Главред «Казанских ведомостей» Венера Якупова: Мы должны уметь защищать свое дело и свою профессию

Главный редактор «Казанских ведомостей» Венера Якупова дала интервью казанскому порталу «Мәгариф-уку» («Просвещение-чтение»). Она рассказала о престижной награде Международного журналистского конкурса «Золотой курай», которую получила в конце прошлого года; о поэте Мустае Кариме, газетах и современной журналистике.

— Венера Абдулловна, недавно Вы вернулись из Уфы с победой на международном журналистском конкурсе «Золотой курай», заняв первое место в одной из номинаций. Как проходил этот конкурс и к какому событию он был приурочен?

— О том, что в Республике Башкортостан будет проходить международный конкурс «Золотой курай», я узнала в Сочи на форуме современной журналистики «Вся Россия — 2018», где башкирские коллеги вместе с Борисом Мелкоедовым — Руководителем Агентства по печати и средствам массовой информации Республики Башкортостан и главным редактором газеты «Уфимские ведомости» и журнала «Уфа» Галиной Ишмухаметовой презентовали этот проект. Организаторы конкурса среди его целей обозначили и продвижение Республики Башкортостан в российских и международных СМИ как одного из динамично и гармонично развивающихся регионов России с многовековыми традициями и толерантностью. Эти темы являются ключевыми в творчестве народного поэта Башкортостана Мустая Карима. Конкурс был приурочен к 100-летию этой республики и 100-летию классика башкирской литературы. Напомню, Мустай Карим родился в деревне Кляшево Уфимской губернии, откуда родом знаменитые на весь башкирский и татарский мир люди, такие как певица Фарида Кудашева, просветитель Зия Камали, народный поэт Сайфи Кудаш.

В номинации «Я не случайный гость земли родной» принимались работы о творчестве и жизненном пути Мустая Карима. Для того чтобы написать серию материалов под общим названием «Мустай Карим — владыка и слуга…», я встретилась с безусловными авторитетами в татарской литературе — Ринатом Харисом, Робертом Миннуллиным, Ахатом Гаффаром, председателем Союза писателей Татарстана Данилом Салиховым и Гараем Рахимом. Все они многие годы дружили, общались с Мустаем Каримом. У каждого из них свой образ поэта. На мой взгляд, было рассказано много эксклюзивного о жизни и творчестве Мустая Карима, это и помогло завоевать победу в конкурсе. А конкуренция была нешуточная. В конкурсе принимали участие представители Чехии, Канады, Китая, Турции, Азербайджана, Дагестана, Якутии, Хакасии, Мордовии и российских городов. Председатель жюри Владимир Соловьев, возглавляющий Союз журналистов России, лично принял участие в церемонии награждения. Мне особо приятно, что свою награду «Золотой курай» я получила из рук дочери Мустая Карима Альфии Мустаевны, являющейся председателем одноименного фонда. Жаль, что лично не была знакома с таким большим поэтом.

— А Вы могли с ним встретиться?

— Конечно! Увы, этого не случилось.

— Ни одного татарского писателя в советское время не признали на таком уровне, как Мустая Карима. А ведь тогда было много достойнейших, таких как Хасан Туфан, Сибгат Хаким, Гариф Ахунов. Как Вы думаете, почему?

— Ответ на ваш вопрос я нашла в беседах с аксакалами татарской литературы. В Советском Союзе в литературе была высшая иерархия, в которую от национальных республик вошли всего несколько человек. Это Расул Гамзатов из Дагестана, Чингиз Айтматов из Киргизии, кстати, с татарскими корнями по матери из Кукморского района, Давид Кугультинов из Калмыкии, Кайсын Кулиев из Кабардино-Балкарии и Мустай Карим. Причина его большого успеха в том, что, будучи талантливым писателем, он никогда не замыкался только на литературном творчестве. Он был крупным государственным деятелем — возглавлял башкирский Союз писателей, Комитет защиты мира, был депутатом и заместителем Председателя Верховного Совета РСФСР. Сам он шутил по этому поводу: «Моя жизнь прошла в воздухе между Уфой и Москвой». Так часто приходилось ему летать в столицу для выполнения своих общественных обязанностей. Своей жизнью Мустай Карим доказал, что место таланта не только за столом, он должен быть в гуще народа, жить его чаяниями и заботами.

