Врачебные ошибки: возможно ли их избежать?

Темой телевизионных передач и печатных публикаций в СМИ часто становятся сенсационные сообщения о врачебных ошибках, в результате которых нередко гибнут больные. Депутат Государственной думы, председатель подкомитета по охране детства, профессор, детский хирург Михаил Рокицкий не отрицает того, что врачебные ошибки существуют, но подчеркивает: есть пропасть между такими понятиями, как врачебная ошибка и врачебное преступление. И путать их нельзя ни в коем случае.

- Что такое врачебная ошибка и что - преступление?

- Разница между этими понятиями огромная, но большинство людей их не отличают. Например, в одной передаче о врачебных ошибках ведущий привел пример: пьяный врач делал операцию, в результате которой пациентка погибла. Это не ошибка. Это врачебное преступление, подлежащее уголовной ответственности. Когда врач отказывается осматривать больного, если тот пьян или грязен, или по иным причинам, если в действиях врача есть преступный умысел, халатность, это тоже врачебное преступление, подлежащее уголовной ответственности. К счастью, такое встречается редко. Абсолютное большинство врачей - честные люди, работающие не за страх, а за совесть. И есть отдельные мерзавцы - их не больше, чем в других профессиях, но в медицине они заметнее. Чаще всего мы имеем дело с врачебной ошибкой, не подлежащей уголовному преследованию.

- В чем причина врачебных ошибок?

- Медики - такие же люди, не боги. Им свойственно ошибаться, как и абсолютному большинству, но в нашей профессии это опаснее. Ошибка - это добросовестное заблуждение врача, которое нанесло вред здоровью больного. То есть он был искренне убежден, что правильно поставил диагноз, правильно лечит, но в силу различных обстоятельств все же ошибся.

Ошибки по объективным причинам, то есть не зависящим от врача, были, есть и будут всегда. Причина тому - несовершенство диагностики, неточность медицинских знаний, ведь медицина - это не математика, где дважды два всегда четыре. Одна и та же болезнь принимает различные формы, тем более у разных людей. Она может проявить себя неожиданно или маскироваться под другую болезнь, особенно часто - у детей. Это самая распространенная причина врачебных ошибок. Имеют значение уровень оснащения больниц, разный опыт врачей, появление новых заболеваний. Ошибаться могут даже самые опытные. Я около 50 лет в медицине, но не смогу отличить обычный грипп от птичьего, и возможна ошибка, потому что это пока мало изученное заболевание.

Объективные причины ошибки, как правило, выступают фоном для субъективных причин - например, недообследование пациента или пренебрежение мнением другого врача. К примеру, врач, заподозрив что-то, посылает больного к хирургу, а тот не принимает всерьез мнение коллеги и отправляет его обратно. А ведь если есть сомнение, надо госпитализировать и наблюдать.

Избежать ошибок невозможно. Но их количество больше, чем последствий от них. И абсолютное большинство случаев заканчиваются благополучно, смертей, к счастью, каждый год все меньше.

- И все-таки с врачебными ошибками можно как-то бороться?

- Самый верный путь избежать ошибок - делать их последовательный и открытый разбор, невзирая на лица. Когда я, профессор, допустил ошибку, то разбирал ее потом перед студентами. Коллега сказал мне: что ты делаешь?! Не боишься потерять авторитет? Я ответил: авторитет я не потеряю, а они потом не допустят такого же прокола и не будут стесняться публично его обсуждать. В своей клинике мы поступаем так при всем коллективе. Если этого не делать, ошибки будут повторяться, а врачи не научатся признавать и анализировать их.

- Хорошая материально-техническая база помогает предотвращать врачебные ошибки?

- Безусловно. Сейчас многих ошибок, свойственных прошлым годам, нет потому, что имеется новое диагностическое оборудование, исключающее их. Например, компьютерный томограф. Легче точно поставить диагноз «инфаркт миокарда», если есть электрокардиограф.

Но одной техники мало. Нужна совокупность нескольких составляющих: это хорошее обучение врача, материально-техническая база, духовное воспитание врача и населения тоже.

- Всегда ли смерть пациента или ухудшение его здоровья связаны с ошибкой врача?

- Нет. Есть неизлечимые заболевания, над которыми мы пока не властны, просто смертельные случаи, например после аварий. Но есть и другой фактор: это поздно обратившиеся к врачу пациенты. Запустив болезнь, и часто необратимо, они затрудняют задачу врача и увеличивают его шансы на ошибку. Поэтому никогда не тяните с обращением к врачу! Особенно внимательными будьте с детьми: если в состоянии ребенка хоть что-то вызывает тревогу - не откладывайте визит к педиатру.

- Имеет ли смысл потерпевшему от врачебного преступления или ошибки доказывать свою правоту? В обществе устойчиво мнение, что врачам особенно свойственна корпоративная солидарность и доказать виновность врача невозможно.

- Это неправда. В качестве доказательства приведу случай из собственной практики. К хирургу привели ребенка с определенным заболеванием, а тот, даже не обследовав его, отправил обратно. Ночью педиатр попросил еще раз осмотреть ребенка, но хирург отказался. Ребенок погиб. Родители не подали на него в суд, в суд подал я. И я возбудил уголовное дело. Мне приходилось увольнять однажды двух своих хирургов, а один из них был блестящим специалистом, за пьянство на работе. Я не стал покрывать их.

Если вы не удовлетворены результатами лечения, имеете право подать в суд в обычном порядке. Создается комиссия, в которую входят судебно-медицинский эксперт, главный специалист и еще несколько человек. Ни один из них не имеет отношения к данной больнице и к врачу, так что защищать их им нет никаких причин.

- Врачи должны признавать и анализировать свои ошибки, а близкие погибших больных - какие выводы они должны делать?

- Я не призываю оправдывать преступление или ошибки. Я призываю быть объективными и не делать из врача оборотня в белом халате, ведь именно этот образ стал так популярен в СМИ.

Расскажу две истории. Однажды к нам в больницу из цыганского табора привезли мальчика с запущенным приступом аппендицита. Девять дней взрослые тянули, у мальчика был перитонит, он был безнадежен. Мы сделали все возможное, но спасти не смогли. Когда шли из морга, где производилось вскрытие, за нами бежали цыгане и кричали: «Убили! Зарезали!» А мне хотелось спросить: «Где вы были раньше?» А вот другой случай. В нашу больницу привезли годовалого малыша с гнойниками в легких - страшное заболевание, которое сейчас почти не встречается. У него было стафилококковое заражение крови. Я не уверен, что и сейчас мы бы спасли его, а тогда не было таких антибиотиков, как сегодня. Мальчик погиб. Через неделю после гибели ребенка к нам в клинику пришли мать и отец... с букетом цветов. Я не могу и сейчас спокойно об этом говорить. Они сказали: мы видели, как вы боролись за нашего сына, и хотим сказать спасибо.

- Значит, мы, пациенты, тоже должны многому научиться?

- Как я уже говорил, нужно духовное воспитание и врачей, и населения. Пациент тоже должен участвовать в процессе лечения, а не быть его пассивным объектом. Сейчас в Думе лежит глобальный законопроект о здравоохранении, который вносит новые элементы в этот вопрос. И еще готовится отдельный очень нужный законопроект - о правах врача и пациента.

 

Беседовала

Светлана ГОРДЕЕВА

КВ
Лента новостей