Об уважении и комплексе «инородца»

Недавно ставшая реальностью «Стратегия действия татарского народа» вызвала определенную дискуссию. Кто-то указывает на смехотворность столь краткого документа, кто-то обвиняет авторов в национализме и прочих «грехах». Я не знаю, с каких пор обыкновенная любовь к своему народу, к его истории и культуре, любовь к своей земле и Отечеству стали считаться порицаемым действием… Но, если это так, то дела наши совсем уж грустные. Отказывают в последнем, что называется.

Я уже делилась некоторыми размышлениями о стратегии на другом своем канале в яндекс-дзене. Те мои рассуждения были вокруг сугубо татарских проблем — двуязычия и единых ценностей народа. Все это есть в документе, что меня и порадовало.

А здесь, как вы уже заметили, я пишу об истории всех народов Поволжья и о межкультурном взаимодействии. Так при чем же тут Стратегия действия татар и остальные народы Поволжья, спросите вы. Оказывается, связь все-таки есть.

Но сначала о делах насущных. Ведя два канала на яндекс-дзене, за эти несколько месяцев я столкнулась с огромным количеством комментариев. Среди них есть и добрые отклики (спасибо им), но чаще всего пишут негативные отзывы.

При этом аудитория у обоих каналов довольно взрослая, основная часть читателей — это возраст 40+. Тем не менее, практически любая статья о татарах вызывает целый шквал эмоций. Но не всегда это пишут читатели-татары. Чем вызван такой интерес к истории и, самое главное, где истоки виртуальной нетерпимости к чужой культуре?

Мне кажется, в какой-то степени на такое поведение в сети побуждают проблемы исторической памяти. Ведь отсутствие у некоторых людей уважения к собственному роду, к своему происхождению — это вообще больной вопрос. А в случае с татарами, и с другими народами Поволжья, я бы назвала это состояние комплексом «инородца».

«Инородческий», «инородцы» − это обозначение часто фигурирует в дореволюционном лексиконе. Было оно и в юридической сфере, только применялся в отношении коренных жителей Сибири, Средней Азии и т. д.

Поволжские народы в официальных документах к концу XIX века обозначаются уже по стандартным сословиям (крестьяне, мещане, купцы и т. д.) и вероисповеданию. Но ощущение людей «иного рода», не причастных к основному народу империи, очевидно, осталось у многих на подсознательном уровне. В первые годы советской власти обозначение «нацмен» лишь усилило это самоощущение.

Неудивительно, что некоторые пытались избавиться от комплекса «инородца» самым простым способом — быстрее влиться в русскую среду и забыть о своем происхождении.

Но помогло ли это? Человек может отказаться от многого, но даже у эмигрантов и их потомков, успешно прошедших все этапы «натурализаций» нет-нет да просыпаются в душе забытые архетипы. А как быть многочисленным бывшим «инородцам», которые продолжают жить на земле своих предков?

Наверно, в таких случаях как раз происходит некий диссонанс в душе из-за потери культурной связи с точкой опоры. Довольно ярко иллюстрирует это писатель Денис Осокин, художественно осмысляя мифологические образы народов России. Особенно он любит финно-угорский фольклор.

Может быть, мои недоброжелательные комментаторы как раз из числа немного дезориентированных людей, которым не хватает знаний о прошлом своих дальних предков? Может быть, они из тех, кто следовал за идеями космополитизма, боясь ярлыков «национализма», но потерял что-то очень дорогое, свое?

Действительно, невозможно просто так удалить память о своем происхождении, о своем роде, о своей истории. Даже в поведении человека еще долгое время улавливаются традиции и архетипы его пракультуры, остатки ментальных установок предков.

К сожалению, урбанизация и стандартизация культуры приводит к потере этих знаний. А ведь чем лучше человек знает себя, тем эффективнее он применяет свои способности в жизни.

В этой связи, на яндекс-дзене самое время вспомнить о кайдзене. Именно опора на традиционную философию своего народа привела японские корпорации к технологическому прорыву в послевоенные годы. Классический пример превращения внутренних (ментальных) ресурсов в фактор внешнего успеха.

К слову, в стратегии действия татарского народа как раз генеральной линией проходит опора на традиционные ценности народа (уважение к старшим, нравственность (иман), семейно-родственные отношения, гостеприимство, трудолюбие, мобильность, открытость к новому и стремление к знаниям).

Обозначенные ценности ведь и есть основа татарского поведения. Подобная ревизия традиций своего народа, наверное, нужна для того чтобы понять, где искать потенциал для развития. А еще для того, чтобы разрушать стереотипы о своем народе. Пока ты сам в себе не разберешься, никто не сделает это за тебя.

Я думаю, татарский народ сумеет извлечь пользу от стратегии действия. Рационального зерна в документе предостаточно. Думающий человек точно найдет для себя что-то полезное.

Но почему же в начале статьи я вспомнила о народах Поволжья?

Все дело в том, что в стратегии говорится о бережном отношении к исторической памяти, к наследию и родной земле, к истории своего рода. Вроде бы банальные вещи, хотя актуальны они для всех. В этом цельность любого народа, гармоничность его развития. Например, на этом канале больше всего читаются статьи не на общеисторические темы, а публикации краеведческого характера: о марийской, чувашской, удмуртской деревне. Это удивительная тенденция. К сожалению, материалы о русских населенных пунктах пока набрали не так много дочитываний.

Но для чего нужно бережно относиться к наследию своего народа, своей земли? Ведь не только из-за его уникальности. Пожалуй, просто процитирую документ, утвержденный татарским «Милләт җыены»: «Через уважение к своему происхождению, к себе формируется уважение к другим людям, к другим культурам». Действительно, порой нам очень не хватает элементарного уважения друг к другу. (Вспомните, извечный российский вопрос: «Ты меня уважаешь?»).

Только на основе культуры уважения возможно созидание и построение чего-то здорового, где не будет навешивания ярлыков «национализма» на каждого, кто мало-мальски отличается от стандартного «анонима» большого города. Где не будет мышления «инородцев» и «нацменов», а будут полноправные граждане единой страны.

Поэтому среди целей стратегии есть не просто «единение татарского народа, обеспечение его полноправной жизнедеятельности среди всех народов «, а еще и « поддержание мира и согласия на основе культурного взаимодействия, традиционного уважения к достоинству и к чувствам окружающих».

Давайте будем жить, уважая себя и других!

Источник: History by Лилия Габдрафикова

КВ
Лента новостей