Здесь погибли 50 наших земляков

С 19 по 24 июля активисты Казанского клуба воинской славы совершили очередной марш памяти «Здесь погибли мои земляки» по маршруту Казань - Мясной Бор - Выборг - Казань.
На сей раз нашей целью была не только сверка списков погибших земляков с данными местных военкоматов - стояли еще две конкретные задачи: отметить 30-летие первой поездки казанского «Снежного десанта» на станцию Мясной Бор Новгородской области и принять участие в розыске захоронения советских военнопленных в 6 км от Выборга - в районе бывшего финского поселка Тиенхаара (ныне Селезнево).Отправиться в далекий путь повлекла просьба представителя Татарстана в Санкт-Петербурге Ш.Ахметшина, который уже несколько лет пытается разобраться в тайне финского лагеря Тиенхаара, где с 1941-го по 1944 г. умерло, судя по архивным данным, 2029 советских военнопленных. Шамиль Камилович опубликовал в журнале «Эхо веков» 13 фамилий из списка для розыска родственников в Татарстане. Но проблема в том, что самой могилы не могут найти с 1990-х гг. Так как наш маршрут пролегал через Новгородскую область, мы решили на несколько часов задержаться на станции Мясной Бор, которая стала своеобразной Меккой для многих поисковиков России и стран СНГ. О трагедии Второй ударной армии знают теперь многие. Знают и о том, что здесь за полгода боев в окружении в 1942 г. погибло около 100 тысяч наших бойцов, в том числе татарстанцев. Ежегодно в Мясной Бор направляются экспедиции из разных районов Татарстана. За полвека поисковых работ в этом месте найдены и захоронены останки десятков тысяч советских солдат и офицеров, считавшихся пропавшими без вести. В последние годы сюда приезжают не только поисковые отряды и родственники погибших, но и ветераны войны, представители минобороны, правительства РФ. О долине смерти существует немало книг и публикаций, созданы десятки фильмов и телепередач. Одно остается за кадром: массовыми захоронениями советских солдат занялись в Мясном Бору с 1987 г. только после вмешательства поискового отряда «Долина» из Татарии. Да, здесь хоронили по десятку солдат в год, но только тех, кого удавалось опознать по запискам в медальонах. Так было и в 1982 г. В одном гробу без особой огласки в километре от Мясного Бора захоронили вместе с пятнадцатью однополчанами первого опознанного нами солдата - В.В.Михайлова из украинского г. Золотоноша. Шесть лет, до 1987 г., нам не давали разрешения хоронить останки найденных солдат на кладбище Мясного Бора по причине нехватки мест. Сейчас это кажется невероятным, но тогда хоронить погибших героев приходилось на берегу реки Полисть в лесу, без гробов и воинских почестей.Тридцать лет назад, когда мы, студенты филфака КГУ, появились в Мясном Бору, еще была цела братская могила, созданная в 1960-е гг. Сегодня над ней расположена площадка для митингов, где вручаются правительственные награды не причастным к поиску солдат чиновникам. Чудом удалось уберечь лишь памятные плиты с именами бойцов Второй ударной армии, среди которых есть и Ибрагим Сейфуллин из Буинска.Редкий трофейНевеселые мысли об оскверненном кладбище развеяла встреча с семьей местного лесника Виктора. Как и десятки лет назад, его супруга Нина накормила нас молодой картошкой, рассказала новости. А Виктор показал место, где нашел останки очередного советского бойца. От тысяч других он отличался трофейной пряжкой с вырезанной свастикой на ремне. Пряжка принадлежала кому-то из нижних чинов дивизии Ваффен-СС. О чем свидетельствуют и немецкая надпись под орлом «Моя честь - верность», и тиснение на обороте RZM 822/38 с изображением двух молний. Судя по всему, носили их солдаты дивизии СС, которая в 1942 г. стояла у станции Спасская Полисть и перекрывала линию прорыва Второй ударной и 59-й армий со стороны деревни Мостки. Мемуары ветерана этой дивизии Ф.Хуземана можно найти в интернете. Остается только догадываться, как эта пряжка оказалась у советского бойца и лишилась свастики. Первый ее хозяин либо попал в плен, либо погиб в схватке. Жаль, что по номеру заказа не установить  имени противника нашего героя, чьи останки были найдены лесником Виктором.