Казанский хирург перенес 18 операций на глаза, чтобы оперировать других

Первым награду «Легенда здравоохранения Татарстана», которую Минздрав РТ учредил в 2008 году, получил из рук Президента Минтимера Шаймиева доктор медицинских наук Аврам Овсеевич Лихтенштейн.

На золотом поле диплома - надпись «Лучшему врачу года за честь, достоинство, самоотверженное служение медицине». Почему же этот известный казанский доктор - легенда?

Черно-белые полосы

Хирургом он мечтал стать с 6-го класса. Первая в его жизни черная полоса наступила, когда в 1936 году арестовали отца. Этот факт сын был обязан указывать в анкете. Поэтому ему отказали в приеме в мединститут, несмотря на аттестат с отличием. Хорошо, что в Киеве, где тогда жил юноша, было два медицинских вуза. Он добился права сдавать экзамены на общих основаниях во второй и успел пройти первый курс лечфака, когда черная полоса настала уже для всей страны. Война! Из-за плохого зрения на фронт студента-медика не взяли. Зато отца, вернувшегося из магаданских лагерей, призвали сразу, и он пропал без вести. В списках убитых, раненых и пропавших без вести солдат не значится. Значит, до полной его реабилитации сын обязан указывать, что отец привлекался как враг народа.

В далеком от Киева Зеленодольске, куда Аврам приедет с эвакуированным судостроительным заводом, где мама работала экономистом, его определят в сменные мастера. Он будет получать по рабочей карточке 800 г хлеба. Потом будут окопы... Потом парень наберется смелости и отпросится у директора завода продолжать учебу в мединституте Казани. Не сразу и не без препятствий в студенты Лихтенштейна зачислили. По его инициативе в мединституте началось возрождение научного студенческого общества. На первой научно-практической конференции московский академик Терновский одобрил инициативу казанских студентов. Но почивать на лаврах было некогда. Шла война. Кроме учебы, Аврам работал на две ставки: исполнял обязанности ассистента кафедры оперативной хирургии и дежурил по ночам в клинике им. Вишневского. В 1946 году на первом послевоенном Всероссийском конкурсе студенческих работ его работа получает первое место. Потом была аспирантура, подготовка к защите кандидатской диссертации, перспектива должности доцента. Но быстрый взлет молодого врача кому-то не понравился. Его обвинили в сокрытии факта репрессирования отца и исключили из комсомола.

Сельская практика

Серьезный удар по карьере. А у Аврама уже семья... Он идет в минздрав с просьбой отправить его с семьей на работу в деревню. Для четы молодых врачей нашлась неплохая больница в селе Костенеево Мортовского района Татарии. Большой дом в четыре комнаты. Работа жене-терапевту. И даже корова, которую супруги купили, расположив к себе представителей местных властей. «Значит, не уедут», - решили в райкоме.

Местные жители потянулись в больницу. Вот где начал оттачивать молодой хирург свое ремесло, помня выражение немецкого врача Лексера о том, что «хирургия - это ремесло, наука, искусство». Один на всю округу хирург получил огромную практику. А как главврач ведал в больнице вопросами снабжения и отопления. В 1953 году защитил кандидатскую диссертацию. Но несмотря на то что в 1955 году отца посмертно полностью реабилитировали, шлейф исключенного из комсомола сына врага народа тянулся за ним еще до 1965 года.

В 1954 году он с семьей возвращается в Казань и работает в отделении неотложной хирургии 5-й горбольницы врачом-дежурантом. Административная и преподавательская работа по-прежнему заказаны, квартиры нет. Спустя полгода по предложению министра здравоохранения он со своими «декабристками», так шутя Аврам называет жену и дочь, едет в поселок Уруссу. В поселковой больнице заведует хирургическим отделением и очень много оперирует. Он всегда был первопроходцем. Еще в костенеевской больнице Лихтенштейн впервые в Татарии провел пересадку мочеточника в прямую кишку. А в Уруссу кроме многочисленных общепринятых операций на органах брюшной полости впервые в республике производит эксклюзивные пластические операции на лице, создание предгрудинного пищевода из толстой кишки и, наконец, систематические операции на легких.

Мастерство

Ремесло постепенно перерастает в науку и искусство. В Уруссу он написал свою первую монографию по легочной хирургии. А в 1957 году сделал доклад на съезде хирургов Татарии. К легочной хирургии его, кроме пылкого желания, подтолкнула месячная стажировка в Москве в Институте хирургии им. Вишневского, где он, как написали в справке, имел возможность наблюдать операции на легких.