— Знаю, что Вы очень любите зимой кататься на лыжах, а летом на велосипеде. А на книги не жалеете ни времени, ни денег. Вы автор пяти книг, которые читают и в России, и за рубежом. А кто ваш любимый писатель?

— В юности произошла моя встреча с абхазским писателем Фазилем Искандером. К нам в студенческую аудиторию вошел незнакомый тогда мне писатель. Встречу с нами он начал так: «Вопросы вы можете задать потом, а сейчас я вам прочитаю свой новый рассказ «Дудка старого Хасана». То, что я услышала в исполнении автора, так меня увлекло, захватило, что после встречи с писателем пошла в библиотеку и перечитала все его книги. До сих пор для меня Фазиль Искандер — это эталон, как писать. О самых сложных явлениях жизни, порой трагических, он пишет с юмором. Его излюбленная тема — это человеческое достоинство, честь, справедливость, любовь к родному очагу, семье, роду, Родине. Читая его книги, получаешь огромное удовольствие от остроумия автора, его языка, стиля и бесконечного оптимизма. Свою манеру писать Фазиль Искандер объяснял так: «Сатира — это оскорбленная любовь: к людям, к человечеству в целом». Я была бы счастлива показать Татарстан с такой же любовью, как это сделал Фазиль Искандер, воспевая Абхазию.

Недавно я побывала в Абхазии и обратила внимание, что на набережной в Сухуми установлены бронзовые памятники литературным героям знаменитого писателя. А рядом памятник пингвину-путешественнику, который склонился над книгой и написал слова великого Уильяма Фолкнера: «Жизнь — это не имущество, которое нужно защищать, а дар, который надо разделить с другими людьми». Как писателю Фазилю Искандеру это удалось сполна.

Взгляд на современную журналистику

— Венера Абдулловна, у Вас огромный опыт работы в газете «Комсомолец Татарии», а затем 25 лет стажа в ведущем республиканском издании «Казанские ведомости». Вы не перестаете удивлять своей энергией и энтузиазмом. Какая награда стала для вас значимым явлением в вашей творческой жизни?

— В 1990 г. я, молодая тогда журналистка, получила от Союза журналистов Татарстана за публикацию в газете «Комсомолец Татарии» статьи «Родина или смерть!» престижную премию им. Хусаина Ямашева. Писала я о драматическом возвращении крымских татар на историческую родину в 90-е годы ХХ века. Поскольку тема в Советском Союзе была под запретом, резонанс получился всесоюзным. Информационная блокада была прорвана. Это очень памятная для меня награда. До сих пор порог моего кабинета переступают посетители с одним вопросом: «А вы — крымская татарка?» Читатели не могут поверить, что автор статей в защиту крымских татар не связан с ними родственными узами. Со временем пришлось даже выпустить книгу «Крымские татары, или Привет от Сталина!», куда я включила все свои публикации на эту тему. Для меня нет выше награды, чем признание читателей. Прошло тридцать лет, а в Крыму до сих пор помнят эти публикации.

Вдохновила меня и награда Союза журналистов России в 2015 г. за серию статей и книгу под названием «Добро и зло российской журналистики». Почему запомнилось это событие? В тот год в номинации «Золотая полка российской журналистики» премию получили популярный автор и ведущий канала «Культура» Андрей Максимов, легенда российской журналистики, депутат Государственной Думы РФ Борис Резник, бывший редактор «Комсомольской правды», и видный дипломат Борис Панкин…

Признание коллег для меня означает, что я могу смело принимать вызовы ХХI века и выходить победителем из самых безнадежных ситуаций. Ведь за тему добра и зла в своей профессии я взялась после того, как в свет вышла книга «Когда умрут газеты?» Многие безоговорочно приняли ее на веру и стали рассуждать о смерти печатных СМИ и окончательном торжестве цифровых технологий. Я полтора года проводила собственное расследование, чтобы разобраться: а так ли это? Встречалась с ведущими экспертами российского медиапространства. Среди них автор закона «О СМИ» Михаил Федотов, председатель правления Ассоциации распространителей печатной продукции Александр Оськин и Всеволод Богданов, который на тот момент возглавлял Союз журналистов России, владельцы частных издательских домов, главные редакторы, известные журналисты.

