Как дела?

Над Казанью уже сгущались сумерки, а я все еще бродила по широким проспектам родного города. Ноги по привычке привели меня к кремлю. К единственному месту в мире, где время для меня всегда останавливалось.

Я быстро набрала ответ: «Нормально» - и отправила. Через десять секунд телефон яростно завибрировал и потревожил уютную тишину слишком громкой мелодией. Можно, конечно, проигнорировать вызов или сбросить его, но зачем? Если он хочет что-то сказать, пусть говорит...

- Алло, - уверенный голос бизнес-леди.

- Привет, малыш, прости меня, пожалуйста, я виноват, но все исправлю. Честно исправлю, ведь я без тебя не могу, - его голос умолял и вынуждал подчиняться.

- В этом нет необходимости, Артур. Ты мне не нужен, я о тебе забыла. У меня другая жизнь, своя. В ней нет тебе места, - бескомпромиссные слова ужасают даже меня, но иного выхода нет.

- Дай тогда мне хотя бы шанс извиниться. Я же и правда осознал свою вину, понял, какую боль тебе причинил. Не отказывай мне в последней встрече.

- Ну… хорошо, - в моем голосе появились едва уловимые нотки колебания.

- Тогда я подъезжаю к кремлю.

- Откуда ты знаешь, что я в кремле? - вот теперь неподдельное удивление.

- Милая, я знаю тебя достаточно, - немного нервный смех.

Я непроизвольно нажала отбой. С этим поспорить трудно: он действительно хорошо меня изучил, именно поэтому и назначил встречу. Знал же, что когда увижу его льдисто-зеленые глаза, прощу ему любой смертный грех, не то что легкий флирт с моей подругой.

Так уж получилось, что моя первая серьезная любовь началась в 18 лет. Накрыла меня потоком нежности, признаний, ласки и заставила поверить в чудеса: самый лучший парень целует именно меня, отличницу Юлю, а не красотку Ольгу. С привкусом этих отношений на губах закончилась школа, прошли институтские годы и началась взрослая жизнь. Работа - дом, работа - дом. Многие люди сюда прибавляют слово «семья», но у меня нет ни мужа, ни детей. И в этом виноват, конечно же, блондин со школьной скамьи Артур.

Раз уж мы встречаемся столько лет, значит, он должен сделать мне предложение. Я никогда не заводила разговор на эту тему, но он однажды сказал, что брак - это не для него. Мол, он никогда не остепенится. Ценит свободу и независимость.

Но тогда нам было по 20 лет - и я списывала все на юношеский максимализм. Уже позднее узнала, что была его «официальной» девушкой. Прикрытием для родителей и нежелательных, но настырных особ. Конечно, умная, покладистая, симпатичная и в меру яркая девушка могла стать его спутницей жизни. Но он не захотел обременять себя лишними обязанностями, а родителям объяснил отсутствие женитьбы железным аргументом: «Юля не хочет».

Неприятно и обидно. Хотя мне же лучше, что тогда я ничего не знала. Он делал все, что требовалось с его стороны, и даже больше: покупал мне дорогие наряды, возил на курорты, казался самым любящим мужчиной...

Ладно, долой воспоминания. Его «Ниссан» уже сигналит мне, пора идти. А вот и он сам галантно открывает передо мной дверь, нежно целует в щечку, протягивает букет. Я небрежно киваю, беру цветы и изящно сажусь в машину. Тихо трогаемся с места.

- Дорогая, я думаю, что лучше всего поехать в ресторан. Ты не против?

- Нет.

Я действительно не против. К тому же его наверняка не сильно интересует мой ответ, он для себя уже определил место встречи.

Смотреть на цены в меню я даже не стала, заказала любимые блюда и все. Вольготно откинулась на спинку стула и выжидательно на него посмотрела:

- И зачем ты позвал меня сюда?

- Я хотел извиниться перед тобой…

- Я тебя уже простила, - перебила его.

- Я не закончил, - очаровательная улыбка, - я хотел извиниться и сделать тебе предложение.

В этот момент я обрадовалась, что заказанную еду еще не принесли. Иначе бы точно подавилась. А так лишь подарила ему ослепительную улыбку в ответ на его победоносную ухмылку.

- И какое же предложение ты хочешь мне сделать? - теперь сарказм, отлично.

- Предложение выйти за меня замуж. Ты выйдешь за меня, малышка? Я могу попросить тебя об этом, стоя на коленях, перед всеми своими бывшими девушками. Ведь ты для меня дороже всех их, Юля.

Смятение. Шок. Вроде бы вполне искренне. Выражение лица, улыбка... все выражает ласку. Только во взгляде что-то колючее и незнакомое...

Что же делать? Надо отвечать. Что может меня спасти: ураган? цунами? метеорит? Нет, всего лишь официант с заказанным блюдом.

- Давай сначала поедим, хорошо? А то я очень голодна. С шести утра ничего не ела.

Он кивнул. Теперь я увидела на его совершенном лице недовольство. Конечно, променять запеканку на предложение руки и сердца не каждая может. Но я должна выиграть время. Значит, придется включить мозги и забыть о чувствах. Зачем он на это пошел? Захотел стабильности? Теплого ужина каждый день и мальчика с такими же, как у него, глазами? Я тут же представила себе нашего будущего ребенка. Только ради этого чуда можно согласиться на его предложение. Но сколько истерик, сколько бессонных ночей возле телевизора и литров валерьянки ждет меня впереди?

Тут я заметила, что еда на столе закончилась. Пора произнести вердикт.

- Малышка, я отойду на минутку, ладно?

- Да, конечно.

Вполне возможно, что эти слова и подведут черту под нашими отношениями. Прежде чем уйти, он нежно поцеловал меня в губы. Чувствовал, наверное, что я и вправду его простила и готова связать с ним судьбу.

Я уже почти решилась дать ему надлежащий ответ, как раздалась знакомая мелодия. Оказывается, он оставил мобильный, который разразился полифоническим звонком. Не глядя на экран, я взяла трубку. Мне же можно, я почти его жена.

- Алло, Артурик. Ты уже уладил свои дела с Юлей? Я уверена, что она согласилась на свадьбу. Я угадала? И во сколько ты ко мне сегодня приедешь? - звонкий женский голосок певуче выплеснул эти слова.

Я молча нажала на отбой. На салфетке написала ему короткую записку: «Спасибо за ужин и за все эти годы. Правда жестока, и именно она подтолкнула меня к ответу. Любящая тебя, но уже не твоя Юля». Встала и быстро пошла к выходу. Теперь для меня не существовало моего Артура.

Спустя месяц я вновь стояла около кремля. И, как в тот вечер, наслаждалась лаской моего города. Но всю мою эйфорию прервала одна эсэмэска: «Как дела?» Я заливисто засмеялась и ответила: «Все замечательно». Представила себе его глаза, и ничего внутри не шелохнулось. Они больше не грели, лишь жалили. Все-таки очень важно понять, простить и отпустить. А у меня все будет за-ме-ча-тель-но, ведь я же не просто так написала ему это слово. И вскоре кто-то совсем другой, сейчас далекий, а позже самый родной, заглянет мне в глаза и спросит: «Как дела?» Ответ он угадает сам, найдет его на кончиках моих ресниц и еле слышно прошепчет: «Так будет всегда».

КВ
Лента новостей