как мне кажется, мы достигли всего, что требовалось, не прибегая к большим уловкам. В фильме герой показан в возрасте с 16 и до 30 лет, но мы не злоупотребляли гримом - упор делался на внутреннее взросление и душевное старение.

- Вам какого Котовского труднее было сыграть, молодого или уже в возрасте?

- Я не могу разделить, что было труднее, что легче... Мне все было интересно. И все непросто. Делалось все с нуля - никто ведь из нас не был современником Котовского, и многие вещи додумывались, фантазировались, создавались здесь и сейчас...

- Во время съемок приходилось выполнять какие-то трюки?

- Да. Все, что там было, я старался делать сам: конные трюки, драки... Вот только прыгать с высоты из-за травмы ноги сам уже не в состоянии – это выполняли каскадеры.

- Что для вас оказалось самым сложным на съемках?

- Наша профессия вообще непростая, и поэтому говорить, что было сложнее, а что легче, тут невозможно. Иногда сложнее снять какую-то общую проходку, чем драматическую сцену. Это одна жизнь, одна история, ты ее проживаешь вместе со своим героем, и потому рассматривать можно только в целом...

- Какие у вас остались впечатления после работы над фильмом?

- Как от хорошо сделанной работы. С нетерпением жду выхода картины на экраны. Уже хочется посмотреть, что из этого получилось.

- Не могу не спросить вас про нашумевший сериал «Школа». Какое отношение у вас к нему?

- Я посмотрел одну серию. Не понимаю такого. Этот фильм - из серии «Груз-200». Складывается ощущение, что у нас в стране живут только алкоголики, наркоманы, проститутки... Грязно, мерзко... У каждого материала, у каждой истории должна быть какая-то цель: что я хочу донести до зрителя, что хочу понять для себя? Когда вижу этакий материал - я не понимаю, зачем. Вот, собственно, и все. Но если подобное выходит, если ставят в прайм-тайм Первого канала – значит, это кому-то нужно. Дети смотрят и потом претворяют увиденное в жизнь. Если кто-то в этом возрасте еще сомневался, его останавливали какие-то моральные запреты: что такое хорошо и что такое плохо, то теперь он будет считать, что все позволено. Причем юношеский максимализм - он страшнее, чем взрослый. И здесь тормозов нет: если показано – значит, можно! А показывать такие вещи как минимум безответственно... Участвовать в этом не хочется.

КВ
Лента новостей