— К каким выводам Вы пришли после общения с ведущими медиаперсонами России?

— В нашем обществе есть силы, которым выгодно организовывать дискуссию о том, что пора заменить печатные газеты и журналы интернетом и чтением в гаджетах. Знаете ли вы, что за границей и в России крупный рекламодатель предпочитает размещать рекламу на печатных носителях — в качественных газетах и журналах с хорошим тиражом и уважаемым брендом? Вот эти доходы нужны тем, кто занимается развитием цифровых технологий. Они хотят, чтобы огромный кусок этого рекламного рынка ушел к ним. Нынешний редактор самого известного бренда в стране — газеты «Комсомольская правда» Владимир Сунгоркин на мой вопрос, что ему больше приносит доходы — печатная версия или сайт плюс соцсети, ответил: безусловно, печатка. Со своей стороны, я за гармоничный союз бумаги и цифры. Кстати, книгу «Добро и зло российской журналистики» мои коллеги растащили на цитаты. Ее любят цитировать на различных журналистских форумах без ссылки на автора.

— В системе образования были бурные обсуждения по поводу перевода детей на цифровое обучение, которое предусматривает цифровые учебники. А многие родители не читают детям книг и журналов…

— Сегодня все чаще говорят о необходимости вернуть традиционное чтение, о том, что невозможно круглосуточно сидеть в интернете и потреблять с детства всю информацию только оттуда. Есть исследования зарубежных ученых, доказывающих, что для мозга полезно традиционное чтение и клетки мозга работают совершенно по-другому, когда человек получает информацию с бумаги. В Южной Корее даже появился термин «цифровое слабоумие». Врачи наблюдали детей, которые выросли на гаджетах. У некоторых из них отмечаются признаки деменции, например слабоумие, которое обычно развивается в старости. А это и потеря памяти, расстройство внимания, низкий самоконтроль, депрессия… С таким букетом болезней как молодые люди проявят себя во всех сферах жизнедеятельности, в которых нуждается наше общество? Не зря в Японии начали возвращать бумажные учебники в систему образования после того, как на гаджетах выросло целое поколение японцев. В этой стране с 1879 г. выходит национальная газета «Асахи симбун» ежедневным тиражом 6 млн утром и 4 млн вечером. С цифровыми технологиями у японцев все в порядке. Тогда зачем им печатная газета? Вот вопрос, который нужно задать тем, кто поет дифирамбы цифровым технологиям и говорит о кончине бумажной прессы. Я убеждена, что мы должны уметь защищать свое дело и свою профессию. На самых разных площадках нужно говорить, что нам необходим союз бумаги и цифры, что в обществе найдется ниша для всех, как нашлась она для театра, кино, радио и телевидения.

— Ваши книги «100 историй о суверенитете», «Путеводитель до Берлина», «Музей детства в Казани» на слуху, их знает читатель. С позиции настоящего момента нужно было обладать большой смелостью, чтобы написать некоторые из них. К примеру, книгу о судьбе крымских татар. Как родилась идея написать такую книгу?

— В 1998 г. в «Комсомолец Татарии», где я тогда работала, пришло письмо от читателя: «Есть ли своя земля у крымских татар?» Письмо заинтересовало меня. В эпоху гласности вся центральная пресса молчала о том, с каким трудом идет возвращение крымских татар на родину, несмотря на указание центра помочь восстановить в правах народ, подвергшийся репрессиям в 1944 г. Цензура запрещала писать на эту тему. 24 октября 1989 г. в Крыму, чтобы обратить внимание на крымско-татарский вопрос, сжег себя Шавкат Яруллин. Узнав об этом, мы с фотокорреспондентом Дмитрием Бунтуковым вылетели в Крым. Увиденное сильно повлияло на мое мировоззрение. Тогда я впервые задумалась о том, как важно беречь свои корни, свою родину, свой язык, свои традиции. Дмитрий Бунтуков сделал потрясающие фотографии тех мест, где мы были. Когда вышла наша совместная публикация «Родина или смерть!», пошли отклики из самых разных точек Советского Союза — из Москвы, Ленинграда, Крыма, Казахстана, Узбекистана, Кабардино-Балкарии… Статью переводили на разные языки народов СССР и присылали газеты на незнакомых мне языках, где я могла опознать только свой заголовок. Например, «Я Ватан, я улюм!»

