Особый шов и узорные ичиги: почему татарская кожаная мозаика уже более 300 лет остается актуальной

Об истории возникновения легендарных татарских сапог, о том, как деревенским мастерским жилось в эпоху капитализма, и насколько востребована кожаная мозаика сейчас, читайте в материале «Казанских ведомостей».

В Национальном музее Республики Татарстан состоялось открытие выставки «Татарская узорная кожа: ремесло, традиция, искусство», посвященной промыслу казанских татар по изготовлению всемирно известной узорной обуви и других изделий из кожи с применением техники мозаики, которые пользовались популярностью в Европе, Азии и Америке в XIХ-ХХ вв.

Посетители смогли увидеть все богатство и разнообразие крупнейшей коллекции кожаной мозаики музея, а также проследить за развитием этого промысла в Казани и её окрестностях с конца XVIII по начало XX века. Многие экспонаты выставки были показаны впервые.

Откуда все-таки появилась кожаная мозаика?

По словам доктора искусствоведения и главного научного сотрудника Института истории, им. Ш. Марджани Гузельи Валеевой-Сулеймановой, обработка кожи имеет тысячелетнюю историю. Эксперты, изучающие эту область выделяют три разные техники — тиснение, шитье по коже и выжигание, но техника кожаной мозаики является уникальной и крайне редко встречается при раскопках. Самый ранний образец относится к XVIII веку, поэтому установить, существовала ли такая технология раньше, не представляется возможным.

«Мозаику не надо путать с аппликацией. В аппликации узоры пришиваются на поверхность кожи, а в кожаной мозаике — вырезаются из разноцветных кусочков кожи узорные детали, которые сшиваются друг с другом встык. При этом используется оригинальный шов из специальных нитей, которые определённым образом накручивают и стягивают кусочки кожи», — рассказала Гузелья Фуадовна.

Она подчеркнула, что подобный шов встречается только в искусстве казанских татар. «Мы предполагаем, что он имеет истоки, восходящие к древнетюркской эпохе, но сохранившиеся образцы, к сожалению, отсутствуют», — добавила она.

С конца XVIII века изделия из кожаной мозаики широко распространяются у татар и других мусульманских народов, с которыми были налажены деловые и торговые связи. В Бухаре в это время работали многие татарские мастера и некоторые исследователи полагают, что узорные сапоги — работа все-таки бухарских мастеров и обувь была завезена в Казань из этого города.

Появление так называемых ичигов — татарских сапог из мягкой кожи обусловлено широко распространенной традицией наездничества. Сапог должен был быть мягким, чтобы не навредить животному, но при этом очень прочным — для этого требовалась особая выделка. После обувь получила распространение среди жителей сел и городов во многом благодаря мягкости и удобству в перемещении и совершении намаза. А при выходе на улицу поверх мягких ичигов надевали специальные кожаные кавуши (аналог галош) с твердой подошвой.

Также существует предположение, что во многом ичиги получили распространение благодаря традициям многих мусульманских народов сидеть, скрестив ноги, а сапоги идеально подходили для этого из-за своей мягкости.

Расцвет, закат и немного капитализма

Расцвет производства ичигов пришелся в Казани и соседних деревнях на XIX век. Изготовление узорной обуви в технике мозаики было объединено с производством расшитых головных уборов — калфаков, тюбетеек и тд. Такое объединение было связано с тем, что в процессе производства использовался труд мастериц, сшивавших специальным швом узорные заготовки кожаной обуви и украшавших в технике золотого и серебряного шитья головные уборы и обувь из бархата. До конца XVIII в. шитьем ичигов занимались преимущественно на дому женщины-селянки, расшивая их себе в приданое. Затем начало появляться все больше семейных мастерских и артелей, занимающихся созданием обуви.

В 1840-е гг. образовались крупные мануфактурные предприятия. Процесс был упрощен: сначала делали болванку, а потом работали над ее отделкой. Производство было четко разграничено — мужской труд был направлен на подготовительные и завершающие этапы создания обуви (они кроили изделия и пришивали подошвы), а женщины сшивали куски раскроенной кожи.

