«Санта-Барбара» по-казански. Дедушкина провокация
news_header_top_970_100

«Санта-Барбара» по-казански. Дедушкина провокация

Илья Федорович знал счет деньгам. С далекой юности с уважением относился к любой заработанной копейке. Всегда имел накопления на черный день, как сейчас говорят, — финансовую подушку безопасности. Хранил сначала в сберкассе, а потом в банке. И охотно давал в долг приличные суммы проверенным людям, которые удивлялись, как это в наше время ветерану удается иметь свободные средства.

Но в этом году, когда процентная ставка стала такой, что держать пенсионерские сбережения оказалось делом невыгодным, Илья Федорович достал блокнот, где у него были записаны всякие полезные телефоны. И, покопавшись в нем, созвонился со знакомым риелтором. То что недвижимость — самое надежное вложение денег, старик знал давно.

— Да на ваши два миллиона сейчас из приличного можно купить разве что квартиру-студию, — сразу огорошил его риелтор. 

— Как это так, — не поверил Илья Федорович, рассчитывающий со своими капиталами на приличную хрущевку-двушку. — И что это еще за студия? 

Риелтор объяснил в двух словах, прислал деду фото. Понятно, современное скромное жилье, где единственная комната совмещена с кухней. Для молодежи сойдет. Старик посовещался с сыном и дал риелтору добро на поиск той самой студии. А вскоре приступил к осмотру вариантов. 

План у Ильи Федоровича был простой. Он покупает жилье. Потом, как многие сейчас казанцы, выгодно сдает его. А получаемые с квартирантов деньги отдает любимой внучке. При мыслях об Арине у Ильи Федоровича в очередной раз защемило сердце. Внучка, недавно с красным дипломом закончившая мехмат университета, была у деда единственной. Так уж сложилось: сын у них с женой был единственным ребенком и вот теперь одна внучка. Эту умненькую девочку Илья Федорович не то что любил. Свою Аринку он просто боготворил и безоглядно баловал! К примеру, когда горячо обожаемая барышня успешно сдала на водительские права, подарил ей отечественную машину. А когда скоропостижно умерла жена, то позвал Аринку жить к себе, выделив ей лучшую комнату в своей старенькой, сразу опустевшей трешке.

Там-то между дедушкой и внучкой однажды и пробежала черная кошка. Как-то вечером Арина вернулась с занятий не одна, а с весьма неуклюжим и застенчивым молодым человеком. Ростом он не дотягивал до своей барышни, имел явно избыточный вес. И почему-то сразу Илье Федоровичу не понравился. 

— Дед, знакомься, это мой друг Стас! — волнуясь, прощебетала Арина. — Мы вместе учимся и будем сейчас к семинару готовиться.  

«К семинару так к семинару, учеба — дело святое», — подумал дед и плотно закрыл за собой дверь, чтобы, значит, не мешать выпускникам вуза заниматься. Но! Когда в два часа ночи он по привычке прошествовал в туалет, то с удивлением заметил в комнате внучки свет и услышал приглушенный смех. Не пора ли, однако, молодым расходиться? Дед резко распахнул дверь. А там — картина маслом — внучка стелет на своем диванчике постель на двоих. Несмотря на столь поздний час, Федорович вскипел как самовар. 

— Это что ты тут развела? — закричал он. — Моя и бабушкина квартира — не дом свиданий! Вон! Молодой человек пусть немедленно покинет мою жилплощадь. 

Молодые обалдели. Испуганно переглянулись, а потом вызвали такси и исчезли во мраке ночи. В итоге Илья Федорович, положив под язык валидол, принялся думать грустную думу о том, почему и его внучку не обошло стороной это бесстыдное поветрие в виде свободной любви. Он вспомнил жену, свою первую и единственную любовь… Свадьбу, их первую брачную ночь, потом трепетное сообщение супруги о том, что у них скоро будет ребенок… Вот ведь как раньше молодые семьи жить начинали! А что сейчас? Сопливые девчонки соглашаются жить в гражданском браке едва ли не со школы. Рожать боятся, поскольку не уверены, чем этот брак завершится. Нет! У Аринки он такого не допустит! 

Илья Федорович со страхом ждал возвращения Арины. Но внучка не пришла ни вечером, ни через неделю, ни через месяц. Дед затосковал, заскучал по своей щебетунье, но продолжал стоять на своем: к нему пара вернется только через загс. Сын попытался выступить между конфликтующими сторонами парламентером. 

— Пап, они все сейчас так живут, — увещевал он родителя. — Считаешь, хорошо, что Аринка в свои 23 года была бы одна? Да ты радуйся, что у нее наконец молодой человек появился! 

Поводов для радости Илья Федорович не видел, твердил одно: 

— В моем доме гражданских семей не будет! 

Когда сын снял влюбленным квартиру, за которую пришлось выкладывать ползарплаты, Федорович почувствовал себя виноватым в ущемлении финансовой стабильности его семьи. И разработал план покупки недвижимости и возмещения расходов своего единственного ребенка. Когда вариант современного жилья был наконец найден и сделка совершилась, он, пересилив себя, позвонил Арине. Попросил внучку помочь прибраться в той студии. А затем выложить в интернете объявление о сдаче квартиры.

Аринка, естественно, пришла не одна, а с этим своим… бойфрендом, вспомнил дед новомодное словечко. А тот, несмотря на избыточный вес, оказался весьма даже работящим и ловким, удивился Федорович в процессе уборки. Работал как заправский сотрудник клининговой компании. Умело протер пыль с мебели и со стен, быстро помыл окна и полы, сбегал на мусорку. В итоге Аринке оставалось лишь постелить коврик в ванной.

— Он деревенский, — пояснила внучка. — Все может и умеет, а готовит даже лучше меня. 

Дед подобрел, однако, внешне не придал этой характеристике значения. На следующий день он приготовился отвечать на звонки будущих квартирантов и удивился тому, что их нет. Через неделю стало ясно почему. Неожиданно позвонила Аринка и своим нежным, ангельским голоском, способным растопить чье угодно сердце, попросила дедушку: 

— Дедуль, может, ты не будешь сдавать эту квартиру? Она такая светлая и уютная… Опять же, от родителей и тебя недалеко. Жалко, если в ней поселятся чужие люди… Мы вчера со Стасом заявление в загс подали. Может, разрешишь нам в твоей студии пожить? 

Дед возликовал и немедленно отправился отпраздновать с сыном победу над гражданским браком. 

— Папа, а ты, оказывается, искусный провокатор! — смеялся сын, довольный таким поворотом. 

Свадьбу наметили на август. Больше всего Федорович рад, что ему не нужно ломать голову над подарком. 

Татьяна ЧЕРНЫШЕВА