Вечерняя школа: пансионат для двоечников и малолетних матерей?

Молодая учительница одной из вечерних школ Казани пригласила корреспондента «КВ» к себе на урок.

Среда, 9 утра. У порога школы толпа подростков. Парни окружили девушек в мини-юбках. Во рту у всех сигарета или жвачка. Здороваться, похоже, здесь не принято. В холодном фойе натыкаюсь на девушку-гота с экстравагантной прической. Пытаясь разобраться со своим парнем по телефону, она явно играет на публику: в речи только мат.

- Занятия в нашей школе в две смены. Но начинаются не в 6 вечера, как считают многие, а с 8 утра, - вводит в курс дела учительница. - Казалось бы, обычная школа, только здесь за одной партой сидят 14-летняя девочка-подросток и 26-летний штукатур-маляр.

Наш разговор прерывает звонок. Спешим на урок. Из 30 учеников в наличии только 12. Да и кто захочет сидеть в холодном кабинете – помещение школы плохо отапливается, сидим в верхней одежде. Замечаю, что здесь не приветствуют учителя стоя и не поднимают руку. Зато выкрикивают с места. А если звонит мобильный телефон – спокойно выходят из класса. На замечания учителя почти не реагируют.

В тот день учительница английского языка Дина Ивановна запланировала контрольную работу. Но проводить ее с таким количеством учащихся нет смысла. Как и объяснять новую тему. Остается повторять пройденный материал. Послушав ответы, понимаю: по уровню знаний английского языка одиннадцатиклассники рядом с пятиклашками. Не могут ответить на элементарные вопросы! На парте только ручка и листок бумаги. Тетрадь – редкий экземпляр, встречается лишь у некоторых.

- Учебниками учеников старается обеспечить школа. Но их приходится раздавать перед началом занятий и собирать в конце, - скажет потом учительница. - Дать книги на руки учителя не решаются. Во-первых, мало кто возвращает. Во-вторых, если и вернут, то в неузнаваемом виде.

Когда до конца урока остается 10 минут, в класс со словами «Я успел!» врывается 18-летний Юра. Все умирают со смеху. Измученная Дина Ивановна объясняет домашнее задание. 11в у нее не самый худший. Есть и такие классы, ученикам которых ничего не стоит довести учителя до слез, оскорбить и унизить.

Контингент

В классе Дины Ивановны половина учеников состоит на учете в милиции. Вторая – «переселенцы» - трудные подростки из разных школ Казани. В записной книжке учительницы подробная характеристика каждого. Здесь все - начиная от даты рождения и заканчивая номерами телефонов родителей.

- Контингент учащихся нашей школы довольно разнообразный, - мягко говорит Дина Ивановна. – Девушки в основном матери-одиночки. Такие, например, как моя ученица Маша (все имена изменены. - А.А.). Девушка не ходила в обычную школу по двум причинам: лень и внезапно появившийся молодой человек. В восьмом классе Маша забеременела. О школе пришлось забыть. Обеспокоенные за будущее дочери родители уговорили ее продолжить учебу в вечерней школе. Мать-одиночка наконец-то поняла, что без аттестата даже дворником не устроишься. Таких, как она, в школе много. Труднее всего работать с теми, у кого позади колония для малолетних преступников: на учебу не ходят, но оценку хорошую требуют. Не поставишь - услышишь угрозы. Был у меня ученик, который на зону ходил через год. Возвращается в нашу школу и обещает взяться за ум, но, увы, надолго его не хватает. У таких ребят сильно страдает психическое развитие. Озлобленные на весь мир, они срываются на учителях и одноклассниках.

Следующие - ребята из неблагополучных семей и те, кого называют белой вороной или отчислили за неуспеваемость.

- Один из таких Алеша, - продолжает рассказ Дина Ивановна, – вроде бы способный ученик. Сначала регулярно ходил на занятия, но ближе к Новому году вдруг исчез. Позвонила родителям, а мать знать не знает, где ее сын. Попросила ее разобраться или хотя бы продиктовать номера друзей и знакомых сына, а она меня и слушать не стала. Как-то я потеряла еще одну свою ученицу - Аню. За неделю до этого девочка позвонила и предупредила, что заболела. Но прошла вторая неделя. Я забеспокоилась и позвонила – мобильник не отвечал. Звоню отцу, а он уверяет, что дочь каждый день ходит в школу. Не прошло и десяти минут, как пропащая перезванивает и отчитывает меня: «Какое право ты имеешь звонить моему отцу?! Хочу - хожу в эту драную школу, хочу – нет!» Бывает и похуже.

