Дача на острове: как это было в 1986 году
news_header_top_970_100

Дача на острове: как это было в 1986 году

Слыша жалобы на жаркое лето, я всегда говорю: «Лето должно быть жарким!» У нас только три месяца, когда можно надевать минимум одежды, когда есть возможность искупаться и поплавать в наших водоемах - в озерах, реках, а самое главное - в Волге.

Вокруг Казани немало больших и малых островов - посередине волжского русла или поближе к берегу. Там и охота была хорошая - гнездились утки, и рыбалка имелась неплохая. Приезжавшие туда на лодках рыбаки, если клев был хорош, старались задержаться, чтобы поймать удачу, но для этого нужно было где-то переночевать. Так что первым домиком, который кто-то догадался здесь построить, привезя на своей лодке стройматериалы, был рыбацкий сарай. В нем можно было оставить снасти, сапоги и прикорнуть перед утренней зорькой. 

Глядя друг на друга, ставили рядом свои первые домики друзья, соседи, коллеги. В начале 60-х годов прошлого века с острова, что находился напротив спортлагеря КХТИ, отплывали в речные путешествия на баркасах студенты, замахнувшиеся пройти на веслах и под парусом до Сталинграда, ставшего вскоре Волгоградом. 

Когда я попала на остров, купив там дачу в 1986 году, то сразу заметила, как плотно он заселен. Остров называли Дружным. Между участками разбили небольшие проходы. Дома были разной величины и, как на официальном дачном участке в садовом кооперативе, лимитированы в размерах. Имелись даже бани, строить которые не разрешалось. Это было самостийное поселение со своим микромиром и своим самоуправлением.

Почему получилось у крепких мужчин, закаленных волжскими ветрами, создать такую свою особую зону? Просто острова считались зоной затопления - вроде были, а вроде и нет. Понятно, что они относились к какому-то району, и уже в середине 80-х шли разговоры, чтобы их узаконить: государству бы шел налог с дачников. Но для этого нужно было провести туда электричество. Однако делать это обитатели лимитированных домиков не собирались, боясь, что наличие электричества увеличит вероятность пожара, а молодежь привезет магнитофоны. И тогда - прощай, тишина! А тишина там была поразительная! Мы не сразу привыкли к ней, но, накрутившись за день, засыпали, чтобы проснуться под пение птиц. Подруги же, приезжавшие погостить, спать в такой тишине не могли. 

Как я решилась на покупку дачи? К 1986 году моя семья состояла из 65-летней мамы и 9-летнего часто болеющего сына. Каждый год в Крым не наездишься, к тому же это только на месяц. Ребенка нужно закалять, и желательно в своем климате.

Предприятие периодически выделяло садовые участки, но начинать стройку двум женщинам было не под силу. Да и требования в садовых товариществах по отношению к земле жесткие. Разведешь одуванчики - будут корить за то, что землю используешь не по назначению.

Дачка на острове Дружном принадлежала бывшему военному, который строил ее для жены-москвички, преобразив рыбацкий домик в комфортное помещение. Нам понравилось все: внутри чисто и опрятно, а мамины занавески придали уют.

Участок небольшой - всего полторы сотки вместе с домом, но росли две яблони, немного смородины и малины, имелось место под помидоры и огурцы. Вкопанная в землю большая бочка заменяла холодильник - света ведь не было. Небольшой сарайчик с разной всячиной. На окнах были сколоченные рамы - щиты, обтянутые тканью из-под туристической палатки, на зиму ими закрывали окна. Их было три, и весной мне приходилось справляться с ними с помощью топора и гвоздодера, а потом снова заколачивать на зиму. Но за 12 лет эти манипуляции по закрытию и открытию дачи постепенно перешли в руки сына. А самое главное - Волга в двух шагах от нашей калитки. В хорошую погоду мы купались и плавали от души. А если сосед давал лодку, то еще и катались вдоль берега. Любовались великолепными закатами, которые начинались во время ужина.

Попасть на остров можно было только на лодке, протока довольно широкая. На берегу желтел пляж спортивной базы. Загрузившись в Казани в автобус с сумкой на колесах весом 30 кг и собакой, мы доезжали до остановки «Зеленый Бор».

