Михаил ЗЛАТКОВСКИЙ: Высоцкий - великий поэт, но мало что понимал в графике
news_header_top_970_100

Михаил ЗЛАТКОВСКИЙ: Высоцкий - великий поэт, но мало что понимал в графике

Михаил ЗЛАТКОВСКИЙ: Высоцкий - великий поэт, но мало что понимал в графике

справка

Михаил ЗЛАТКОВСКИЙ не любит слово «карикатура», а определяет жанр своих работ как «смысловая графика». Он обладатель около 200 престижных международных премий в области карикатуры и анимационного кино. При опросе художников-профессионалов был признан лучшим карикатуристом мира всех времен и народов. Его персональные выставки проходят по всему миру. Член Французской академии художеств, вице-президент Европейской ассоциации карикатуристов, основатель и первый президент Союза карикатуристов СССР.

В 1981 году Златковский проходил по делу об антисоветской деятельности. Одна из статей обвинения гласила, что он был руководителем подпольной террористической еврейской организации. А все потому, что вел группу каратэ, где занимались известные журналисты, писатели, художники, и так получилось, что почти все они были евреями.

- Мне всегда очень хотелось показать свои работы Высоцкому. И вот однажды в 1975 году я, проходя мимо, просто постучался к нему в дверь. Мне повезло - Володя оказался дома. Я оставил ему папку с работами и свой паспорт: «Если посчитаете, что это интересно и паспорт действителен - позвоните». Он позвонил мне буквально через час: «Паспорт посмотрел. Подлинный. Есть пяток минут. Давай срочно приезжай ко мне». Так мы стали общаться - не столько дружили, сколько обменивались новыми работами: он пел новые песни, а я показывал ему рисунки. Однажды Володя с сожалением бросил фразу: «Вот у Пугачевой уже 20 плакатов, у Лещенко - 10. А у меня ни одного...» В то время артисту невозможно было иметь плакат без особого разрешения. Я сказал: «Не переживай и не плачь, будет тебе белка, будет и свисток...» И на следующий день принес ему первый плакат.

- И какой была реакция Владимира Семеновича?

- Высоцкий - великий поэт, великий актер, но мало что понимал в графике и на некоторые плакаты обижался. Иногда возражал по делу, иногда просто капризничал. Володя обиделся, когда увидел рисунок, где рука сжимает сердце-динамометр. Стрелка доходила только до цифры 4. «Ну неужели я выжимаю только на четверочку? Ну поставь на «отл.». Я сказал: «Нет!» «Ну почему?» Я объяснил, что для меня 5 - это бог. «А я что, не бог, что ли?» - полушутя спросил Высоцкий. «Нет!» Но ему было безумно приятно и безумно важно, что у него появился ЕГО плакат, пусть сделанный в единственном экземпляре.

Однажды мы сидели у Высоцкого дома, ему кто-то позвонил. Володя с кем-то немного пообщался и вдруг говорит: «Да вот, кстати, он сейчас у меня...» - и протягивает телефонную трубку. Оказалось, звонила Алла Пугачева. Она сказала: «Михаил, я видела Володин плакат, а не могли бы вы сделать плакат для меня? За любые деньги...» «Нет, я не буду. Я делаю только для Высоцкого...» Положил трубку, а Володя искренне сказал: «Молодец!» Ему было приятно - что это только для него.

Был еще один показательный случай. Володя стал ныть: «Вот у такого-то певца пятый золотой диск... У той десятый...» И у меня возникла идея - сделать ему диск в бронзе. Я обратился к приятелю, мы вырезали диск, отдали на оборонный завод, там все обточили, отполировали и посадили на большую доску, обтянутую кожей, в золотой раме... Получилось здорово. Удивительное в этой пластинке было то, что она была со следами от зубов, как будто надкусанный бутерброд с маслом. Вручил подарок в машине: «За выдающиеся заслуги... В ознаменование... И чтоб больше не ныл!» Володя расчувствовался до слез, хотя очень старался сдерживать эмоции.

После похорон Высоцкого я просматривал папку своих эскизов его плакатов. Пересчитал. Их оказалось ровно 42 - столько, сколько лет он прожил. Я разревелся и подумал, что надо было сделать еще хотя бы штук 20 - 30 - может быть, и прожил бы Высоцкий дольше