Здесь есть и такие, кого не приняли в обычной школе. Издевались, оскорбляли, били за убогий внешний вид. После того как сын стал приходить из школы в синяках и ссадинах, родители перевели девятиклассника в вечернюю школу. Теперь мальчик учится во вторую смену, а утром подрабатывает на рынке.

- Рынок – отдельная тема разговора, - признается Дина Ивановна, показывая в коридоре на рыженькую девушку. – Эту барышню можно увидеть в школе раз в неделю – только по вторникам. В остальные дни она торгует колготками и носками на рынке. Во вторник ее заменяет хозяин киоска. Бывает, к нам попадают подростки, в жизни которых случилось большое горе. Например, один мальчик в 12 лет пережил жуткую трагедию: в автокатастрофе погибли мать и отец. Единственным близким человеком оказалась бабушка-инвалид, за которой был необходим постоянный уход. Из-за переживаний мальчик стал замкнутым – перестал посещать школу, общаться со сверстниками. У нас его тоже дразнят Молчуном, но он не обижается.

Статистика

По данным управления образования Казани, в вечернюю школу принимают с 15 лет. Всего в городе 8 вечерних и открытых сменных общеобразовательных школ, одна из которых (36-я вечерняя) находится при колонии несовершеннолетних. По данным на 20 сентября 2009 года, в вечерних школах обучаются 2685 учащихся. Обучение ведется с 9-го класса, но бывают исключения, связанные с подачей заявлений, - индивидуальные занятия могут проводиться и с учениками начиная с 5-го класса.

В вечерних школах очная и заочная форма обучения. Выпускникам 12-го класса выдается аттестат гособразца, точно такой же, как и в обычной общеобразовательной школе. Чтобы учиться в вечерней школе, достаточно принести аттестат об основном образовании, личное дело и заявление от родителей, если нет 18 лет. В отдельных случаях необходимо решение комиссии по делам несовершеннолетних.

Почти резюме

Между тем с каждым годом число учащихся в вечерних школах увеличивается. Ведь у нас так и нет структур, которые занимались бы проблемной молодежью. Нет специальных выравнивающих программ для детей группы риска, имеющих перерыв в учебе и пробелы в знаниях. Нет спецпрограмм подготовки учителей к работе с трудными подростками...

- На вопрос «Как решить проблему вечерней школы?», наверное, могут ответить только сами учителя, - уверяет Дина Ивановна. – На мой взгляд, у нас нужно организовать бесплатное горячее питание (столовых в «вечерке» нет). Ведь у нас много ослабленных детей из малообеспеченных семей. Разработать систему консультационной поддержки защиты прав детей; обеспечить вечерние отделения социальными педагогами и психологами. Создать систему сопровождения несовершеннолетнего ученика независимым общественным защитником его интересов. Развивать сеть проектов и систему волонтерской работы с детьми группы риска. Искать пути создания базы для их профессиональной подготовки. Предложений много... Самое главное - учителей вечерних школ нужно поддерживать! К сожалению, сейчас «помощь» общества заключается лишь в том, что вечернюю бесконечно проверяют и ругают. Но ведь мы работаем с очень трудными детьми. Теми, кого уже выдавил конвейер общеобразовательных школ...

- Проблема вечерних школ очевидна и остра. Многие из них сегодня запущены и живут по принципу «сами по себе». Главная задача вечерней школы – дать возможность людям, не получившим своевременно полного среднего образования, выучиться и иметь в дальнейшем возможность поступить в вуз. Было время, когда эти школы назывались ШРМ (школы рабочей молодежи). Между прочим, я сам окончил вечернюю школу. Учился в профучилище, где мы проходили спецпредметы, и параллельно посещал «вечерку». Со мной учились несколько человек, которые в свое время бросили дневные школы и пошли работать. Спустя время они решили доучиться. Недостатки, конечно, у ШРМ были. Например, отсутствие некоторых предметов (у нас не было физкультуры, иностранного языка), а также заниженные требования к учащимся. Между тем в те годы в функции вечерних школ не входило исправление трудных. ШРМ были призваны ликвидировать неграмотность. Теперь они решают совсем другие задачи. Не представляю, как сейчас там обстоит дело с ЕГЭ.

КВ
Лента новостей