Из роддома вышли трое...
news_header_top_970_100

Из роддома вышли трое...

Из роддома вышли трое...

Сонная медсестра в приемном покое села заполнять формуляр, едва взглянув на Марину.

- Имя, фамилия, адрес?..

Марина послушно отвечала, ойкая при новых приступах боли.

- Возраст?

- 17.

- Сколько?! - медсестра проснулась моментально. - А муж-то у тебя есть?

- Есть, - ответила Марина и покраснела. Ведь с Маратом они не расписаны да и не живут еще вместе. Но вспомнив о том, как он нес ее на руках до роддома несколько кварталов, улыбнулась.

Приступы боли становились все чаще и беспощаднее.

«Ничего, скоро рожу, надо потерпеть», - успокаивала себя будущая мама.

В смотровую пришла толстая тетка-врач.

- Эх, рано ты, девка, взрослой жизни захотела.

Марина посмотрела на ее мясистые, похожие на сосиски пальцы, и заплакала. «Рано» - сколько раз она уже слышала подобные упреки за последнее время. Учителя в школе даже собирали по этому поводу собрание. Через своих осведомителей быстро выяснили, что живот ей сделал Абдуллин - победитель всевозможных олимпиад, спортсмен - в общем, гордость школы. Скандал был грандиозный. Но Марат заявил всем: «О своем будущем подумаю сам». И продолжал ходить с Мариной за ручку даже под язвительные насмешки.

Родительский совет и вовсе оказался истеричным. Маринкина мама плакала: «Опозорила дочка». Родители Марата впали в панику: «Почему не сказали раньше, когда можно было еще что-то сделать? А теперь ни один врач не возьмется! Испортила парню жизнь!»

Портить жизнь любимому Марина не собиралась, просто так получилось. А любила она его с того самого дня, как в пятом классе их учительница по математике однажды вошла в класс с красивым мальчиком.

- Познакомьтесь, - сказала она классу, - Марат, будет учиться с вами.

Все девчонки к нему неровно дышали, старались всячески привлечь его внимание: кокетничали, роняли перед ним книги, падали сами и т.д. Марат как настоящий джентльмен говорил комплименты, поднимал, помогал. Но Марина боялась даже неосторожным взглядом выдать свои чувства, потому что с детства уяснила мамины слова: девушка должна быть скромной и неприступной.

И так бы, может, и продолжалось, но в десятом классе осенью решили они сходить всем классом в поход. Выехали на какой-то дальний от Казани километр. Разбили на поляне палатку. Мальчишки занялись костром. Девчонки пошли по дрова. Не отставала и Марина. Так увлеклась, что не заметила, как заблудилась.

Ребята искали ее: кто группой, кто в одиночку. И надо же было такому случиться, что к ней, ревущей от безысходности и страха, из кустов вышел Марат. Марина обрадовалась ему как чуду. Бросилась на шею. Стала обнимать и целовать. И все произошло само собой. После Марат сказал, что любит ее давно, но не смел в этом признаться. Они стали встречаться. Он приходил к ней домой - делать вместе уроки. Оставался каждый раз, когда мама ее уходила в ночную смену...

- Тужься, тужься! - говорили ей собравшиеся люди в белых халатах. Но ничего не получалось - младенец не появлялся. Около молодой роженицы собрался целый консилиум. Через заглушенное болью сознание доходили слова: «неокрепший организм», «неправильное положение плода», «готовить к операции».

Марина так испугалась, что ей сейчас будут резать живот, собрала все оставшиеся силы и... потеряла сознание.

Очнувшись, увидела, что лежит одна в солнечной комнате. Вошла докторша с пальцами, похожими на сосиски. Лучше бы Марине оглохнуть в тот момент, чтобы не слышать этих страшных слов: «Ребенок никогда не будет ходить и вообще не сможет жить без посторонней помощи».

- Можешь отказаться, ведь ты такая молодая - сама еще дитя. Тебе и со здоровым ребенком было бы трудно, а что будешь делать с инвалидом?

- Хорошо, - выдавила из себя Марина. - А можно мне его увидеть?

На следующий день принесли маленький живой сверток. Марина взяла его в руки. Глазки открылись и внимательно посмотрели на нее. Носик-пуговка сморщился, и малыш чихнул. Потом заплакал так горько, словно оплакивал свою сиротскую долю.

- Маленький мой, прости! Я всегда буду с тобой, - разревелась юная мама.

Марат приходил каждый день. Приносил цветы и всякие вкусности. А какие писал ей записки: «Любимая, спасибо за сына! Поправляйся скорее...»

Марина читала их и плакала от счастья (она любима!) и горя (не захочет Марат жить с ней и уродом!). И твердо решила не быть любимому человеку обузой. Этот крест она понесет одна. Зачем приносить в жертву две жизни?! Но чем искреннее приказывала она себе выбросить из памяти лицо возлюбленного, тем больше сходства с ним находила в маленьком розовом личике Олежки.

Настал день выписки. Олежку завернули в кружева и атлас. Спустившись с ребенком в холл, увидела счастливого Марата с огромным букетом алых роз. Ноги вдруг стали ватными. Марина крепче схватилась за перила. Попробовала улыбнуться, но вместо улыбки вышла болезненная гримаса. В голове застучало: «Сейчас он тебя бросит».

- Что случилось? - спросил Марат. - У тебя зуб болит?

- Нет, у меня болит душа. Наш ребенок, понимаешь, он... инвалид, - выдохнула Марина и посмотрела Марату в глаза. Да, примерно такой она представляла его реакцию: отшатнулся назад, застыл в ужасе.

И шагнула к выходу, чтобы не слышать ожидаемых слов.

- Дай его мне! Я хочу его увидеть, - остановил он ее.

Взял на руки, несколько минут рассматривал личико:

- Ну и что, что он не такой, как все?! Он ведь наш! Представляешь, нас сейчас трое: я, ты и наш сын. А вместе мы сила!

В такси Марат вручил сюрприз, купленный на ночные заработки: золотую цепочку с кулоном в виде двух соединившихся сердец...

С Мариной я познакомилась на одном дне рождения. Симпатичная стройная женщина выделялась среди гостей своим прямо-таки брызжущим весельем. Она рано засобиралась домой.

- Марату завтра вставать в 6 утра - ответственный день на работе. Да и мне надо бы просмотреть перед сном отчеты, - объяснила имениннице.

Марина наконец устроилась на хорошую работу - бухгалтером в одну фирму. И это очень кстати: Олежке 14 - пора бы уж подумать и о его дальнейшем образовании. Он оказался смышленым - это отмечают все учителя, занимающиеся с ним. Так что нужен компьютер.

Как жили они все эти годы? Родители, смирившиеся было с выбором детей, разразились вновь взаимными упреками, узнав о неполноценности внука. Молодым было не до разборок. Все силы и время уходили у нее на ребенка и домашний уют, у него - на добывание денег. Он устроился на стройку, освоил не одну строительную специальность, заочно закончил КИСИ, дорос до начальника участка. Марина брала работу на дом: шила, вязала, клеила. Возила сына к логопеду, на процедуры, сама научилась делать массаж. И чудо случилось: Олежка хоть и прикован к креслу, но хорошо разговаривает, любит читать книги, рисовать. А мыть посуду стало его почетной обязанностью.

news_right_column_240_400
news_bot_970_100