Фотография из прошлого
news_header_top_970_100

Фотография из прошлого

Лариса тихо вздохнула и поднялась со скамеечки у ограды. Она пришла на могилку матери, пока погода позволяла. Сорвала высохшие стебли цветов, смахнула с гранитной плиты опавшие листья. Делала она это спокойно, размеренно. С тех пор как мама после затянувшейся на три года болезни умерла, прошло уже много времени. Рана на сердце уже не саднила, как в первые месяцы после потери.

Собрав в пакет мусор, Лариса понесла его к контейнерной площадке. Возвращаясь, заметила неподалеку свежий могильный холм с временным некрашеным деревянным крестом. Не сдержав любопытства, подошла ближе, чтобы взглянуть на фотографию недавно усопшего и почувствовала, как у нее замерло сердце, а ноги стали ватными. На нее с черно-белого фото смотрели зеленые глаза ее одноклассника Вити Громова. Лариса даже помнила, когда был сделан этот снимок, - в июне 1983 года, сразу после выпускного бала. Только кто-то отрезал ее и увеличил изображение Вити до портретного размера. «Мама, наверное», - подумала Лариса и, прищурив глаза, вгляделась в дату смерти: 13 сентября 2014 года.То, что Витя Громов относится к ней не так, как к другим девчонкам в классе, Лариса поняла не сразу. Год был уже выпускной, она, как и полагается прилежной ученице, старательно готовилась к экзаменам. Выбор вуза перед ней не стоял - только в Ленинград и непременно в архитектурный.В те времена школьников начиная с 5-го класса вывозили на сельхозработы. Даже десятиклассникам не делали поблажек. В сентябре целую неделю Ларисин класс ездил чистить и грузить кормовую свеклу. Тогда это казалось такой морокой - тягостно было работать под дождем и при ветре. А сейчас с ностальгией вспоминается, как одним кружком собирались мальчишки и девчонки на обед, выкладывали все на общий стол. Коронным блюдом (и самым любимым) была отварная картошка с кабачковой икрой. Работали так себе, больше баловались. Мальчишки гоголем ходили вокруг девчонок, а те, напуская на себя суровый вид («Макаров, оставь в покое мой капюшон!»), все же невестились и шептались друг с дружкой. В отличие от других мальчишек Витя не дергал Ларису за капюшон куртки и не пытался утащить ее сумку. Он как-то незаметно, но надежно занял место рядом с ней. Не давал поднимать тяжести, молча и твердо забирая у нее ведро со свеклой. Во время обеда подстилал ей свою куртку, а когда приезжали в город, провожал до дома.Очень быстро Витя занял все пространство вокруг Ларисы. На уроках в школе, после занятий, в выходные - они всегда были вместе. В классе их беззлобно прозвали неразлучниками. Осень, зима пролетели незаметно, еще быстрее промелькнула весна. Готовясь к экзаменам на лавочках в парке Горького, они часто мечтали о будущем. О том, как он вернется домой после армии, поедет к ней в Ленинград, будет работать на заводе, потом они поженятся. Может, комнату в общежитии дадут. Она выучится на архитектора, будет создавать новые дома, города.На выпускном балу Витя и Лариса сбежали после торжественной части. Не сговариваясь, пошли на Федосеевскую дамбу, на крутой берег, густо заросший тальником. Там, под прикрытием зеленого шатра, парень с девушкой впервые познали взрослую любовь. А потом встречали рассвет над Казанкой и целовались до головокружения. Уже наступило утро рабочего дня, когда Витя предложил ошалевшей от счастья Ларисе пойти в фотосалон и сделать снимок на память. Слабые возражения девушки, что она не готова, не накрашена и прическу бы надо сделать, парня не остановили. «Ты красивей всех на свете, и я люблю тебя!» - шептал он ей...Фотограф, устанавливая свет и вглядываясь в объектив, немного отстранился от аппарата, чтобы взглянуть на сидевшую перед ним пару. «Боже, когда-то и я был так влюблен!» - с ностальгией подумал мастер.Лето после школы было суматошным. Поступление в ленинградский институт, переживания, новые впечатления, а потом расставание с Витей на перроне Казанского вокзала. Он уже ждал повестки в армию. Они почти ничего не говорили друг другу, только стояли прижавшись. Витю призвали в ноябре. Вначале Лариса каждый день писала парню в армию, но студенческая жизнь закрутила, завертела ее, и она все реже и реже отвечала на солдатские письма. Витя приехал к ней спустя два года. Она бегом взлетала по ступенькам ко входу в институт, когда у парадной двери заметила фигуру в солдатской шинели. Лариса не сразу признала в ней Виктора, а когда узнала, испугалась. Она самой себе не могла объяснить, куда делись те чувства, которые переполняли ее тем незабвенным летом. От страха наговорила парню дерзости и зашла в институт. С тех пор Лариса ничего не слышала о Викторе. После получения диплома девушка осталась в Северной столице, вышла замуж. В перестроечные годы уехала с супругом в Финляндию. В Казань вернулась в начале 2000-х к больной маме, да так и осталась. Бог детей не дал, а муж не захотел ради нее покидать налаженный западный быт. Да и Лариса поняла, что не скучает по семейной жизни.И вот эта встреча с далекой юностью. Лариса смотрела на фотографию Вити, беззвучно плакала и просила у него прощения.Выйдя с кладбища, она направилась к дому Виктора. Оказалось, что мама его была в здравии и жила в той же самой квартире, что и раньше. Лариса представилась бывшей одноклассницей сына, но скрыла, какие отношения были у нее с Витей. Мама рассказала, что он умер от инфаркта. Работа у него была нервная - начальник цеха на заводе. - Ох, осиротела я, а вместе со мной жена его, сын и внучка, - вытирая слезы краем платка, тихонько причитала пожилая женщина. - А как он уж любил ее, внученьку свою! Как только время свободное выпадало, сразу к ней, к Ларочке, Ларисочке...Уходила из гостей Лариса со смешанными чувствами: раскаяние, жалость, нежность и досада терзали ее. Прожила она почти пять десятков лет и не знала, что был на земле человек, любивший ее по-настоящему, а она добровольно отвернулась от своего счастья, не поняла, не оценила...