Любовь и голуби Юрия Савельева
news_header_top_970_100

Любовь и голуби Юрия Савельева

Во дворе одного из домов по улице Фучика долгие годы стоит голубятня. Непривычно видеть во дворе многоэтажного дома сооружение, которое раньше было обычным для городских окраин и поселков. И редко, кто не останавливается возле голубятни, чтобы полюбовать­ся на красавцев-голубей. Хо­зяин всего этого великолепия - Юрий Иванович Савельев.

А началось все в одночасье, когда десятилетний Юра уви­дел у соседа Коли настоящих белых голубей. Это была лю­бовь с первого взгляда. Жили они тогда в поселке Восточ­ном, мальчишек было много. Из всех увлечений были голуби (они имелись почти у каждого) да рыбалка. Жили дружно, од­нако за голубей приходилось и драться, если воровали.
- За голубей, бывало, и уби­вали, - вспоминает Юрий Ива­нович. – Да, в Казани когда-то было и такое, особенно на Су­конном рынке, слышал, случа­лось. Общался с теми, кто пере­жил военное лихолетье, будучи подростком. Даже в то время подростки держали голубей, отдавая им последние крохи. А если их воровали - случались и трагедии. Но, может быть, голуби и помогли пережить то тяжелое время.
Отец был категорически против голубей, полагая, что сын будет плохо учить­ся. Поэтому голубятня у Юры была, если можно так сказать, мобильная. На чердаке он устроил клеть, где держал не­посредственно голубей. Когда отец уходил на работу, подни­мал выгон, ставил крестовину и выпускал голубей. К приходу отца с работы все это убирал, голубей загонял снова в клеть. Со временем, заметив, что ни­чего плохого с сыном не про­исходит, отец смирился с его увлечением и разрешил от­крыто держать голубей. Тогда сын построил настоящую го­лубятню - на том же чердаке. И количество птиц у Юрия дохо­дило до ста.
Науку содержания перна­тых друзей подросток прошел на практике. Поначалу думал, что голубя можно держать так же, как, скажем, кур. Корми, да и все. Со временем пришло понимание характера птиц. Оказалось, у каждой породы – свой нрав. Теперь он с первого взгляда может отличить поро­дистого голубя от дикого.Как только Савельев перее­хал в благоустроенную квар­тиру, сразу решил строить во дворе голубятню. Обговорил все вопросы с кем положено (главное требование к голубят­ням: под ними не должно быть никаких строений) и взялся за дело. Работал днем и ночью, наконец, голубятня была го­това. Он перевез голубей, и вскоре над городским двором взмыли в небо его красавцы - к восторгу не только детво­ры, но и многих соседей. Под голубятней у него чистота, во­круг палисадники с цветами. Пытался высаживать саженцы деревьев, но… ломают.
Сейчас на его голубятне обитают около сорока голу­бей. В основном крестовые. Характерной особенностью этой породы является своео­бразная окраска оперения, которая при полете птицы на­поминает крест.
- Если я его потеряю, - гово­рит Юрий Иванович, - на рынке днем с огнем не найду. У этой породы должны быть платья. Возьмешь, например, такого в Москве, приедешь, а у него вы­растают лишние перья. Поэто­му выводишь сам и смотришь, что получается.
Сегодня казанские голубево­ды отдают предпочтение таким породам, как шалевые, гриву­ны. Многие увлеклись почто­выми. 
Так, шалевые отличаются своеобразным рисунком цвет­ного оперения, которое в соче­тании с перьевым украшением на голове создает вид накину­той на голову шали. На ногах у птиц космы среднего размера. А гривуны - это белые голуби с цветным пятном на шее, ко­торых отличает круговой вы­сотный полет. Почтовые (или спортивные) голуби обладают чудесной способностью ори­ентироваться на местности и возвращаться в свою голубят­ню с места запуска, удаленного иногда более чем на 500 ки­лометров. Их привязанность к родным местам является про­сто феноменальной, поэтому в ходе соревнований на это качество обращают особое внимание. У одного знакомого, отметил Юрий Иванович, по­чтовый голубь на соревнова­ниях пролетел 1300 км.
Содержать голубей нынче не так просто. Например, с кор­мом раньше было проще. Все можно было купить: и пшеницу, и горох, и овсянку - и все было по карману. Сегодня цены на зерно неоправданно высокие. Другая проблема – болезни. После Олимпиады 1980 года для голубятников всего Совет­ского Союза наступили тяже­лые времена. Голубей завезли со всего мира и с заморскими болезнями, которых в нашей стране до этого времени не наблюдалось. Тогда опустели почти 70 процентов голубятен! Не обошла беда и Юрия Са­вельева. Да и до сих пор пре­следует. Только подберешь по­роды, как опять какая-нибудь болезнь выкосит половину. Вновь собираешь...
Кроме того, всю зиму жи­тья не дают ястребы. Поэто­му крестовых своих Савельев выпускает редко. С почтовым проще - он голубь сильный, его трудно поймать даже ястребу.
Всю жизнь Юрий Иванович проработал водителем, пока не случился инфаркт. Сейчас все чаще проводит время в деревне. Там чувствует себя легче. Но голуби без присмо­тра не остаются. Сын хоть не стал голубятником, но всегда накормит птиц, уберется в го­лубятне, а тринадцатилетняя внучка Даша, кажется, прики­пела к дедовскому увлечению.
Голубятников в Казани мно­го, но становится с каждым годом меньше. А молодежи на птичьем базаре, как говорит Савельев с горечью, теперь во­обще нет. Многим сегодня про­сто денег не хватит на голубя и его содержание. В среднем по­родистый голубь в Казани сто­ит около трех тысяч рублей, но у нас один из самых дешевых рынков. В Москве цены в дол­ларах. Да и корм все дороже и дороже.
В Казани каждый год устраи­ваются выставки голубей, но Юрий Савельев в них не участву­ет. Говорит, что держит голубей только для души, не для нажи­вы, как, впрочем, большинство голубятников. Случается прода­вать, конечно, лишних. Но при­были тут не получишь, разве что зерно окупить.
Вспомнив фильм «Любовь и голуби», я спросил Юрия Ива­новича, не приучал ли изо рта поить своих питомцев. Нет, отвечает. Голубятня стоит во дворе, голуби часто гуляют по двору. Приучишь - так они к любому чужому подойдут. А там поминай, как звали.
- В чем же прелесть вашего увлечения? - спросил напосле­док Юрия Ивановича.- Голубей надо видеть, у каж­дой породы своя красота. Слов не хватает, чтобы передать эти чувства, - ответил он. – Любовь такая к голубям. Птица умная и красивая.
Много раз приходилось ви­деть, как поднимается на голу­бятню Савельев, и наблюдать его лицо в момент созерцания своих питомцев, любования ими. Это вам не какая-то ино­родная медитация, это настоя­щая любовь на всю жизнь.