Пароль: «Красные снежинки»
news_header_top_970_100

Пароль: «Красные снежинки»

В детстве мы дружили дворами, и не важно, кому было сколько лет. Дома у всех были деревянные, чаще с проходными дворами - для нас очень удобно. Вечером мы, дети из ближних домов, выходили на улицу пообщаться и поиграть. Любимыми нашими играми были штандер, «кондолы», вышибалы, «монах в синих штанах», «колечко, колечко, выйди на крылечко», «глухой телефон», ножички, классы, скакалки, замиралы и конечно прятки.

Штандер

Это игра с мячом. Мы вставали в круг, а водящий - в центре с мячом. Затем он кричал: «Штандер, штандер, штандер!» Потом подбрасывал мяч очень высоко в воздух изо всей силы, а мы в это время разбегались кто куда. И когда мяч приземлялся, должны были остановиться и застыть на этом месте. А водящий из центра делал три прыжка и бросал мячом в кого-то из нас. Тот, в кого попали мячом, выбывал из игры. Поэтому надо было убежать как можно дальше. Пока мяч летел на землю, мы с визгом и криками разбегались в разные стороны. И это доставляло нам удовольствие, особенно девчонкам, которые уж очень любят повизжать.

«Кондолы»

Делились на две команды и становились друг против друга, крепко сцепившись руками. Первая команда кричала:

- Кондолы!

- Скованы! - отвечала вторая команда.

- Раскуйтесь! - надрывалась первая.

- Кем?

- Другом моим!

- Как звать?

- Славка Блохин, - отвечала первая команда.

И тут начинался второй этап игры. Игроки из первой команды должны были сжать руки крепко-крепко, как звенья цепи, как настоящие кандалы, а выбранный из второй бежал к первой, чтобы разбить их цепь. Если ему это удавалось, то он приводил в свою команду любого игрока на его выбор. Если цепь не пробивалась, бегущий оставался в этой команде. Таким образом, одна команда усиливалась новым «звеном», а другая ослаблялась. Чаще всего было так: если бежала девчонка, то она оставалась «в стане врага». А уж если бежал пацан, то приводил с собой «пленного». Мы, девчонки, конечно, боялись, когда бежал мальчишка, потому что он с силой разбивал цепь и рукам было немного больно. Но все равно мы любили эту игру.

«Глухой телефон»

Водящий загадывал какое-нибудь слово и говорил первому игроку. Но надо было не просто сказать его, а шепнуть в ухо так, чтобы слово это никто из следующих игроков не услышал да и первый чтобы ничего толком не разобрал. Например, ведущий говорил:

- Барабан!

Следующий передавал: «Сарафан!» Далее: таракан, маракан, аркан, канкан, анкан, фан и т.д. и т.п. Когда цепочка заканчивалась, ведущий подходил к последнему игроку и спрашивал, какое он услышал слово. И так доходил до первого игрока. Получалась такая тарабарщина, ведь каждый ухитрялся как мог. А что было делать, если ты услышал обрывок слова или вообще лишь звук или непонятный шепот?! Приходилось включать фантазию. Было очень смешно, и мы веселились и хохотали.

«Колечко»

Ведущий брал настоящее колечко или какой-нибудь фант, чтобы быстро вложить его кому-то в подставленные руки лодочкой. Потом он говорил:

- Колечко, колечко, выйди на крылечко!

Кому попадал фант, тот должен был выбежать из наших рядов, задача же остальных - локтями удержать счастливца с фантом.

«Монах в синих штанах»

До сих пор не знаю, почему монах был именно в синих штанах. А не в красных, например. Мы были красками разного цвета, а за красками приходил монах. Опять все усаживались в ряд, а «монах» припрыгивал на одной ножке. И начиналась игра:

- Ты кто? – кричали мы все вместе.

- Я монах в синих штанах, - отвечал он.

- Зачем пришел? – спрашивали мы.

- За краской!

- За какой!

- За серебряной!

Услышав это, «серебряная краска», если такая была, вскакивала и бежала, а «монах» должен был скакать за ней на одной ножке. Если ему удавалось поймать «краску», то она становилась монахом, а он краской. Если же нет, то «монах» снова бежал за другой «краской». Бедный монах! Иногда ему приходилось здорово побегать! Хорошо было быть краской и плохо – монахом.

Прятки

Но больше всего мы любили играть в прятки. Делились на две команды: одна была немцами, а другая партизанами. Правда, немцами никто не хотел быть. Еще надо было придумать пароль. И все предлагали свой: звезда, орел, сокол, факел… Среди нас было много старших ребят, поэтому с мнением младших не особенно считались. Я придумала свой пароль - «Красные снежинки», но его не хотели брать. Мне очень нравился мой пароль, я думала, что «немцы» его никогда не отгадают. Но пароль выбирали другой, а я все надеялась, что в следующий раз выберут мой. Снова предлагала свой самый лучший в мире пароль, но его опять отвергали. Мне, конечно, было обидно, но что поделаешь. «Партизаны» прятались, «немцы» их ловили, «пытали», но пароль никто не выдавал.

Прекрасная пора – детство! Когда можно, не задумываясь ни о чем, без забот играть на улице в разные игры, пока мама не позовет тебя домой. Или выйти на улицу с куском хлеба и быстро сказать: «41 - ем один!», если не хочешь ни с кем делиться. Но когда тебя кто-нибудь опередит: «48 – половину просим!», тогда уж будь добр половину отдай. И мы делились, и было совсем не жалко. Это ведь неписаный закон улицы. Мы были очень дружными, я даже не помню никаких драк. Правильно говорят: хорошее запоминается, а плохое забывается. Вот поэтому я помню все наши детские игры, всех ребят с нашей улицы и свой пароль «Красные снежинки».

Жанна Коваленко, Казань