Если в ремесленном производстве разделение труда происходило в пределах семьи или артели, то в промысле специализация углубилась: крой обуви и ее окончательную отделку стали осуществлять в Казани, в то время как сшивание кусочков узорной кожи — в деревнях Заказанья.

Подобное разделение вскоре охватило производственные предприятия в более глобальном масштабе — фирмы, занимающиеся продажей обуви, заготавливали все необходимое сырье, а затем отсылали изделия к разным производителям. Например, в Казани работали заготовщики, в том время как основная часть пошивочных работ производилась в деревнях Заказанья. 

По статистике, в конце XIX в. в Казани работало до 2 тысяч мастеров, до 10 тысяч — в окрестных аулах. Производство узорной обуви достигало до трех миллионов пар в год. Заказы выполнялись как на внутренний, так и внешний рынок. Изделия отправлялись на крупные ярмарки в Западную Европу, города Поволжья, Урала и Сибири и особенно в Среднюю Азию, отчего этот вид обуви и получил название «азиатской». К 1910 г. число торгующих лавок в Казани достигло 43, куда поставлялся ичижный товар от 34 фирм-производителей.

Наиболее крупным производителем и торговцем узорной обуви был казанский купец 2-й гильдии Мухаммадзян Галеев. В 1869 г. он основал фирму по производству и продаже национальной обуви. Изделия его фабрики, выпускавшей обувь и головные уборы (около 100 моделей), продавались в Казани, Уфе, Москве, в Оренбургской губернии, в Англии и Франции и многих городах Средней Азии, а также выставлялись на ярмарках. Товары были удостоены множества российских и иностранных наград, в числе которых: серебряная медаль на Всемирной Парижской выставке в 1889 г. и международной выставке в Чикаго в 1893 г., а также на Всероссийской Нижегородской выставке-ярмарке 1898 г.

Изделия татарских ремесленников пользовались большим спросом у многонационального населения регионов. Узорная обувь стала частью не только татарского национального костюма, но еще и башкирского, казахского и узбекского.

С конца XIX в. отрасль узорной обуви начала угасать. Трудно выполнимая, ручная работа по созданию кожаной мозаики осталась далеко позади в сравнении с темпами производства набирающих обороты фабриками, производящими огромное количество дешевых товаров. Это привело к отрыву от традиций народного творчества и обезличиванию изделий, а также падению их качества.

«Создание ичигов из кожаной мозаики — это кропотливая и очень сложная ручная работа. В 1970-е гг. технику мозаики, особенно процесс сшивки узорных кусочков кожи, пытались механизировать. Но это оказалось бесполезным, так как машинное исполнение сводило на нет эстетику тонкой ручной работы, при которой совмещались и сшивание, и декорирование узоров, а вместе с этим исчезала и специфика знаменитого шва», — отметила профессор.

После войны, в связи с тяжелой экономической ситуацией, изготовление ичигов еще сильнее потеряло своей актуальности. Артели в Арске и близлежащих деревнях были объединены в Арскую фабрику национальной обуви, где в основном производили тапочки, а ичигам был оставлен всего один небольшой цех.

Что с ней сейчас?

Стоит отметить, что спрос на уникальные изделия, выполненные в стиле кожаной мозаики, не потеряли популярности и по сей день. Обувь и различные аксессуары современных мастеров имеют большой спрос не только у туристов, но и у жителей республики, особенно тех, кто стремится к национальной идентичности.

К тому же, они экологичны, так как сделаны исключительно из природных материалов, а само изделие будет служить отличным подарком во многом благодаря оригинальности и яркому узору.

«Изделия из кожаной мозаики — хороший подарок и украшающий, как костюм, так и интерьер, предмет. Когда есть спрос, то и производство развивается, пусть не в массовом фабричном масштабе, но в форме творческих мастерских, артелей или работы на дому. Например, в тех же производствах, существующих сегодня в Дубьязе, Арске, мастерских в Казани», — рассказала Гузелья Фуадовна.

Кроме того, сегодня это искусство развивается молодыми мастерами — выпускниками Казанского художественного училища имени Фешина, лучшие работы которых также заняли свое место на выставке.


КВ
Лента новостей