«Казанская мама» Льва Толстого

Лев Толстой оказался в Казани в возрасте 13 лет после смерти родителей. Родная младшая сестра его отца Пелагея Ильинична Юшкова, жившая в Казани, стала опекуном для своих осиротевших племянников Николая, Сергея, Дмитрия, Льва и Марии.
Пелагея Ильинична и ее муж Владимир Иванович Юшков были в Казани людьми известными, и история их жизни могла бы послужить сюжетом для захватывающего романа. «Не оставляйте нас, дорогая тетенька...»Двадцать шестого мая 1818 года губернатор Казанской губернии Илья Андреевич Толстой выдал дочь Полин замуж за отставного гусарского полковника, именитого казанского помещика Владимира Ивановича Юшкова. В 1841 году Юшкова получила письмо из Ясной Поляны от племянника Николая: «Не оставляйте нас, дорогая тетенька, вы теперь у нас одна на свете». Не прослезиться от такого трогательного детского послания было невозможно, и Пелагея вместе с мужем приняли непростое решение - стать опекунами для четырех мальчиков и одной девочки. Пелагея Ильинична принадлежала к высшему обществу, любила балы, приемы и, естественно, переезжать в Ясную Поляну не захотела, а перевезла всех детей и прислугу в Казань. Большое семейство с многочисленными дворовыми обосновалось в доме Ивана Кузьмича Горталова на Поперечно-Казанской улице (ныне ул. Япеева, 15). В этой усадьбе Лев Толстой вместе с братьями прожил почти пять лет - с 1841-го по 1845 год.
Тетушка Полин считала, что для переезда юных Толстых в Казань была еще одна достаточно веская причина. Она хотела дать племянникам достойное их дворянскому происхождению воспитание и образование, а в Казани находился один из лучших университетов России, который потом закончат Николай, Сергей, Дмитрий.Появление племянников и племянницы не изменило обычаев и привычек семьи Юшковых. Они продолжали устраивать приемы, которые всегда отличались хлебосольством, радушием. А повар Юшковых по праву считался одним из лучших в Казани. По воспоминаниям Льва Толстого, «требовательная к соблюдению светских приличий, помещица Юшкова была воплощением «хорошего тона», стремилась во что бы то ни стало соответствовать идеалу «комильфо». Она любила поесть, менять туалеты, убрать со вкусом комнаты, и вопрос о том, куда поставить диван, был для нее вопросом огромной важности. Человеком она была незлым, но капризным и взбалмошным. Обожая светскую жизнь, охотно посещала монастыри, выстаивала службы, раздавала по обителям заказы на шитье золотом. Однако с крепостными вела себя грубо».Золотая молодежьВладимир Иванович Юшков тоже был личностью примечательной. Обаятельный, с отличным чувством юмора, дядюшка откровенно насмешничал над фальшью и противоречиями светских приличий и условностей общества, супруги, среды, жизнь в которой проходила «между картами, танцами, сплетнями, балами, чревоугодием», тем не менее он сам был частью этой среды, «приятным и веселым человеком своего круга, гостеприимным хозяином в доме».Софья Андреевна Толстая характеризовала его как человека умного, но без правил. По ее словам, «жил он бездеятельно, вышивал по канве, подмигивал на хорошеньких горничных, слегка играл на фортепиано». Кроме того, у него была репутация большого волокиты, что сказывалось на отношениях супругов. «Юшков жену не любил и относился к ней презрительно. Она же его в молодости сильно любила и считала свое сердце разбитым».Тетушка Юшкова хотела видеть своих племянников среди золотой молодежи, людей своего круга, вовлекала их в светскую жизнь. Она сразу же приняла решение отдать племянницу Машу в недавно открывшийся в Казани Родионовский институт благородных девиц, куда принимали девушек из дворянского, купеческого и духовного сословий. Здесь Машу обучали языкам, музыке, танцам, рукоделию, хорошим манерам, и тетушка по справедливости гордилась ее успехами.Что касается Льва, то она посоветовала ему при поступлении в Казанский университет выбрать восточное отделение философского факультета по разряду турецко-арабской словесности, помня о блистательной карьере их могущественного предка петровской эпохи Петра Андреевича Толстого, получившего за заслуги перед Отечеством графский титул. Летом вся семья выезжала в имение Владимира Ивановича Юшкова, предводителя дворянства Лаишевского уезда, в сельцо Паново. С Владимиром Ивановичем мальчикам было интересно и весело, потому что он был большой шутник и балагур, любивший розыгрыши. И они с удовольствием слушали его истории. А ему было что вспомнить и рассказать. В 1806 году Владимир Юшков был зачислен в Лейб-гвардии Гусарский полк, участвовавший в Отечественной войне 1812 года и заграничных походах. За отличие имел орден Святого Владимира IV степени с бантом. Однополчанином Юшкова был Петр Чаадаев, прославившийся позже как автор «Философических писем», «Апологии сумасшедшего». Во время службы гусарского полка в Царском Селе Юшков встречался с юным лицеистом Пушкиным. Из имения дядюшки в августе 1842 года Николай, Сергей, Дмитрий и Лев наблюдали страшный пожар, постигший Казань. Всего масштаба бедствия из имения они видеть не могли, но отсветы пламени и столбы дыма достигали даже сельца Паново, находившегося в 29 верстах от города. Пятьдесят лет - время начинать новую жизнь

Юноши прекрасно понимали, что тетушка Полин желает им только добра, но тяготились ее чрезмерной опекой. Через какое-то время, чтобы жить отдельно, они сняли несколько комнат в доме Петонди, совсем недалеко от усадьбы Горталова. Пелагея Ильинична действительно любила племянников. Своих детей она не имела, но для детей брата сделала все возможное, чтобы дать им образование, сохранить принадлежавшую каждому из них долю наследства. Она приглашала для Сергея, Дмитрия, Льва репетиторов из университетских преподавателей, каждое лето организовывала выезды в Ясную Поляну, пыталась заниматься имущественными делами племянников. Кроме того, Юшковы занимались благотворительностью, участвовали в подписке на лотерею в Родионовском институте, являлись жертвователями и членами попечительства Николаевского детского приюта.В 50 лет Полина Ильинична не побоялась в корне изменить свой образ жизни и удалилась от шума и суеты светского общества. Тетушка не делала тайны из того, что в семейной жизни она несчастлива. И когда Лев Толстой, оставив университет, уехал в Ясную Поляну, через некоторое время она отправилась вслед за ним. Когда братья Толстые, закончив университет, уехали из Казани, они продолжали поддерживать связь и с дядюшкой. Лев и Николай навестили Владимира Ивановича в 1851 году, когда ехали на Кавказ - место службы Николая. А 24 мая 1862 года Лев Николаевич, отправляясь в Самарские степи, заезжал к Юшкову в Казань. Пелагея Ильинична Юшкова после отъезда из Казани большей частью жила по монастырям, бывала в Троице-Сергиевой лавре, приезжала погостить в Ясную Поляну. Умерла она в возрасте 80 лет. Лев Николаевич тяжело пережил эту смерть, так как тетушка Полин стала близким и родным для него человеком.

КВ
Лента новостей