«100 историй о суверенитете»

30 мая наша республика отметила 25-летие становления парламентаризма в современной истории Татарстана. В честь этого события мы публикуем главы из книги «100 историй о суверенитете».
«Татарстан? А где это?»В 1992 году Разиль Валеев с известным книговедом Абраром Каримуллиным поехали на международную научную конференцию в Кембридж.Когда участникам конференции объявили, что перед ними выступят гости из Татарстана, все в зале оживились. И... начали показывать, как татары скачут на конях, размахивая саблями.Современных татар это покоробило. Но что делать? В 1992 году, через год после принятия Декларации о государственном суверенитете, во всем мире продолжали считать татар дикарями, ведущими кочевой образ жизни. Часто за рубежом нас путали с Казахстаном, недоумевая: «Татарстан? Где это?»«Мирно варит наш казан»В начале девяностых годов многие казанцы интересовались, как идут переговоры между Москвой и Казанью. Подпишем договор или не подпишем?Казанец Рустем Ишмуратов в 1992 году написал четверостишие на эту тему:Флага два и два кремля,
Мерно вертится Земля.
Мирно варит наш
казан -
Договор Москва - Казань.
Большой друг ЧерномырдинОн зашел к нему вместе с заместителем Сергеем Кириловым с текстом соглашения в военной области. Сидит этакий Скалозуб с каменным лицом, по бокам дюжина генералов. Взял наш текст, пробежался по нему глазами и швырнул его Сабирову:- Пошел ты на хрен с этим документом!Вот спасибо! Разговор не получился. Да еще и оскорбили. Что делать?Сабиров пошел на прием к премьер-министру Российской Федерации Черномырдину: он был вхож к нему. В те времена Виктор Степанович был самым близким человеком к Ельцину. По мнению Сабирова, если бы не Черномырдин, Татарстан никогда бы не подписал ни договора, ни межправительственных соглашений с Россией. Дружелюбное отношение к Татарстану Виктора Степановича повлияло и на российских министров. Это нас здорово выручало.Вот и в тот раз, увидев Сабирова, расстроенного, Черномырдин сразу спросил:- Что случилось?- Виктор Степанович, невозможно с таким человеком работать! Во-первых, оскорбил. Во-вторых, даже не смотрел наш документ.Черномырдин успокоил:- Ты не волнуйся. Вечером прилетает Павел Грачев, я с ним переговорю. Все будет нормально.Рано утром прямо в гостиничный номер Сабирову звонит министр обороны России Павел Грачев:- Мухаммат Галлямович, а что, если нам пораньше встретиться? Тут есть над чем поработать...Насмерть стоял на переговорах тогдашний министр финансов России Борис Федоров, когда надо было уточнять межбюджетное соглашение на последующий год. Федоров пытался получить с нас максимально много для федерального бюджета. А Сабиров упирался, стараясь дать как можно меньше, но в рамках первоначальной договоренности. Спорили они, спорили, но Федоров - очень жесткий человек, никаких аргументов Сабирова не воспринял.- Пойду к Виктору Степановичу! - пригрозил Сабиров.Федоров Черномырдина боялся:- Подожди, Мухаммат Галлямович! Я сам с ним сейчас переговорю.И начал звонить Черномырдину. Что сказал Черномырдин Федорову - неизвестно. Факт, что, положив телефонную трубку, Федоров вздохнул, взглянул на татарстанского премьер-министра:- Знаешь что, Мухаммат? Я все равно ухожу с этой работы. Давай свою бумагу - подпишу.
 
Был он труден и нескор, этот важный договор...

