Под землей

Нашу традиционную сходку 1 апреля мы называли «сборище говорунов и болтунов».

Так повелось с незапамятных студенческих времен, а сколько будет продолжаться - бог его знает. Нам, пожившим и повидавшим, было по-своему приятно встретиться без несвидетелей студенческой жизни, мы словно возвращались в те счастливые безалаберные годы. В такие встречи среди говорунов и болтунов процветало вранье, но не подлое, а фантазийного акцента. Каждый верил каждому и при этом обязательно угощал своей историей.

- Мастерская у меня находится в подвале старинного дома. Сами знаете, все поперебывали там, - художник Саня лениво глотнул пивка. - Так вот, скоро меня оттуда выселят. Нет, соседи сверху не жалуются - я не шумный и не скандальный. Мою мастерскую берет под опеку государство!

Саня сделал паузу, чтобы оценить произведенный им эффект. И в самом деле, было непонятно - на кой государству этот обшарпанный с отсыревшими стенами каменный мешок? Да и дом, возвышавшийся над Саниной мастерской, не представлял никакой исторической ценности, эту рухлядь предполагалось снести в ближайшие год-два. Другое дело, если бы на двери висела табличка "Илья Репин, живопись и картины" или на углу дома табличка мемориальная - так ведь нет, ничего этого, понятное дело, и в помине не было.

- Ну так вот, зашел ко мне как-то в гости Ильдус - поболтать, пивком побаловаться, - Саня начал издалека. - И рассказал между прочим, что общался с одним археологом, который по большому секрету поведал ему схему казанского подземелья времен последних лет ханского правления. Такой факт: когда Иван Грозный взял Казань, он не обнаружил в кремле ханской казны. Но ведь не могли же быть нищими владыки могущественного тогда государства! А все дело в том (это уже доказано, но засекречено), что при первых звуках канонады в октябре 1552 года управители ханства спрятали награбленные за многие годы сокровища в подземный лабиринт. А вход засыпали. Кстати, одна из ветвей подземелья, сказал мне Ильдус, должна проходить где-то в районе этого дома.

И тут погас свет. А у меня в мастерской окон-то нет. Тьма-тьмущая. И как назло мы с Ильдусом оба не курим - ни спичек, ни зажигалки. Начали на ощупь выбираться к выходу. Я помещение знаю, поэтому до двери добрался быстро. А Ильдус пошел по стеночке, да она завела его не туда. Есть в мастерской дальний закуток, куда я вообще не заглядываю, - жутковатый, свет почти не доходит. А Ильдус по стеночке как раз в этот угол и пришел. Слышу, треск, крик: «Помоги! Я куда-то провалился!»

Я тут же бросился на улицу - вызывать спасателей (ну не видно же ничего). Пока бегал до телефона, возвращался обратно, дали свет. Заглянул в закуток, а там дыра, провал такой. Кричу: «Ильдус! Ильдус!» - никакого ответа. Стало быть, выбрался, пока я бегал, и домой ушел.

А тут спасатели подкатили. Что, спрашивают, произошло? Я им говорю: «Вон!» - и на дырку показываю. Один пошустрей обвязался веревкой и прыг туда с фонариком. Да как заорет! Ну все, думаю, Ильдус.

Вытащили заполошного, а на нем лица нет. Бормочет только: «Там, там...», а объяснить толком ничего не может, - Саня замолчал и потянулся за пивом.

- Ну что там? - возопили нетерпеливые слушатели. - Сокровища?

- Если бы. Там уютно расположилась группа скелетированных трупов в кандалах. Мне чуть было статью не пришили, но спасли призванные «на опознание» археологи. Этим ребятам в яме, согласно научным исследованиям, оказалось лет по пятьсот. Вот. А теперь мастерскую отбирают, намереваются раскопки делать. Может, сокровища найдут. Эх, знал бы я...

- Это что, - вступил в разговор Андрюша. - А вот со мной однажды история приключилась...

И поведал он, как еще в студенчестве увязался в поход со спелеологами. Поскольку юноша был неопытный, доверяли ему только кашу на костре готовить, а во «внутренности» горы не брали - рано пока. Андрюше кашеварить скоро надоело, и решил он поиграть в пещерного человека самостоятельно. Только-только рассвело (весь лагерь еще дрых), он сунул в карман фонарик и прокрался к входу в пещеру. На первых метрах пути начинающий подземник ничего особенного не обнаружил - пещера как пещера, по телевизору красивее показывали. Потом начались какие-то разветвления, и чтобы не заплутать, Андрюша вычерчивал на стенках стрелки. Где-то через полчаса похода он решил отдохнуть. Присел, а для особых ощущений выключил фонарик. И положил его рядом.

Вдруг (в полнейшей темноте и безлюдности!) кто-то погладил его по щеке холодной ладошкой. Андрюша отскочил в сторону. Со страху, видимо, на полтора метра.

«Што ли, што ли...» - померещился ему вкрадчивый шепот. «Кто здесь?» - заорал юный спелеолог. Он начал шарить по полу в поисках фонарика - безрезультатно. Холодный ужас сковал Андрюшу. Он уже проклял себя за авантюрное решение прогуляться под землей, но...

Подземлепроходец принял единственно верное решение - не сходить с места и ждать помощи. Чего только не испытал он за это время. То неведомые голоса шептали Андрюше странные слова, то раздавался приглушенный металлический звон, то четко слышались шаги и вздохи невидимого существа.

- А потом была яркая вспышка. Я заорал не своим голосом, а в ответ - дружный смех. Оказывается, ребята, обнаружив отсутствие в лагере меня и фонарика, решили проучить самодеятельного подземника. Они тихонечко прокрались к месту моей отсидки и минут сорок травили меня, бедного, разными звуками. Я, конечно, не поседел, но больше под землю никогда не лазил.

- Ребята, а вам в метро не приходилось ночевать? - журналист Вася тоже запал на тему. - Одно время распространились слухи про гигантских крыс в московском метро (казанского тогда еще не было). А я как раз в отпуск собирался и ехал через столицу. Редактор мне говорит - может, попробуешь сделать репортаж с места событий? И подсказал, к кому в Москве можно обратиться за помощью. Я попробовал, - Вася вздохнул и сотворил остановившийся взгляд (он вообще-то всегда был немножко актером).

Он рассказал, как с выделенным ему провожатым полночи болтался по туннелям метрополитена. Нет, гигантских крыс и прочей фантастической нечисти он не обнаружил, но увидел такое...

- Идем мы с Михал Иванычем - пусто, неинтересно. И вдруг вижу - впереди вышагивает женщина в шубе (а на дворе лето!). Кто это, спрашиваю у Михал Иваныча. «А, не обращай внимания. Мы к ним давно привыкли. Это те, кого задавило подземными электричками». Потом еще двоих видели. Нет, писать я про это не стал - не поверят.

От подземных историй потянуло холодком.

- Да ну их - эти подземелья. Успеется еще, - усмехнулся Мишаня. - Смотрите, какое солнце за окном.

Все вышли на балкон. Над Казанью приветливо щурилось солнышко. Чувствовалось пробуждение новой жизни.

КВ
Лента новостей