Питание в России - удовольствие экстремальное!

Посчитав, что излишняя опека мешает развитию малого и среднего бизнеса, 1 мая 2009 года правительство РФ издало закон №294-ФЗ, призванный ослабить давление контролирующих органов на предпринимателей.

О чем же говорит закон, вступивший в силу более года назад? Плановая проверка хозяйствующего субъекта может быть проведена не чаще, чем один раз в три года. Более того, утвержденный план проведения этих самых проверок органы госконтроля обязаны доводить до сведения предпринимателей, либо размещая его на своем официальном сайте, «либо иным доступным способом». И наконец, «о начале любой проверки по графику проверяемую компанию должны уведомить не позднее, чем за три рабочих дня до начала ее проведения».

Комментарии, как говорится, излишни. Но они все-таки будут.

- Как следует из вышесказанного, недобросовестный продавец уже не будет беспокоиться об обязательном соблюдении требований действующего законодательства как минимум в течение трех лет после плановой проверки, - говорит начальник Госалкогольинспекции РТ Игорь Марченко. - Кроме того, предварительное уведомление о предстоящей проверке в большинстве случаев приводит к ее низкой результативности. Фактически утрачен фактор внезапности, благодаря которому проверки могли быть достаточно эффективными. И пользуясь вседозволенностью, предприниматели подвергают опасности здоровье населения.

Не будем голословными. По данным Федеральной службы Роспотребнадзора, в первом квартале 2010 года в России зарегистрировано 40 вспышек острых инфекционных кишечных заболеваний. А суммарно за тот же период всех последних трех лет - всего 32 вспышки. Их причины, как правило, - грубейшие нарушения технологического процесса на предприятиях, занятых в сфере производства и оборота пищевых продуктов, а также на пищеблоках при приготовлении блюд. География заболеваний - практически вся территория страны.

А вот что следует из данных, предоставленных Госалкоголь-инспекцией РТ. Уже в 2009 году по сравнению с предшествующим годом на 26% увеличилось количество жалоб покупателей на реализацию некачественных продовольственных и непродовольственных товаров на рынках городов и районов республики. За 1-й квартал текущего года по сравнению с аналогичным периодом прошлого на 11% увеличилось количество жалоб. В частности, на масложировую продукцию, кондитерские изделия, бакалейные товары. Увеличилось на 7% количество реализуемой некачественной продукции, особенно с истекшим сроком годности, продукции без информации о дате выработки товара (что не позволяет установить срок годности). А также пищевых продуктов, на которых продавцами перемаркирована дата выработки или срок годности. Все это создает реальную угрозу нашему здоровью.

Представьте себе, например, состояние женщины, которая купила в апреле этого года в магазине Набережных Челнов несколько наименований продуктов. И все они, за исключением мороженого, оказались с истекшим сроком годности: и колбаса, и чай, и торт, и молоко, и кетчуп! Только благодаря письменной жалобе покупательницы в территориальный надзорный орган специалисты смогли провести внеплановую проверку, во время которой было выявлено просроченных товаров на кругленькую сумму.

Спасение потребителей

Насколько же оправдано сужение полномочий проверяющих органов, если, даже точно зная, что имярек реализует некачественный товар или иным образом нарушает правила реализации товара, они не имеют права провести внеплановую проверку? На мой взгляд, ситуация доходит до абсурда. Например, в маленьком торговом павильоне я видела, как продавщица, нарезавшая колбасу, уронила нож на затоптанный пол (только что грузчик в грязных сапогах проносил ящики с товаром на склад). Дама подняла его и спокойно продолжала делать нарезку. Если бы в этот момент рядом находился инспектор проверяющей организации, он бы не имел права ни сделать замечание, ни тем более составить протокол. Подобное вмешательство является несанкционированным. И только я, потребитель, имею право сообщить в контролирующий орган об увиденном.

Именно поэтому Игорь Марченко говорит о возросшей ответственности потребителя как о важнейшей мере для улучшения данной ситуации. Но и покупатели, как выяснилось, - одно из самых слабых звеньев в этой цепи. Права потребителя в РФ очень хорошо поддерживаются законом. Но сам покупатель в большинстве своем безынициативен, труслив и неграмотен. Да и сидит где-то глубоко в подкорке, что «стучать нехорошо».