Наступил день подписания Договора «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан».Это было 15 февраля 1994 года.Татарстанцам казалось, что это договор равного с равным, будем и при подписании сидеть друг напротив друга, как две равные стороны. Но не так думал Президент России. Он сразу сел во главе стола. Показал делегациям: садитесь по бокам. Это немного обидело татар.Вначале под Договором поставили подписи Президент России Ельцин и Президент Татарстана Шаймиев. Потом расписались Сабиров с Черномырдиным.Сфотографировались по протоколу. Обнялись - Ельцин с Шаймиевым, Сабиров с Черномырдиным.Ельцин сказал речь. Мол, впервые в истории России подписан важнейший документ. Это договор равных, означающий, что Татарстан имеет государственный статус...Как казанскому мэру позавидовал московскийДо суверенитета руководителям Казани надо было обежать десятки московских кабинетов, чтобы получить разрешение на строительство сколько-нибудь значимого объекта. Порой согласование тянулось годами, и гостям столицы Татарстана в основном демонстрировали обветшавшие, но все же прекрасные старинные здания.Суверенитет открыл большие возможности для превращения Казани в современный город. Были снесены трущобы в центре города, а их жители получили бесплатно новые квартиры. После реконструкции глаз радует Дворец спорта. Строится метро. А центральная улица Баумана превратилась в пешеходную зону европейского типа. В марте 2000 г., прогулявшись по Баумана, Президент России Владимир Путин так и сказал:- Хочу выразить восхищение Казанью!А Большой концертный зал в Казани, лучший в России? Мэр Казани Камиль Исхаков был вдохновителем реконструкции и прорабом этой стройки. Здесь он вникал в каждую мелочь. Его осведомленность в этом проекте поражала мастеров строительного дела. Мэр строил дворец, которым будут гордиться потомки.Рассказывают, что мэр Москвы Юрий Лужков, осматривая его, воскликнул:- Я готов все отдать, чтобы перенести это в Москву!Казанский мэр широко улыбнулся в ответ:- Мы готовы помочь москвичам построить такой же!А ведь до суверенитета у Казани была дурная слава одного из самых грязных городов Поволжья...
 
Наши в ГарвардеВ стенах такого престижного заведения 3 октября 1994 года предстояло выступить Президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву.Американцы его сразу предупредили: у нас тут демократия. Хотят - слушают. Не хотят - покидают аудиторию прямо во время президентской речи. В порядке вещей, Минтимер Шарипович, если зал опустеет к концу вашего выступления.В это время вся Америка обсуждала скандал с российским президентом - Борис Ельцин в Ирландии не смог выйти из самолета. У трапа его целый час прождал ирландский премьер-министр. Куда бы ни пришли в эти дни татарстанцы, американцы, узнав, что мы из России, тут же выразительно щелкали себя по горлу.На фоне этого скандала перед американцами появился другой президент. Татарин. Трезвый. Без бумажки изложил свою позицию.Полтора часа шел диалог Шаймиева с американцами. Хотя вопросы ему задавали трудные, Минтимер Шарипович много шутил. И ни один человек не ушел из зала!В конце встречи американцы стоя аплодировали нашей делегации. Они и сами удивились:- Такого у нас еще не было!На этой встрече родился знаменитый термин «модель Татарстана». Его придумали американцы.
 
Этот уникальный Татарстан...В начале перестройки ведущие западные специалисты не раз заявляли: конфликт в Татарстане неизбежен! Потому что существует такое понятие - «разделенный мир». Татары и русские - это две разные культуры, две разные веры. Татар много лет угнетали в составе империи. То есть Татарстан - типичное разделенное общество.Лучший специалист по конфликтологии Дональд Хоровиц (Гарвардский университет, США), впервые приехав в Казань, заявил:- У вас будет конфликт!Второй раз посетив Казань, он в раздумье произнес:- О! У вас здесь идет интересный эксперимент.Когда же директор Института истории Академии наук Татарстана Рафаэль Хакимов встретился с Хоровицем в Стэнфордском университете, тот во всеуслышание заявил:- Татарстан показал всему миру уникальный пример, как можно договориться внутри - раз и с федеральным центром - два.А что ждет Татарстан в XXI веке?Поживем - увидим...
22 мая 2000 г.

КВ
Лента новостей