Проигранная невеста
news_header_top_970_100

Проигранная невеста

Проигранная невеста

Все началось с листа красивого переливчатого пластика. Кто-то приколотил его к столу, за которым испокон веку мужики во дворе распивали пиво и дулись в домино. Вместо домино пошли в ход карты, закипели страсти. Вот и Артем с Игорем, обычно не слишком азартные, заигрались не по-детски.

Противостояние подогревалось соперничеством из-за девушки. Миниатюрная брюнетка Алина, похожая на ясноглазую кошечку, - из тех, на ком сразу хочется жениться, да в таком тихом омуте... Сначала с ней встречался Артем, но когда познакомил с мамой, что-то между ними не склеилось. Никаких конфликтов, лишь корректная дискуссия о фаршировании патиссонов. Позднее Алина сказала, что двум хозяйкам на кухне не ужиться. Помолчав, добавила:

- И еще ты куришь.

Вот так все между ними и кончилось. С Игорем у Алины подобных проблем не возникло. Жил он один, поскольку его мать переселилась ко второму мужу, неплохо зарабатывал и даже не курил. Свадьбу назначили на октябрь, а за лето решили немного обустроить квартиру, прикупить кое-что. Игорь умилялся энтузиазму невесты при бытовых хлопотах. Вот это темперамент! С такой бы страстью... Ну да все впереди! Но впереди оказался неверно переливающийся игорный стол.

Игорь никак не желал поверить, что если везет в любви, то однозначно не везет в картах, за что и поплатился. Сначала расстался с наличностью, затем с золотой цепочкой, а дальше игра пошла совсем уж всерьез. От потери квартиры спасло лишь то, что по документам владел ею совместно с матерью, не мог распоряжаться единолично, зато проиграл Артему право безвозмездной аренды на три года вперед.

Вернувшись домой, напился. Наутро, когда голова слегка отошла, стал обдумывать сложившуюся ситуацию. Проигрыш надо отдавать, не позволяя жабе внутри себя искать возможности увильнуть, и мать как-то убедить не вмешиваться. Поехал к ней, рассказал. Мать бушевала ровнехонько пятьдесят семь минут - он молчал, глядя на движение стрелок часов на стене. Напоследок сказала, что нет большой беды без маленькой пользы. Теперь-то будет возможность увидеть, как эта лукавая девчонка на самом деле относится к ее сыну.

Игорь скрипнул зубами. Как рассказать Алине?! Но когда встретились, оказалось, ей уже все известно. Сказала, она просто поверить не могла, что он на это способен, но несмотря на все эмоции, обязана отнестись к ситуации ответственно. Если мужчину настолько заносит, она не имеет права вверять ему судьбу семьи и будущих детей. Вот... И раз собралась жить в его квартире, так тому и быть, пусть даже с другим мужем.

Конечно, тоже картежник, но по крайней мере сражался за нее, Алину, а не из пустого азарта, и поклялся больше не играть. Игорь поймал себя на том, что от рвущихся наружу слов, всяческих слов, его просто покачивает. Сдержался. В затянувшейся паузе Алина тихонько заплакала. Игорь хрипло произнес:

- Ну, счастья тебе. - И вышел.

Дома собрал личные вещи, перевез к матери на дачу. Мать приехала, устроила дополнительную выволочку, на этот раз всего на восемнадцать минут, а потом сообщила, что отчим нашел для него контракт - работа на Cеверном Урале, пока что на год. И тоже расплакалась. Игорь обнял ее и по собственному почину обещал больше не прикасаться к картам. Перед отъездом он занял денег у отчима и послал Алине подарок на свадьбу - стиральную машину, какую они еще вместе приглядели.

В следующий раз в Казани Игорь оказался в командировке за пару месяцев до окончания трехлетнего срока аренды. Воспользовался случаем, чтобы навестить мать и перегнать домой новый джип. Заехал и на свою квартиру посмотреть, как там дела. Открыл ему Артем. Игорь снял ботинки, сунул ноги в подставленные тапочки. Артем нагнулся, крякнув, и переставил ботинки на половик, в ряд с другой обувью. Сказал тихонько:

- У Алины порядок - не забалуешь!

Действительно, квартира просто сияла чистотой и ухоженностью. Игорь взглянул на вошедшую хозяйку - да, расцвела. Сердце дрогнуло... Познакомили с наследником - здоровеньким, похожим на маму. Пообедали, а когда Артем засобирался «за сигаретами», стало понятно: деловые переговоры будет вести Алина. Пока убирала посуду, Игорь следил за ее красивыми движениями. Спросила, когда у него заканчивается контракт. Объяснила - им надо бы пожить здесь еще полгода. Дело в том, что мать Артема тяжело больна и, видимо, в ближайшую пару месяцев... Потом придется делать серьезный ремонт - там отличная квартира, но очень запущенная. Ребенку пока лучше пожить в другом месте. Он, Игорь, не будет в убытке - ведь видел, как они обустроили кухню и ванную, все останется ему, включая мебель и технику. Он спросил:

- И стиральную машину оставишь?

Алина подняла свой ясный взор:

- Ну конечно! Артем работает в двух местах, так что для той квартиры все новое купим.

Игорь, подумав, сказал, что да, это можно устроить. И глядя на нее, спросил, любила ли она его тогда... ну, тогда? Она молчала, перетирая вилки. Вздохнула: любовь любовью, а замуж надо выходить по уму, иначе получается... Знаешь ведь мужской идеал: герой где-то там воюет, а семья ему - надежный тыл. Ладно бы герой, а то часто балбес балбесом, а туда же, обеспечивай ему тыл! Довоевались до того, что женщины рожать боятся. А еще вопрос, где фронт, где тыл... Вот тогда и перестраховалась.

Игорь усмехнулся и стал прощаться. Оказывается, Артем ждал его во дворе, за тем самым столом, и на истершемся уже пластике стояли стаканчики. Сказал, что санкционировано свыше, чтобы на вольном воздухе пар выпустили. В пределах разумного. Пар выпускал в основном Артем:

- Да не жалуюсь я... Грех жаловаться. За матерью больной опять же ухаживает. Только у нее порядок в доме - как на сигнализации - чуть тронь... Живешь, как в музее. И во всем регламент, а не... Э-эх...

Игорь разлил остатки:

- Давай за сына твоего! Хороший у тебя сын!

Артем кивнул:

- Сын - это да! Лучше не бывает - реально! А тебе спасибо, что зла не таишь. Ведь могло получиться...

Игорь вспомнил те глаза и кивнул - могло бы... Но подумал, что вообще-то все к лучшему. За три года на крутых ветрах он кое-что понял про жизнь и про самого себя. Вряд ли смог бы, подобно Артему, жить на коротком поводке под гнетом этой вкрадчивой домашней диктатуры. Опять же только начал всерьез вставать на ноги, еще года три ему будет нужна свобода. А потом... Прочный тыл человеку действительно необходим, и теперь он знает, на что тот не должен походить. Замурлыкал под нос старую песенку. Артем поддержал: «Эх, рула, ты рула, ты рула-ла-ла... Если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло...»