«Первое, что увидел - рукавица, а в ней моя оторванная кисть»
news_header_top_970_100

«Первое, что увидел - рукавица, а в ней моя оторванная кисть»

Молодому мужчине пришили руку, которую оторвало падающим краном. Операция прошла удачно. Мужчина уже может двигать пальцами. ЧП произошло на строительстве нового здания Зеленодольского управления милиции. Ведется следствие.

В тот злополучный день Алексей забыл взять на работу свою спецодежду: штаны и куртку. «Друзья мне говорили: не работай сегодня, иди домой, - рассказывает Алексей, - чего ты в грязь полезешь? А я им: по-быстрому сейчас залезу туда, доделаю работу - и все!»

В этот день вместе с молодым напарником он разбирал кран РДК. Его предстояло разобрать и отвезти на другой строительный объект. Стойка была последней деталью, которую нужно было снять с крана. Она-то и придавила Алексея. «Никогда эта железка сама не сходила с места, - улыбается Алексей. - Моя мама - крановщицей была всю жизнь - говорит, что никогда не видела, чтобы она без груза двигалась. Приходилось кувалдой ее. А тут…»

«Леха, стойка пошла!» - успел крикнуть Алексею молодой напарник, и конструкция весом около 400 килограммов упала, придавив слесаря. Алексей успел подставить руку и ногу, чтобы защитить голову. «Я подумал, что без руки или ноги прожить можно, а без головы - нет! - шутит он. - Говорят, тоннели надо видеть. Ничего не видел!»

едсестры, входя в палату к Алексею, улыбаются: веселый парень, говорят, симпатичный. Соседи по палате поддерживают: «С таким, как он, в армии легко».

Железная стойка упала Алексею на шею и лишила его дыхания. Коллеги парня меньше чем за две минуты успели подцепить краном упавшую стойку и снять ее с шеи своего друга. Если бы Алексей оставался без воздуха чуть дольше, он мог бы погибнуть, - считает доктор. «Первое, что я увидел, когда открыл глаза, - улыбается Алексей, - это рукавица, и в ней - моя оторванная кисть». Пока он говорит это, в палату входят его жена и спасители-друзья. «Она еще пальцами шевелила»,- добавляют они и начинают смеяться. Не смеется только жена.

- Первое, что я сказал, сказал напарнику: «Женя, сойди с ноги!» Потому что он от шока стоял на моей сломанной ноге! - веселит своих гостей Алексей. - Когда меня снимали с крана, - продолжает он, - а кран высокий - метров пять, я им кричал: «Ладонь, ладонь мою не забудьте!» - Не забудем, - говорят, - если что - сами тебе пришьем! В пакетик ее положили. Вот так: если не плачем, то смеемся…

В Центре пластической и реконструктивной микрохирургии НИЦТ «ВТО» делают операции с васкуляризированными тканями - это значит, с тканями живыми, в которых есть кровообращение. Чтобы восстановить потерянную подвижность, вернуть полноценные руки-ноги, а по сути - жизнь, микрохирурги сшивают артерии и вены, сосуды, нервы и кости. На вопрос журналистов: «Можете ли вы собрать человека по частям?» профессор Богов шутит: «Если хватает запчастей - да».

В больничной палате Алексея жена не сводит с него глаз. «Когда это случилось, я сходила в церковь и поставила свечку», - говорит она. По дороге в больницу Алексей попросил у врачей телефон и позвонил жене. Сказал, что уезжает в командировку на десять дней - не хотел пугать. «Думал, через десять дней будет легче сказать», - улыбается он.

- А я не поверила, - строго отвечает жена. – Я никогда не верю в такие вещи. Я сразу перезвонила, все узнала. Слезы хлынули…

Андрею Богову и его коллегам приходится оперировать не только взрослых, но и маленьких детей, пришивая им крошечные ручки и стопы. Жизнь людей буквально находится в их руках. Поэтому профессор Богов в любое время года носит перчатки: и в лесу, и на подводной охоте, и катаясь на горных лыжах, и строя дом на даче.

Алексей и его соседи по палате уверены, что с ними все будет хорошо. Имя каждого доктора центра произносят с уважением. А о беде рассказывают с юмором.

- А как с меня в больнице джинсы снимали! - смеется Алексей. - Резать хотели. Не режьте, говорю. Они тысячу восемьсот стоят. Новые купишь! - отвечают. Таких не куплю, говорю. Это подарок от брата. Сняли.

- Он действительно от Бога, - серьезно говорит Алексей. - Девять часов корпел надо мной. С ним еще команда его была.

Если у человека оторвалась конечность, есть только 12 часов, чтобы вернуть ее на место. Прошло не больше двух часов с момента трагедии, когда профессор Богов уже положил Алексея на операционный стол. Покалеченная рука парня представляла собой месиво. Времени на операцию могло потребоваться больше. Врачам пришлось сшивать сосуды диаметром полтора миллиметра. А где сшивать было уже нечего - вставлять протезы - 8 искусственных сосудов и 7 искусственных нервов. Управились за 9 часов. Рука была спасена. Алексей уже может двигать пальцами. Экстренные операции высокой сложности - это трудная, но будничная работа медиков центра. Они говорят, что могли бы делать их больше, спасать больше жизней, если бы им удалось открыть специализированный центр реплантации.

- Я хотел быть пианистом, - рассказывает Алексей, - но не получилось: в музыкальную школу меня не отдали. Я в танцевальную ходил. Но у меня нога-то сломана правая тоже (смеется).

В слесари Алексей - выпускник юридического вуза - пошел, чтобы заработать денег на квартиру. Но за пару дней до ЧП подал документы: хотел работать в убойном отделе.

- Не знаю, возьмут ли теперь, - снова улыбается он. - Буду практикующим юристом.

В юности Андрей Богов мыл полы в операционных и заполнял истории болезней, чтобы иметь возможность наблюдать, как работают за операционным столом корифеи. На четвертом курсе мединститута ему уже доверили сделать операцию человеку, которого только что вытащили из-под колес автомобиля. Сегодня у него есть колоссальный опыт, титул «Врач года» и коллектив единомышленников - специалистов высочайшей квалификации.

Сейчас в Зеленодольске расследуют причины ЧП. На один год, пока будет реабилитироваться рука, Алексей получит третью группу инвалидности. А профессор Богов добивается создания реплантационного центра - клиники, в которой людям, как и Алексею, будут возвращать жизнь.