Стекла лирика и физика

Рашид Тухватуллин – художник по стеклу. Сегодня его работы можно увидеть на выставках и в салонах, в интерьерах офисов различных компаний.
Мастерские художников очень похожи друг на друга. Первое ощущение - полный хаос. Огромное количество кистей и красок у живописцев, стеки и специальные ножи у скульпторов, заготовки, множество предметов, назначение которых не сразу и определишь. Похожую ситуацию, как мне показалось вначале, я встретил и у Рашида. Но в процессе разговора хаос на глазах стал приобретать определенный порядок. И вот уже определился некий исторический стенд, на котором расположены, например, кусачки, которые когда-то использовали для кускового сахара. 
- Это удивительно, - говорит он, - какая-то штуковина из тысячи своих собратьев дошла до наших дней. И за ней тянется некая линия из прошлого. 
Чуть подальше висела стрела времени. Какой-то уголок занимали оловянные солдатики, фигурки зверей, олимпийский мишка. Но главными, конечно, были работы Рашида.Бабочки и птицы с цветным оперением летали под потолком. Кругом были рыбы, черепахи, кони, даже жирафы. Они жили какой-то своей жизнью, и вместе с тем были неотделимы от мастера. Будто ходили за ним, когда он передвигался по мастерской. По крайней мере, следили своими верными глазами. Иначе и быть не могло. Ведь это он их создал. 
Трудно было поверить, что все это сделано из стекла. Но перечисленное - лишь отдельная страница в творчестве Тухватуллина. Отдельно можно говорить о его картинах и зарисовках. Заметьте – в стекле! Здесь японские, китайские мотивы, арабская вязь, множество пейзажей и натюрмортов. Интересно воплощение в стекле картин известных художников. Соприкасаясь с великими, Рашид, по его собственному утверждению, испытывает удовольствие.
Перед встречей я поинтересовался технологией изготовления подобных работ. То, чем занимается Рашид Тухватуллин, называется фьюзинг (спекание стекла) - метод составления рисунка из разноцветных стекол на основе их последующего сплавления. По такой технологии создаются стеклянные витражи-вставки для дверей, светильников, мебельных фасадов; декоративные вазы, часы, блюда, картины, множество всего. Суть технологии фьюзинг в следующем. На цельном пласте стекла собирается рисунок из кусочков цветного стекла, стеклянных дротов, шихты, гранул. Далее стекло разогревают в специальной печи до +850 градусов и спекают в цельный пласт. Процесс трудоемкий и необычайно сложный в исполнении. 
Возник естественный вопрос: как же он, физик по образованию, пришел к фьюзингу? Рашид работал в разных НИИ, преподавал в КХТИ. Параллельно занимался творчеством. Например, металлической миниатюрой. Лет десять назад ему предложили заняться фьюзингом. Он освоил новое дело настолько, что расширил границы заданного, и теперь его знают многие ценители прекрасного.
Конкретный переход от физика к лирику происходил, по мнению Тухватуллина, довольно органично, хотя и шишек понабивал, конечно. Но раз подвернулось – захотелось что-то изменить в жизни. Он говорит, что такой случай представляется редко. На мой взгляд, просто зерно упало в хорошо подготовленную почву. 
Физика между тем, ему сильно помогает. Вольно или невольно, он начинает применять научные знания в работе со стеклом. Специально, конечно, не думает, скажем, о свойствах стекла, но в любом виде искусства есть технологические моменты, которые необходимо учитывать. В стекле – особенно. А потому при изготовлении изделия из стекла мысль всегда подсказывает ему те или иные формулы или параметры процесса. Стекло – капризная вещь. Если хочешь реализовать какую-то свою фантазию, надо знать материал. Может случиться, что стекла не совместимы друг с другом, трескаются. Скажем, имеют разный коэффициент расширения. 
- Иногда экспериментирую, пытаясь опытным путем определить совместимость различных стекол, - рассказывает Рашид. - Ведь физика – это еще и философия в какой-то степени, и отношение к окружающему миру, к составляющим его частям, веществу, энергии. У меня есть объекты, которые связаны с физикой. Например, стрела времени. Интересно и его понимание искусства.
- С моей точки зрения это, в первую очередь, самовыражение человека, диалог на уровне образов. Есть художники, которые просто творят, не думая о том, что об этом скажут другие. Но наличие аудитории все равно подразумевает диалог. Иногда уже не при жизни. Тогда это некое послание. 
При этом, считает Рашид Тухватуллин, есть разные уровни и степени глубины искусства. - Если говорить о русском искусстве, мне кажется, что в нем как раз и должна быть какая-то загадка. Может, это пазл, который кто-то другой разгадает. Когда все слишком понятно, это переходит в какой-то дидактизм. Пропадает изюминка, волнение у человека, которое смотрит на произведение искусства. 
Естественным образом, для этого нужна подпитка. От чего он питается, вопрос был вроде бы излишним, ведь мы половину времени проговорили о литературе, искусстве и, тем не менее, хотелось услышать ответ такого интересного человека. 
- Человек – это своего рода приемо-передатчик. Любое биологическое существо является некоей системой, в которую поступает энергия. Она ее каким-то образом диссипирует, при этом выстраивает себя и существует во времени. Это же касается и художественного творчества. К человеку приходят разные впечатления от окружающего, он это трансформирует через какие-то переживания в том числе. А затем преобразует в какие-то свои объекты. Я не считаю себя каким-то мощным трансформатором, но делая даже какие-то незамысловатые вещи, часто задумываешься о глобальном.
О глобальном Тухватуллин может говорить часами. Например, о стреле времени. Эта теория физика Стивена Хокинга. Разбитый параличом, потерявший способность говорить, он, несмотря на тяжелую болезнь, ведет активную жизнь. 
- У времени есть такое свойство. Мы его воспринимаем однонаправленно и движемся во времени в одном направлении, - рассуждает Рашид. - Из теории Хокинга вытекает, что время существует в трех ипостасях. Самое близкое для нас – психологическая или информационная стрела времени, это то, что наше сознание движется по времени. Термодинамическая стрела времени подразумевает, что в соответствии с законами термодинамики энтропия или хаос со временем возрастает во Вселенной. То есть, если брать прошлое и будущее, в будущем должно быть больше хаоса. Третья – космологическая стрела времени. Согласно ей Вселенная расширяется. Все три стрелы времени связаны между собой. Следствие одного является следствием другого. То есть расширение Вселенной является следствием возрастания хаоса. А наша психологическая стрела времени, она же информационная (например, то, что мы помним прошлое и не знаем будущего) является следствием термодинамической стрелы времени. 
Вероятно, именно такие глобальные теории и рождают порой произведения. В этом убеждаешься, глядя на работы Рашида Тухватуллина. Они необыкновенно живые, в них будто живет время. Вчерашнее, сегодняшнее, будущее. 
Кстати сказать, если работа делается на заказ, по эскизам дизайнера, времени на изготовление уходит меньше, нежели на те, которые задуманы автором Рашидом Тухватуллиным. И здесь большая часть времени отводится на вынашивание самой идеи. А идей, глядя в голубые глаза мастера, я понял, еще великое множество. 

КВ
Лента новостей