Рядом с Уруссу, уже в Башкирии, находится город нефтяников Октябрьский. В противотуберкулезном диспансере там требуется торакальный хирург - редкий по тем временам специалист. Его приглашают в диспансер. С этого времени Аврам Овсеевич работает уже не просто в двух больницах, а в двух республиках.

В 1958 году его избирают по конкурсу на должность главного хирурга врачебно-санитарной службы Казанской железной дороги. Это дает право на двухкомнатную хрущевку в Казани, сравнительно высокий оклад в 3 тыс. дореформенных рублей и телефон прямой связи с железной дорогой. Ночь или день - телефонный звонок выдергивает хирурга на станцию со всегда готовым чемоданчиком. У него есть право сесть в купе мягкого вагона любого проходящего поезда. И мчаться к больному то в Муром, то в Сергач.

Кстати, в Муроме он провел уникальную операцию. Впервые сделал резекцию поджелудочной железы - и больной выжил! Доктор активно оперирует в 4 крупных больницах станций Казанской железной дороги. Потом переходит во вновь открывшуюся железнодорожную больницу, где для него специально создают отделение грудной хирургии, становится заведующим со втрое меньшей зарплатой. Но зато по основному профилю.

- Это был расцвет моей врачебной деятельности, - вспоминает Аврам Овсеевич.

Хирург никогда не уходил домой, если в больнице оставался прооперированный им больной. Первые два года две ночи после операции был рядом с больным - это правило установил для себя сам.

«Я отвечаю за все»

Кроме легких, он оперирует сердце. 150 операций по поводу митрального стеноза провел с результатом выживаемости в 97%. Доклад об этом он читал уже на Всесоюзном съезде терапевтов. Параллельно Аврам Овсеевич - консультант в КНИИТО, где оперирует больных с повреждениями грудной клетки и брюшной полости. 100 научных работ, сотни спасенных жизней. Естественно, его докторская была на материале отделения грудной хирургии. Для ее написания он даже не брал положенный двухгодичный отпуск. «Вся наука вылилась из практики», - говорит хирург. После защиты докторской он проходит по конкурсу в КНИИТО, где создает первое в республике отделение реанимации и анестезиологии. А через два года становится там руководителем клинического отдела.

В 60 лет он вышел на пенсию и перешел на работу в туберкулезный диспансер, совмещая с консультациями в КНИИТО. Среди его учеников 6 кандидатов, один доктор наук, 12 торакальных хирургов высшей категории. Отделения грудной хирургии РКБ и РПТД сейчас укомплектованы учениками Лихтенштейна. Он оперировал до 75 лет. Больше не позволило слабое с юности зрение. Чтобы оставаться в строю, он оперировал свои глаза 18 раз (!).

Не стоит прогибаться

Он мог не хуже Шерлока Холмса отыскивать, кому «ушли» 8 кило риса, выделенные сельской больнице - и возвращал крупу больным. Доставал гужевой транспорт, чтоб привезти для больницы дрова. Но просить для себя Аврам Овсеевич так и не научился, потому что ставил во главу угла служение больному. Лучшей наградой за свой труд он считал, когда бывший больной узнавал хирурга на улице.

Рассказчик он великолепный! Его память хранит не только строки любимых стихов, но и имена всех тех, с кем довелось встретиться на жизненном пути. Помнит слезы своего учителя Ивана Федоровича Харитонова над умершим ребенком. Помнит красивую женщину-врача - Зою Мухамматовну Кутуеву, мать поэта Рустема Кутуя, с которой он вместе боролся против чахотки.

Под давлением своего пишущего друга и ученика, тоже хирурга, профессора Агафонова, он все-таки написал книгу воспоминаний «По сусекам памяти». Друзья подготовили ее к печати. Но пока не найдется спонсор, она в единственном экземпляре будет стоять у доктора на полке среди множества других книг в одинаковом, темного коленкора переплете. Профессионально освоенное им переплетное дело стало отдушиной от напряженных хирургических будней. И возможностью погружаться в любимый мир поэзии и высокой прозы.

Его рецепт здоровья

Напоследок спрашиваю рецепт здоровья доктора Лихтенштейна, который для своего возраста удивительно строен и прям.

- Во-первых, ежедневная зарядка! Не злоупотреблять лекарствами, БАДами и не переедать. Алкоголь изредка и без перебора. А если перебрали и утром нужно лечиться, то лучшее лекарство - горячие щи, борщ или гороховый суп.

КВ
Лента новостей