Экстрим на станции Атлашкино: ходьба по шпалам и прыжки с платформы
news_header_top_970_100

Экстрим на станции Атлашкино: ходьба по шпалам и прыжки с платформы

Тот тревожный звонок, который срочно позвал нашего корреспондента в дорогу,  раздался в редакции от жителей деревни Красный Яр и садоводов, имеющих участки вблизи станции Атлашкино, что в Зеленодольском районе Татарстана.

Суть вопроса


- Помогите решить вопрос транспортной безопасности на нашей станции! Переход через пути ежедневно представляет большую угрозу для жизней тысячи людей! - сообщили  атлашкинцы. И пояснили: деревня Красный Яр с населением в пятьсот жителей делится тремя железнодорожными путями на две части. Со стороны островной платформы  живет большинство жителей, находятся два продовольственных магазина, школа, детсад, медпункт. Но спуска и подъема на платформу нет. Весной и летом число пользующихся электричками до Атлашкино вырастает в два-три раза. Вблизи станции расположены четыре садовых общества - а это около 2 тысяч участков. Вопрос безопасности на дороге местные жители и дачники поднимали не раз. Но хотя в апреле-мае была проведена реконструкция платформ,  проблема так и решилась.

Проблема №1


Наш корреспондент выехала в Атлашкино. Выйдя на станции, обращаю внимание на то, что для удобства пассажиров здесь сделано многое: установлены скамейки с укрытиями, красуются навесы и над выходами из подземного перехода. Все красиво и современно, в дизайне станции доминируют цвета  татарстанского триколора. Меня встречают жители деревни. Приехавшие дачники рассыпаются с электрички кто куда. Иду за ними в односторонний подземный переход. Он, поясняют мои провожатые, ведет только на одну сторону деревни, хотя по проекту должен быть сквозным и проходить под тремя железнодорожными путями. В реальности проходит под одним. То есть сквозным никогда не был. - Вот уже 30 лет как станция имеет три железнодорожных пути. И почти столько лет мы просим доделать 12  - 15 метров сквозного перехода: пишем и руководству железной дороги, и главе Зеленодольского района - а воз и ныне там! - показывает мне папку с документами житель деревни Халиулла Гумаров. - Недавно мы обратились к уполномоченному по правам человека в РТ Сарие Сабурской, она написала в управление Горьковской железной дороги. 2 июля получили ответ: «Согласно нормативному документу «Железные дороги колеи 1520 мм» строительство тоннелей предусматривается на железнодорожных путях с интенсивным движением поездов (50 и более пар в сутки), а также на линиях, где предусматривается движение поездов со скоростями более 120 км в час при пассажиропотоке через переход более 75000 человек в год. Существующие параметры движения поездов и пассажиропотока на остановочном пункте Атлашкино не отвечают условиям, необходимым для строительства сквозного пешеходного тоннеля... Включение в инвестиционную программу ОАО «РЖД» проекта строительства подземного перехода не представляется возможным». Казалось бы, инцидент исчерпан. Не положено Атлашкино иметь сквозной переход. Но в то же время в другом ответе, от 16 апреля этого года,  замначальника дороги по региону Александр Черемнов уверяет жителей, что вопрос строительства сквозного пешеходного перехода будет рассмотрен в рамках организации скоростного движения железнодорожного транспорта. Правда, только ко времени  проведения в Казани чемпионата по футболу в 2018 году. - Но ведь скоростное движение будет организовано по новой ветке Москва – Нижний Новгород – Казань и через станцию Атлашкино не пройдет! - вступает в разговор еще один житель деревни, представившийся Валерием. - Насчет пассажиропотока я подсчитал: даже если железной дорогой пользуется половина жителей деревни, то уже получается около 180000 человек в год (500 х 365). Весной и летом прибавляется армия  дачников. А поездов я как-то за день насчитал 70 пар! По информации  Казанского линейного УВД на транспорте нам удалось узнать, что в период с 2004 по 2009 годы на станции зафиксировано 9 смертельных случаев и 7, не повлекших за собой смерть. А сколько их было за тридцать лет?! Неужели этого недостаточно?