Дальше около часа шли лесом мимо баз. Шли не торопясь, нагибаясь за ягодами, потом проходили мимо магазина, что означало приближение к берегу. В магазине докупали кефир, молоко, и вот уже песок и лодки у берега, поджидающие пассажиров.

Лодками часто управляли мальчишки-подростки или даже ровесники сына. За перевоз мы платили 20 копеек с человека. Народу же переплавлялось за лето столько, что ребята зарабатывали за три месяца на велосипеды. 

Нам помогают погрузиться, и через 10 минут мы уже в другом мире, где тишина, пение птиц, свежий воздух и свежий ветер. Лодка останавливается у пирса - вот дощатый причал на вкопанных возле берега сваях из труб.

Причал строили островитяне. Как выяснилось, в садовом обществе имелись и председатель, и помощник, и казначей. Если надо было сделать причал или выкопать колодцы для питьевой воды, все обсуждалось на собрании: подсчет расходов, сбор средств, организация работ. Мы же платили раз в год не очень большую сумму «за охрану», и это было зафиксировано в квитанции.

Участки были отделены друг от друга сеткой-рабицей - все прозрачно. Пока идешь к своему участку по лабиринту дорожек, смотришь на другую жизнь за оградой: у кого-то шикарная малина, у кого-то огромная территория, у кого-то дом двухэтажный - еще редкость по тем временам, у кого-то ветряк на крыше. Зачем? Оказывается, так хозяин-мастер на все руки получает электричество, смотрит у себя под крышей телевизор и холодильник имеет. Вообще, народ на острове жил рукастый.

Многому научилась на даче и я - насаживать на баллоны с газом редуктор, выращивать помидоры и огурцы. Для этого пару раз привозила из Казани целый мешок конского навоза. Где я его добывала? А на ипподроме, что был недалеко от нас.

Приносила на ипподром талоны, которые раньше давали на водку (времена уже пошли горбачевские), и меняла их на навоз.

Однажды нас щедро одарила антоновка. Мы собрали полную сумку великолепных душистых яблок. Постоянно была волжская рыба - соседи-то все рыбаки. Сын научился рыбачить, разводить самовар - управляться с топором и переводить деревяшки в щепу. Частенько брали с собой на дачу его друга. С двумя мальчишками мне было легче, между ними появлялся состязательный дух. В итоге и вода с колонки приносилась скорее, и полив огородика шел быстрее. Мальчишки любили исследовать остров и уходили на прогулки далеко, ощущая себя робинзонами. Вода, если была высокая, не оставляла кромки берега вокруг острова. Лишь однажды он вдруг неожиданно стал широким, таким, что на берегу можно было играть в футбол.

Дачники помнили, что в 1979 году было большое наводнение, когда по Волге плыли домики, унесенные водой с островов. Однажды и нас застигла большая вода. Мы долго не могли начать сезон, пока вода не ушла, оставив след на доме, но в него, к счастью, не попала. Уплатив за свой дом осенью, мы не узнали до следующего года, что от пожара тогда сгорели два соседних дома. Нас Бог пожалел. Потом мы были свидетелями, как отстраивался один из погорельцев. На лодке он возил с противоположного высокого берега камни, чтобы сделать подобие скалы. Адский труд! Постепенно на скале появился дом-красавец - прямо как маяк. В 4 часа вечера на лов выстраивались лодки. Это был ежедневный ритуал.

Прошли годы... Сын стал студентом, летом всегда подрабатывал. Маме было уже далеко за 70, все труднее становилось ей садиться в лодку. Все реже стали мы ездить на дачу, дороже стал проезд в автобусе до Зеленого Бора. Все чаще приходила мысль, что с дачей надо «завязывать», тем более нашелся покупатель. На вырученные деньги сын приобрел компьютер. И мы привыкли жить без дачи. Но нынешним жарким летом очень пожалели, что ее нет. Из дома лучше не выходить - все раскалено: асфальт, каменные дома... Вентилятор спасает ненадолго. Нет, я не жалуюсь, считаю, что лето должно быть жарким. Просто его нужно пережить у воды, на Волге. Значит, снова пора подумать о даче?

news_right_column_240_400
news_bot_970_100