Возвращение блудного Одиссея

Возвращение блудного Одиссея

В эту субботу жена пробыла дома долго, почти до вечера. Искала в гардеробе старый джемпер - распустить и связать что-то внукам. Потом стала перебирать книги в шкафу. К этой работе привлекла и Василия - домашней библиотекой всегда занимался глава семейства. Оказалось, школьная учительница внуков выдала длинный список литературы по учебной программе плюс по внеклассному чтению. В школьной библиотеке книг всего ничего, так что - ищите, родители. И надо постараться, чтобы детки - кровь из носу - оторвались от компьютерных стрелялок и все это действительно прочитали. Василий высказался в том плане, что если по принципу кровь из носу, то добьются только стойкого отвращения к чтению. Супруга разозлилась - тебе, Базиль, только сидеть бы да критиковать! Сделай для внуков хоть что-нибудь! Раздобудь книжки, я тебе список оставлю.

До чего раздражало это ее обращение - Базиль. Его имя, Василий, полученное в честь деда, всегда казалось жене смешным, с кошачьими ассоциациями. Подумаешь, «с кошачьими» - что плохого? А вот Асенька когда-то звала - Вася... Так оно и велось - Вася да Ася. Он вздохнул.

В воскресенье Василий отправился по когда-то привычному, но подзабытому маршруту - на книжный рынок. За годы его отсутствия там много чего изменилось. Например народ в буквальном смысле вылез из кустов. Раньше книжники прятались в дальних аллеях запущенного парка, теперь торгуют прямо под бывшей доской почета с остатками мозаичного портрета вождя. И сами они, и книжки здесь в основном подержанные. Зато чего только нет, тем более что букинистическая торговля в магазинах города почти прекратилась. Прямо на асфальте разложены клееночки с рядами изданий, часто дефицитных по советским временам. На некоторых объявления: «Все книги - по 10 рублей!» Ну конечно, далеко не все по десять, но пакет в руках Василия постепенно тяжелел. Вдруг увидел знакомую обложку - Н.Кун. «Легенды и мифы Древней Греции». Взял в руки, открыл и внутренне ахнул: это была не такая же, а та самая книжка, которую Василий купил по случаю пятнадцать лет назад и подарил Асе. Узнал книгу по характерному дефекту - кляксе типографской краски в форме гантелей на обороте титульного листа. Он не спутал бы. Расплачиваясь за книгу, спросил продавца, как она попала на рынок. Ответ ошеломил:

- Женщина какая-то умерла, родственники попросили распродать библиотеку.

Василий шел домой и повторял - «не может, не может быть...»

С Асей они тогда вместе работали. Гладко причесанная, сдержанная молодая дама. А вот смеялась неожиданно весело - и так расцветала, глаз не отведешь. Разведена, жила вдвоем с дочкой. Их сблизила любовь к чтению. Они менялись книгами, разговаривали, и он все старался ее рассмешить. И случилась совместная командировка в Питер, тогда еще Ленинград. Питер в мае - это покруче приворотного зелья... Когда вернулись, пришлось вспомнить, что он женат, дочь и сын - школьники. С женой Ольгой они жили мирно, по добротной формуле: он - добытчик, она - мать и хозяйка. Несмотря на остывшие чувства между супругами, любовь в семье жила - любовь к детям, совместные заботы о которых смягчали нередкое раздражение. C Асей он продолжал встречаться, ведь трудно отказаться от радости сердечной. Бывают такие служебные романы, что продолжаются годами, иногда даже десятилетиями, и не перерастая в брак, явно перестают быть банальной связью. Шила в мешке не утаишь, но насплетничавшись, сослуживцы привыкают. Однако через три года Василия по службе повысили, и тот, кого это разозлило, слил компромат «о нездоровых отношениях в коллективе» сразу по двум адресам - руководству фирмы и Ольге. Руководство поморщилось и попросило Василия «как-то утрясти». Жена выдала по полной, упирая на безответственность. Как дятел по голове - дети-дети-дети... Если бы действительно он не думал о них... Через неделю узнал, что Ася увольняется. Поймал ее на лестнице с обходным листом в руках. Выяснилось, что жена приезжала к ней давить на совесть. Ася подняла на Василия глаза:

- Ведь дети же... И все, все, не звони мне больше... - убежала, расплакавшись.

Потом к нему зашел родственник жены, предложил устроить контракт - работа в дальних краях за серьезные денежки. Призвал к выполнению семейного долга добытчика. И Василий поехал - один, без семьи - от всех неурядиц подальше. С перерывами это продолжалось шесть лет. Не слишком приятная работа, но трудные девяностые его семья прожила далеко не бедствуя. Во время недолгих побывок в Казани и потом, по приезде, ему очень хотелось найти, повидать Асю, но пересиливал стыд - почему так легко сдался тогда, отказался от нее?

Теперь он жил практически один. Сын вырос, выучился и в свою очередь уехал искать счастья в дальние края. Дочь вышла замуж, родила близнецов. С двоими сразу тяжело, Ольга кинулась ей помогать, практически переселилась к дочери да так и позабыла вернуться, даже когда пацаны подросли, благо с зятем поладила. Дети, а теперь внуки были главным смыслом ее жизни, муж второстепенен, а теперь и не необходим. В этом была своя правда, глупо сердиться.

Приехав с книжного рынка, Василий пытался дозвониться Асе по телефону, но номер сменился.

Он места себе не находил и, даже не присев, поехал по ее прежнему адресу - хоть что-нибудь узнает. Дверь открыла она сама. Живая... У Василия прихватило сердце, и первое его прикосновение к любимой женщине после двенадцати лет разлуки случилось, когда брал валидол из ее рук. Ася рассказала, что ту книжку когда-то ее подруга выпросила почитать да и потеряла. Неизвестно, где скиталась книжка все эти годы, но появилась, чтобы помочь им снова встретиться.

Много позже они сидели на диване и вместе листали ее, рассматривая подзабытые иллюстрации. Среди них такая - вернувшийся из странствий Одиссей сидит у ног верной своей Пенелопы. Василий посмотрел на Асю - и под его взглядом она стала совсем-совсем молодой, как это, говорят, случилось и с Пенелопой, когда Одиссей вернулся.

 

Вера МИРОНОВА

КВ
Лента новостей