Проблема №2


Вторая проблема, о которой атлашкинцы тоже многие годы сообщают в различные инстанции и которая также не была решена в ходе реконструкции, - устройство спусков и лестничных маршей для подъема и спуска пассажиров с восточного торца островной платформы. До реконструкции спуск с западного торца островной платформы был, теперь на его месте поставили загородку.- Кроме того, нам очень нужен оборудованный спуск с пандусом с северного крутого склона, ведущий к деревне, - говорят ее жители. - Самое обидное, что на другую часть села, где живет треть его жителей, сделали три спуска – с пандусами, широкими лестничными маршами. А  у нас, где живут две трети жителей, - лишь один, по подземному переходу, причем не оборудованному пандусами и поручнями. Выходит он к садовым товариществам. Но ведь жители деревни тоже переходят через пути. Наши дети ходят в школу, селяне и дачники – в магазины и аптеку. А школьники как спускаются – каждый день жизнью рискуют! Мне показывают бетонную лесенку, которую местные жители соорудили в прошлом году самостоятельно. То, что по ней в  гололед подниматься опасно, видно невооруженным взглядом.  Кроме того, узнали красноярцы, в рамках программы «Развитие железнодорожной инфраструктуры для обеспечения транспортного обслуживания XXVII Всемирной летней Универсиады 2013 года» проектом предусмотрено устройство двух пешеходных переходов в одном уровне с железнодорожными путями с обеих сторон пассажирских платформ. А есть только с одной стороны!Парадокс, скажет читатель. Но у красноярцев своя версия такой «обделенности». Как-то они спросили одного строителя, почему не делают лестничный марш с их стороны? Тот ответил: «В первую очередь делают те работы, которые видны для проезжающего мимо руководства. А ваши лестничные марши и сквозной подземный переход они не увидят. Поэтому и денег на них не выделяют». Значит, у нас по-прежнему все делают для галочки, а не удобства пассажиров?

Проблема №3


На третьем пути иногда останавливаются товарные поезда. В то время как основная масса жителей и садоводов идут по обустроенному подземному пешеходному переходу,  некоторые рискуют и лезут под вагоны.- А ведь можно установить предупреждающие знаки, чтобы товарные поезда останавливались вне нашей остановочной платформы. Тогда и не будет экстремального ползания под вагонами, - предлагают свое решение проблемы красноярцы.


Испытано на себе


Походив по деревне – места тут чудесные, не зря садоводы их облюбовали! - спешу на проходящую электричку и сразу сталкиваюсь с теми самыми проблемами, о которых мне рассказали жители. И понимаю: смекалки нашему народу не занимать! Отсутствие лестничных маршей и пешеходного перехода через пути садоводы решают так: взбираются по насыпи - какой смысл спускаться в переход, ведь там нет пандуса, поднимают тележку и смело перешагивают через рельсы. Правда, надо заранее рассчитать вес ноши, иначе без посторонней помощи не обойтись! Молодые мамочки, собравшись с последними силами, переносят коляски со своими чадами. А как иначе? Щебень не способствует передвижению транспортного средства. А вот и желающие спрыгнуть с платформы. Преодолев, как полагается, подземный переход, они с удивлением обнаруживают, что спуска с платформы нет! А ведь до реконструкции он был. Кто-то начинает возмущаться. Другие вздыхают: «Значит, так и будем прыгать через пути»...Наконец подошла электричка. Все благополучно зашли в вагон, и поезд двинулся в путь. Время от времени из радиорубки звучало: «Уважаемые пассажиры! Помните, железная дорога – зона повышенной опасности. Не прыгайте с железнодорожных платформ... Не переходите пути перед движущимся поездом...»Комментарий
За комментариями мы обратились в пресс-службу филиала ОАО «РЖД» Горьковская железная дорога. Нам сообщили, что строительство сквозного подземного перехода на станции Атлашкино планируется в следующем году. А вопрос строительства лестничных маршей и оборудованных спусков, пешеходных переходов через железнодорожные пути находится в ведении Юдинской дистанции пути. Но ответа на официальный запрос, посланный пресс-секретарем казанского региона ГЖД Еленой Моисеевой в эту организацию, так и не последовало. Что ж, терпеливые атлашкинцы привыкли ждать...