Можно ли подняться со дна?
news_header_top_970_100

Можно ли подняться со дна?

У каждого человеческого падения свое дно. Разница лишь в том, что один поднимается с него, а другой остается навсегда...

ПАДЕНИЕ. Одинокий музыкант, зарабатывающий выступлениями на улице в Соцгороде, - фигура заметная. В репертуаре бывшего профессионального трубача - мелодии известных российских и зарубежных композиторов. Но его вид вызывает жалость и сочувствие. Старенькое рваное грязное пальто. На голове такой же малахай. На ногах стоптанные ботинки... Люди, подавая деньги, стараются не задерживаться. Бросаю в футляр червонец и тоже спешу.

- Подождите, - вдруг остановил меня музыкант. - Какую музыку хотите услышать?

От неожиданности теряюсь и называю Джеймса Ласта «Одинокий пастух».

- Как-как? - переспрашивает трубач. - Название знакомое, но что-то не припомню. Знал, ведь точно знал! Память стала слабой...

Оказывается, Владимиру 65 лет. Нигде не работает, пенсию не получает.

- Ходить надо, справки собирать, - вздохнул он. - А сын паспорт спрятал. Один я, совсем один. Да и мне никто не нужен. Эх, были времена!.. Я ведь в цирке работал почти всю жизнь. Выступал с такими звездами! Олег Попов, Карандаш. А с Юрием Никулиным довелось даже вина выпить. Он хорошее вино очень уважал. А начинал я музыкантом во Дворце пионеров имени Гайдара. Когда построили ДК им. Ленина, наш ансамбль перешел туда. Потом меня пригласили в цирк.

Испытания кочевой жизнью артист не выдержал. Выступления, концерты, халтура - всегда было много спиртного. Водка и стала причиной ухода Владимира из ансамбля. Вернее, его «ушли». Частые прогулы, попойки, переходящие в запои, подводили коллектив. Сначала руководство рассталось с ненадежным работником. Потом жена подала на развод. С тех пор Владимир не живет, а катится по наклонной. Вот и добрался почти до дна. Однако на мое предложение о помощи гордо отказался.

- Сам справлюсь! - прижав к себе инструмент, поджал он оскорбленно губы. - И пить брошу, и пенсию оформлю... Вот только на опохмелку наберу - и начну новую жизнь.

ПОБЕДА. Мало кто верит, что эта шикарная стройная длинноногая блондинка в прошлом тоже бомжевала. Два года жила на вокзале, питаясь на мусорках, собирала бутылки, дралась с товарками за лишнюю стопку «фанфура» (дешевого одеколона). А начиналась жизнь Татьяны вполне благопристойно.

- Семья у меня была порядочная, - рассказывает она. - Мама, папа непьющие. В кого я уродилась хулиганкой-оторвой, непонятно. В институте начала бузить. Однокурсники на лекции - а я с компанией в кафешку. Вскоре из вуза меня выгнали. Я обиделась на весь свет и укатила в другой город. По дороге обобрали, потом пошла по рукам. Стала бомжем. Мама родная не узнала бы меня в то время! На лице и теле вечные синяки. Кожа - как асфальт, лицо - сплошная опухоль. Три года скиталась по бомжатникам, подцепила кучу болезней и заразы. Пользовались мной и бандиты, и стражи порядка. Половину зубов выбили. Едва не погибла...

Ее жизнь перевернул несчастный случай. Попав под машину, оказалась в больнице. Но в палате корежило не столько от боли, сколько от алкогольной тяги. Санитарка жалела Татьяну. Приносила домашнюю еду, дала одежду. А потом привела с собой взрослого сына. Он участвовал в программе «Анонимные алкоголики».

- Первую неделю я отворачивалась от него, а он все рассказывал о себе, - вспоминает женщина. - Слушала о его злоключениях, очень похожих на мои. И не верила, что мужчина смог преодолеть тягу к алкоголю. Заочно учится в институте, женился, воспитывает дочь... Но наступил день, когда я сама пришла к анонимным алкоголикам.

С тех пор прошло пять лет. Среди новых друзей Татьяна нашла свою судьбу и вышла замуж. Работает. У нее круг постоянных клиентов, которые ценят и уважают ее.