А вот на Западе подобная информация поощряется не только общественным мнением, но и материально – путем официального вознаграждения от государства. Представляю, как обогатился бы в таком случае бдительный житель Тукаевского района, который, купив в магазине в своем селе жевательную резинку с истекшим сроком годности, провел собственное расследование и написал претензию в Набережночелнинский территориальный орган не только о просроченной жвачке, но и о сырах и кондитерских изделиях. В результате внеплановой проверки инспекторами подтвердились факты реализации несвежих плюшек, тарталеток и жевательных резинок.

Провизия без сертификации

Но и это еще не все напасти, обрушившиеся на голову потребителя. С 15 февраля 2010 года отменена обязательная сертификация пищевой и парфюмерной продукции.

- Это означает, что теперь производители пищевых и парфюмерных товаров должны иметь лишь декларацию соответствия, которую бизнесмены заполняют на основании собственных доказательств безопасности и качества продукции. Ранее обязанность тестировать продукцию в лабораториях лежала на сертификационных центрах, - объясняет Игорь Марченко.

Противники отмены обязательной сертификации аргументировали свои возражения тем, что в России слишком низкая степень ответственности производителей и продавцов, а штрафы за нарушения мизерные. В соответствии со ст. 19.19. КоАП РФ нарушение обязательных требований госстандартов при реализации (поставке, продаже, хранении, транспортировании) влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 4 до 5 тысяч рублей с конфискацией предметов административного правонарушения. На юридических лиц - от 40 до 50 тысяч рублей с конфискацией предметов административного правонарушения.

В Евросоюзе, к примеру, на бизнесменов тоже возложена добровольная сертификация товаров, но наказание для нарушителей не в пример строже российского. Допустим, при обнаружении просроченного товара магазин просто закрывают, а его хозяину впредь будет запрещено торговать пищевыми продуктами. Кроме того, на Западе сертифицированные продукты ценятся гораздо выше и имеют массу преимуществ. Например, именно их предпочитают закупать ценящие свою репутацию магазины и рестораны…

О необходимости сертификации говорит, например, такой случай. В пору еще обязательной сертификации образцы своей продукции на тестирование предоставил казанский предприниматель. Лабораторный анализ показал, что в его конфетах и печенье находится меламин – тот самый, которым в Китае отравились и погибли малыши, получавшие детское питание. Кстати, сухое молоко именно китайского производства было завезено в тот период в один из крупных оптовых магазинов Казани, где по счастливой случайности как раз в это время проходила плановая проверка контролирующих органов. Остатки партии из продажи изъяли, но изготовить продукцию с опасным ингредиентом наш предприниматель уже успел. А что, если бы она не прошла сертификацию? И что содержится в продуктах, которые мы едим сейчас? Ведь на прилавках уже появилась провизия, не проходившая тестирование в сертификационных центрах...

А лабораторный анализ, обязательный при сертификации, позволяет выявить такие опасные включения, как соли тяжелых металлов, токсичные элементы, пестициды… Теперь продукция с такой «патологией» уже не будет отсеиваться. По словам замгендиректора ЗАО РСМЦ «Тест-Татарстан» Любови Артамоновой, многие татарстанские предприниматели по инерции еще продолжают проходить сертификацию. Но некоторые уже говорят: «А зачем это мне? Не обязан – не буду».

Что в итоге?

Подобные законы разрабатывают, априори отталкиваясь от так называемой презумпции добросовестности предпринимателей. То есть доверия государства хозяйствующим субъектам. Да и мы, потребители, заинтересованы в процветании малого и среднего бизнеса. Ведь по статистике в нем занято от четверти до одной трети всего работающего населения. А мы все - участники процесса с той или иной стороны, но - на основании честных и добросовестных взаимоотношений. Однако здесь, как показывает практика, наше доверие не всегда оправданно.

КСТАТИ. В кулуарах правительства в рамках той же добровольной сертификации обсуждается еще и отмена санитарно-эпидемиологического заключения.

КВ
Лента новостей