Мой дедушка Краков брал, Берлин брал

Галямов Сафа Галямович начал свою воинскую службу в сентябре 1939 года в 1-й Дальневосточной армии в 22-й Чапаевской дивизии.
Перед его демобилизацией началась война с Германией. Деда в числе лучших воинов, отличников боевой и политической подготовки, направили в Горьковскую область, где формировалась 111-я отдельная Дальневосточная бригада. Из Горьковской области  ее направили в Воронеж, где концентрировались основные силы противника. Шли тяжелые бои, сказывалось немецкое превосходство в боевой технике.Сафа Галямов в числе оставшихся в живых был направлен в партизанский отряд. В задачу партизан входило не давать немцам возможности вывозить зерно и другие сельхозпродукты. Двенадцать бойцов, в том числе и мой дедушка, были заброшены к немцам в тыл. Цель - посеять панику и облегчить этим наступление регулярных частей. Со всеми задачами, поставленными перед партизанами, они справились, и мой дед принимал в этом непосредственное участие. В партизанах он пробыл до сентября 1942 года. Потом его тяжело ранили.С пяти утра и до десяти вечера он, раненый, был вынужден лежать в холодной воде, чтобы не обнаружить себя, - вокруг шныряли немцы. Когда стемнело, попытался ползти. Так под звук то и дело раздававшихся пулеметных очередей в три часа ночи дед добрался до своих. После госпиталя его направили под Тамбов. А потом в звании старшины роты - на Волховский фронт. На рассвете, прошагав 30 км пешком, войска сразу пошли в наступление. После боя от роты в 127 человек в живых осталось 45. Командир батальона назначил дедушку командовать бойцами - всеми оставшимися от трех рот. И опять наступление... А после боя - переформирование. Деда направили в полковую разведку, назначили командиром разведвзвода. Во время боев за город Любань понадобились сведения о планах немцев, времени их наступления. Нужно было срочно взять языка, то есть захватить в плен немецкого офицера. В разведку отправили несколько человек. В этом ночном походе особо отличился Сафа Галямов, который захватил немецкого офицера и смог доставить его в расположение наших войск. Сведения, которые сообщил пленный немец, были очень важными. Благодаря им наше командование изменило время наступления на Любань. После взятия города дивизии, где служил Галямов, было присвоено звание Любанской, а смелого разведчика, то есть моего деда, за участие в этой операции наградили орденом Славы III степени. Потом он принимал участие в штурме Кракова. Снова был ранен, пролежал в госпитале два месяца - и опять на фронт, догонять свою часть. Догнал и первый со своими бойцами форсировал реку Одер, сдерживая противника до подхода наших частей. За эту операцию мой дедушка получил орден Отечественной войны II степени.Еще у него есть медали «За боевые заслуги», орден Отечественной войны I степени и орден Красной Звезды, много юбилейных медалей. Но самой дорогой наградой дед считал листок с портретом Главнокомандующего - благодарность ему, уже лейтенанту Сафе Галямову, объявленная приказом от 2 мая 1945 года за №318 за взятие Берлина.Лишь в 1947 году вернется он на Родину да так и останется кадровым военным, а потом станет отцом двух дочек, одна из которых - моя мама. Война аукнулась деду - пребывание в ледяной воде обернулось болезнью легких, и он был демобилизован из армии досрочно, не заслужив военной пенсии. Работал потом на заводе строгальщиком и лишь за пять лет до смерти получил благоустроенную квартиру. Но никогда не роптал, ни на что не жаловался, успел повозиться с двумя внучками.Моему первому сынишке Женьке сейчас шесть с половиной лет, он уже не застал своего прадеда. В голове у него, как у всех ребят его возраста, одни «черепашки-ниндзя» и «человеки-пауки». Об их подвигах Женька может говорить не уставая, заодно изображая или рисуя красно-сине-черных чудовищ в масках. А может, уже пора ему рассказать про прадеда? Если поведать все как было, то ниндзя будут отдыхать!

КВ
Лента новостей