КАКОВ СТЕАРИН НА ВКУС
news_header_top_970_100

КАКОВ СТЕАРИН НА ВКУС

КАКОВ СТЕАРИН НА ВКУС

Мне было 14 лет, когда началась Великая Отечественная война. В нашей юдинской школе №30, где я окончила семилетку, стали создавать госпиталь. Мы - подростки, таскали тяжелые парты на улицу и готовили палаты. А к сентябрю 1941 года на станцию уже начали прибывать раненые. Потом нас отправили убирать картошку в деревню Ключи, куда мы шли пешком 20 километров.

В нашей многодетной семье с одежонкой было плохо, с питанием - и того хуже. Выручало, что поблизости находилась деповская столовая, где сваливали в яму очистки от картошки. Они-то и спасали нашу семью от голода. Мы брали эти очистки, мыли добела и пропускали через мясорубку. А утром пекли из них лепешки на масле, похожем на солярку. Мы и сами их ели, и солдат проезжавших через Юдино эшелонов угощали.

В 1942 году мой брат-железнодорожник, который прибавил себе два года, чтобы устроиться на работу, ушел добровольцем на фронт. А пока его эшелон стоял на станции, мы с мамой брали хлеб по карточкам (300 граммов на человека) и бросали его брату и другим солдатам с моста. Брат погиб через год под Новороссийском, он был награжден посмертно орденом Красной Звезды, его имя сегодня выбито на юдинском мемориале: Агафонов Николай Сергеевич.

Я училась в химико-технологическом техникуме и работала на пороховом заводе. Нас - студентов, ставили в третью смену - с 23 до 7 утра. Помню, всю ночь мы жевали стеарин, потому что постоянно хотелось кушать. Зимой работали на заводе, а летом - в подсобном хозяйстве на острове Маркиз, жили в сарае, мерзли, осенью собирали урожай и перевозили его на лодках к станции Лагерная. Однажды нашу лодку зацепила баржа, и мы с девчонками чуть не утонули.

Надежда ДОЛГОВА.