Ошибка, которую не исправить

Он приходит ко мне через день. Бывает, что забегает два вечера подряд. Сын уже достаточно взрослый, чтобы делать это самостоятельно, без чьей-либо помощи.

Нет, я не сержусь на его мать. В своем одиночестве виноват прежде всего я сам. Я лишил себя возможности встретить спокойную старость в окружении многочисленных домочадцев. Не будет в моей жизни такого, знаете ли, группового портрета, где и дети, и внуки, и даже собаки всем своим видом доказывают, что семейное счастье - есть.

Оленька меня всего этого лишила. Сначала наделила радостью просто видеть ее рядом. Потом стала отвечать на мои знаки внимания, выделяя из толпы знакомых. Позже согласилась выйти замуж.

Я был тогда счастлив безмерно. Она, думаю, тоже. Мы плавали в любви как в море и даже не удосуживались выходить на берег, чтобы передохнуть, трезво оценить обстановку. Казалось, так будет всю жизнь...

И правда, за пять лет мы поссорились всего несколько раз - и то по пустякам. Я неприхотливый в быту человек, и меня устраивали яичницы и омлеты, которые Оленька часто готовила мне на завтрак и ужин. Это сейчас она замечательная хозяйка: научилась - детей растит. Что касается материального обеспечения, то я старался. Стремился заработать больше. В общем, все у нас было как у людей.

Но вмешался случай. В гости к нам приехала из деревни ее мать и привезла с собой племянницу - в училище поступать. Эта восемнадцатилетняя девочка при первой встрече вызвала у меня даже оторопь - такая была красавица. Огромные синие глаза - настоящие, не линзы какие-нибудь, белые как лен волосы, не знавшие краски. Природа иногда создает такое совершенство, колдуя над неописумой красоты разрезом глаз, ямочками на щеках, четкой линией губ. Жена объяснила, что был у них такой прадед - через красоту свою пострадал. Увлекся какой-то барыней, сманила она его в город, там он в годы Гражданской войны и сгинул.

Я влюбился. Голову потерял. Однако при жене и теще мог держать себя в руках, никаких лишних взглядов в ее сторону не бросал. Зато когда мы оставались наедине... Она была настроена благосклонно, где-то даже провоцировала, и, кстати, неопытной ее назвать было нельзя. Так что вскоре произошло то, чему не надо бы случаться... Постепенно я к ней охладел: между нами была разница в восемь лет и пропасть в образовании и воспитании. Девочка легко от меня оторвалась: ей предоставили комнату в общежитии и у нее началась взрослая студенческая жизнь.

Затем у нас с женой родился сын - с льняными волосами и синими глазами, тоже в того прадеда. Жизнь вроде бы вошла в колею. Беда пришла через несколько лет, когда до Оли докатились слухи о той давней истории: она побывала в деревне и тамошние кумушки расписали все очень красочно. Я не сумел убедительно оправдаться.

Надо признаться, я пытался наладить отношения, но от былого счастья не осталось и следа. Трещина все-таки привела к разлому.

Мы расстались тихо, без скандалов. Поделили большую квартиру, которую я заработал за эти годы. Я постарался подыскать для себя жилье поближе к ним, чтобы чаще видеться с сыном. Знал, что в моей судьбе другой семьи уже не будет - жизнь предательства не прощает.

Она же через несколько лет вышла замуж, родила дочку. Живут они, к счастью, все там же, рядом со мной. Поэтому нашим встречам с сыном ничего не мешает.

У нас с ним много общих интересов. Я вожу его на борьбу, сейчас мы готовимся к поступлению в математическую школу - стремлюсь, чтобы он развивал системное мышление. Чтобы в его жизни не было места досадным ошибкам, которые потом не исправить.

КВ
Лента новостей