Тайна пещер ТиенхаарыДо Выборга мы добрались 21 июля. Представитель администрации Выборгского района В.Быкачев обеспечил нас документами, дал проводника Геннадия Михайлова - руководителя местных поисковиков. Правда, тот предупредил, что у него на общение с нами максимум три часа.Порешили, что сначала проедем по местам, которые показали на карте финны и прощупали выборгские коллеги. Неудивительно, что за годы поисков могила двух тысяч пленных так и не была найдена. Крестики на карте, нанесенные финнами, оказались на территории линии обороны в полукилометре от самого лагеря, через горный хребет около пятидесяти метров высотой. Стоит бросить взгляд на подробную карту (которой почему-то у поисковиков Выборга не оказалось, я нашел ее в интернете), вспомнить, что узники содержались в пещерах, и вывод напрашивался сам собой: переносить две тысячи трупов через гору, на собственную линию обороны, никто бы не стал. Реальные зоны возможного захоронения останков - в овраге напротив пещер, в 100 м от них за дорогой либо на небольшом болотце рядом с озером Горица. Туда мы и направились 22 июля, но уже без проводников. Стоит ли рассказывать, как начинает биться сердце любого поисковика, когда в плотном грунте двухметровый щуп начинает «улетать» вниз! Именно такое ощущение пришлось пережить на болотистой полянке сразу за скалистой горой в 600 метрах от пещеры, где содержались пленные. Вот бы сюда крепких парней с лопатами часика на три-четыре! Но только мы с Вячеславом начали копать шурфы, зазвенел мой мобильный. Владимир Николаевич из администрации извиняясь сообщил, что мы должны предъявить свои права на ведение поисковых работ местным пограничникам. Не могли же мы не подчиниться требованию в приграничной зоне! Я напомнил, что у нас остался лишь день и я больше не смогу помочь в конкретной работе по розыску захоронения лагеря Тиенхаара. Но меня заверили, что стоит лишь подарить нашу карту администрации Выборгского района с намеченными местами предполагаемых поисков - и все будет сделано без меня. Мог ли я возразить гостеприимным хозяевам, которые любезно разрешили мне поработать в приграничной полосе целые сутки!На том и порешили. Я передал карту с пометками и подробным фотоотчетом В.Быкачеву. В награду получил электронный список из 17 тысяч фамилий захороненных и увековеченных на территории Выборгского района советских солдат. (Правда, как выяснилось, это лишь половина из имеющихся сведений.) А также информацию о том, что в Выборгском архиве есть список нескольких тысяч узников лагеря, который находился в самом городе. Как заверил меня Владимир Николаевич, эти списки никто не изучал и они не выставлены в ОБД «Мемориал». Нам удалось выявить благодаря спискам узников 50 уроженцев Татарии, умерших в лагере Тиенхаара. (Напомню, что в списке Ш.Ахметшина их 13.) Список передан в администрацию Выборга. Произвели сверку 760 фамилий земляков, считавшихся погибшими на территории Выборгского района с 1939-го по 1944 год, со списком местной администрации. Совпало лишь 127 фамилий. Об остальных 643 никаких следов на мемориальных плитах в районе пока нет. Но нас заверили, что переданный нами дополнительный список будет принят к сведению.Остается надеяться, что теперь выборгские поисковики будут искать могилу не на линии финской обороны, а там, где реально можно было захоронить более двух тысяч пленных без особого труда и подальше от случайных глаз. Добавлю лишь, что по большому счету искать могилу здешним поисковикам нет необходимости: как написали «Выборгские ведомости», руководитель местного сайта Похоронка.ру А.Несмеянов уже получил от минобороны награду за то, что обнаружил финскую карту с изображением гражданского довоенного кладбища в поселке Тиенхаара. Какая здесь связь с братской могилой самого лагеря, непонятно. Но это уже совсем другая история.Кто интересуется подробностями нашей поездки, приглашаю в Музей-мемориал ВОВ или на сайт www.kremnik.ru.

КВ
Лента новостей