Дочь Родины Раиса Рылова

В 1943 году связная партизанского отряда «Чайка», действовавшего под Минском, была арестована гестапо.

Ее долго пытали, добиваясь сведений об отряде, но она говорила палачам, что не торгует Родиной. Тогда фашисты пригрозили, что расстреляют ее троих маленьких детей. «Что для тебя дороже - Родина или жизнь твоих детей?» - орал следователь. Она выбрала Родину.

Жена офицера

До войны Рая училась в КХТИ. В красивую синеглазую девушку влюбился чуть ли не весь курс. А она отдала предпочтение офицеру Красной армии Николаю Рылову. С ним прожила в любви и согласии несколько счастливых лет. Успела не только закончить институт, но и подарить своему любимому четверых детей - двух сыновей и двух дочек!

Великую Отечественную войну семья Рыловых встретила на западной границе СССР, где служил к тому времени Николай. Через час после начала бомбежки она прощалась с мужем, который уходил в бой. А в полдень 22 июня Рая с тремя детьми (старшего сына Левушку еще в мае увезла в Казань мама) грузилась на попутку, следовавшую на восток. Из дома уходили налегке - Николай сказал, что война не будет долгой.

Рвались снаряды и бомбы. Их машина сгорела. Пошли пешком. Грудную Оксану Рая несла на руках, старшие - Гена и Тамара - цеплялись за подол. Так они шли целый месяц к маме на восток, в Казань. Днем прятались по лесам и оврагам, а ночью шли. Однажды Рая услышала: «Мамочка, мы больше не можем идти...»

Раиса прижала к себе голодных, измученных ребятишек. К счастью, они дошли до деревни Борисовщина, где нашлись добрые люди, которые приютили многих беженцев. Раиса с зарей уходила в поле, копала вместе с другими картошку. Так и жили. Но однажды в деревню нагрянули эсэсовцы. Погрузив всех беженцев в «черный воронок», привезли их в Минск, где хотели расстрелять, обвинив в пособничестве партизанам. Но потом приказ был изменен, и беженцев с детьми отправили в концлагерь Смолевичи, на торфоразработки.

Каждое утро под конвоем людей вели на торфяное поле, где они работали по колено в воде. За весь день непосильного труда - 150 граммов хлеба и миска баланды. Детям же не доставалось и этого. В бараках не было стекол. Заболела младшая дочка, затем старшие.

Ради детей...

Жгучая ненависть переполняла сердце Раисы. Враг топчет родную землю, убивает, сжигает, грабит. А она ничем не может помочь своей Родине да еще и работает на врага. Она стала искать связь с партизанами. Помогла ей в этом Надежда Троян, знаменитая разведчица и подпольщица, участвовавшая впоследствии в покушении на гауляйтера Белоруссии Коха. Троян, работавшая переводчицей в Смолевичах, поверила немногословной синеглазой женщине: такие очи не обманут. Ей удалось вызволить семью Рыловой из лагеря, детишек отправили в больницу. В августе 1942 года Раиса стала связной отряда спецназначения «Чайка».

Командир отряда Минаков был доволен работой Раисы. Она могла достать из-под земли медикаменты. Облепленная своими ребятишками, ходила по деревням с сумой, принося важные сведения для отряда. За мужество и смелость, проявленные при выполнении заданий, связную «Чайки» наградили медалью «За боевые заслуги».

Арестовали Раису 22 декабря 1943 года по приказу минского гестапо, которое напало на след и арестовало нескольких подпольщиков. Один из них, не выдержав пыток, сообщил имя связной. Почти два месяца шли допросы и пытки. Немцы добивались, чтобы Рылова выдала местное подполье и указала место дислокации отряда. Но партизанка молчала. Гестаповцы стали играть на ее материнских чувствах.

- Пожалей своих детей, мы же их расстреляем, - визжал следователь. - Признайся хотя бы ради них!

Женщина, едва живая от побоев, подняла на гестаповца лучистые синие глаза. «Ничего не скажу, - шептали искусанные от боли губы. - Ради детей, ради их будущего!»

В лесах Вердена

Рылова была последней, кого арестовали фашисты по этому делу. Она никого не выдала, подписав смертный приговор себе и детям. Но судьба распорядилась иначе: партизанку сначала отправили на каторгу в Германию, а затем во Францию в концлагерь Эрровиль, что в Эльзасе, заключенные которого работали в горных шахтах.

В фашистской неволе, связавшись с бывшими подпольщицами, Рая возглавляет десятку и участвует в дерзком побеге, организованном совместно с французским Сопротивлением. Вскоре в лесах Вердена начал действовать женский партизанский отряд «Родина», в котором воевала и Раиса Рылова. Она ходила в разведку, перевязывала раненых, несла караульную службу. А когда на побережье Франции высадились союзники, советские и французские партизаны громили отступавшего врага и освобождали Париж.

После того как Франция стала свободной, Рылова некоторое время работала в Советском посольстве. В конце мая 1945 года ее отправили в Советский Союз. Сразу поехала туда, где оставила детей, надеясь найти их могилки. Какова же была ее радость, когда узнала, что они живы и здоровы! В 43-м их спасли от расправы партизаны. После освобождения Минска ребят отдали в детдом, где их разыскала мать Раисы и увезла всех троих в Казань. Здесь героиня и встретилась с ними. Но дома ее ждала не только радость: она узнала, что ее муж пал смертью храбрых, а старший сын трагически погиб.

Другая война

На этом беды партизанки не кончились. Родина, за которую она воевала и отдала свое здоровье, не очень-то ласково встретила свою героическую дочь. Началась другая война - унизительная - с чиновниками и партийными функционерами. Но у нее было четверо детей (к тому времени Рая вышла замуж вторично и родила еще одного сына, Колю). Надо было жить ради них. Сколько писем она отправила в разные инстанции, доказывая, что в Белоруссии была не предателем, а партизанкой-подпольщицей. А во Францию попала не «по заданию английской разведки», а в качестве заключенной, причем и там била немцев. Но ее все равно не принимали на работу. И только в 1956 году, после вмешательства ЦК КПСС, Рыловой удалось наконец устроиться в родной институт...

Несмотря на все невзгоды, выпавшие на ее долю, Раиса Николаевна не потеряла веру в людей и оптимизм. В канун ее 85-летия пришло радостное известие из Франции о том, что бывшая партизанка награждена французским орденом «Комбатан» и пожизненной пенсией. Так оценили ее подвиг в Париже. Но, к великому сожалению, долго получать свою новую пенсию партизанке не довелось: в конце девяностых Раисы Николаевны не стало...

...Никогда не забуду нашей последней встречи. Меня поразили ее оптимизм и уверенность в будущем.

- Я считаю, что наши сегодняшние трудности - дело временное, - говорила она. - Надо только трезво смотреть на жизнь, верить в нашу Родину и ее великое будущее. За него мы и воевали...

КВ
Лента новостей