Несколько лет редакция получала необычные письма-резолюции. Статью обсуждали на собраниях крымских татар. Нам писали, что газету «Комсомолец Татарии» передают из рук в руки, читают со слезами большое количество крымских татар, что им очень важно получить поддержку печати. «Ни одна газета не решалась писать о нас. Пожалуйста, пишите о нас!» — просили далекие читатели.

Через год я вернулась в Крым, чтобы продолжить тему. Примечательно, что со мной в Крым вылетел студенческий отряд. Его члены решили безвозмездно помочь возвращавшимся татарам строить дома.

Помню, как я увидела пикет крымских татар напротив Ялтинского горисполкома. Кругом стояли палатки, а вокруг веревочные канаты. На них развешаны различные документы и, представляете, пожелтевшая статья «Родина или смерть!» Подошла к пикетчикам, представилась. Меня тут же пригласили в палатку, угостили бутербродом, усадили на то самое место, которое за пять минут до моего прихода покинула известный поэт Белла Ахмадулина. Оказывается, на отдыхе она увидела пикет и, узнав в чем дело, присоединилась к пикетчикам, провела с ними несколько дней. Ахмадулина обзвонила всех своих друзей и организовала обращение к властям в защиту крымских татар. Оно висело рядом с публикацией «Родина или смерть!» Его подписали Булат Окуджава, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко, Василий Аксенов, мой любимый Фазиль Искандер.

— Когда спрашиваешь детей о том, кем они хотят стать, то часто слышишь ответы: депутатом, блогером, футболистом. Когда видишь заработки блогеров, невольно начинаешь задумываться, неужели журналистику вскоре заменит блогерство… Как Вы думаете, скоро наиграются?

— В России прошел форум, на котором обсуждалась конкурентоспособность региональных СМИ. Что говорят наши коллеги? Блогер — это человек, который описывает то, что видит. А журналист — это профессионал, он пишет о том, что думает об увиденном. Это существенная разница. В мир информации пришли люди, зачастую не имеющие профессионального образования. Возникает закономерный вопрос: пойдете ли вы оперироваться к врачу-самоучке? А цифровая область самоучек приняла на ура. В информационную среду пришли блогеры, умеющие создать контент, который «лайкают» и который собирает огромную аудиторию. При этом контент зачастую низкого содержания: еда, косметика, казусы, ляпы в нашей жизни… Необходимо в обществе продолжить дискуссию на эту тему. Люди, которые читают традиционные книги, газеты и журналы, — это грамотные люди. Те, кто все время проводит в интернете, демонстрируют зачастую безграмотность. Сколько орфографических ошибок встречаешь в соцсетях!

Для того чтобы увеличить тиражи наших газет и журналов, нужно внимательно изучить опыт Липецка. Власти этого города решили показать молодым, что успех в жизни невозможен без чтения, и провели акцию: «Липецк — самый читающий город среди молодежи России». Самые успешные бизнесмены и руководители стали встречаться со школьниками и рассказывать, что добились успеха в своих областях благодаря чтению в детстве, юности книг, газет, журналов. А еще властями были созданы все условия, чтобы процветала продажа газет и журналов в киосках «Роспечати». Мое мнение: если создать цивилизованные условия для печатного рынка, поддержать не только газеты и журналы, но и почту, распространителей печатной продукции, книжные магазины, библиотеки, тогда в обществе возродится любовь к чтению, а у Татарстана появится шанс стать самым читающим регионом России.

— Нам довелось бывать в командировках в Турции, Швеции, Сочи. Однако сегодня все больше говорим об историческом прошлом и настоящем. А куда бы Вы хотели поехать?

— Больше всего мне хочется поехать на Тибет. Говорят, чтобы познать самого себя, нужно побывать в этом сакральном месте. А еще мне хотелось бы попасть в Арктику. Объяснить, почему я туда стремлюсь, не смогу. Просто тянет в это белое безмолвие… Когда-нибудь я сяду на большой корабль и поплыву к своей мечте.

КВ
Лента новостей