Во что играют в кремле?

За 15 лет, прошедших с начала демократической революции в России, кремлевские идеологи так и не сумели выработать достойной национальной идеи, которая могла бы заменить коммунистическую, зато успешно превратили всю нашу жизнь в банальную игру.

К такому печальному выводу пришел доцент Казанского университета культуры и искусств, кандидат психологических наук Рамиль ГАРИФУЛЛИН, с которым беседует наш корреспондент.

- Ваш вывод, конечно, интересен, но не нов, ведь еще герой известной оперы пел: «Что наша жизнь - игра!»...

- Весь фокус в том, что в нашей матушке России игра стала первичнее всего остального. Если на заре перестройки игры обитателей обанкротившейся страны на халяву в ваучеризацию, финансовые пирамиды типа «МММ» и многочисленные лохотроны являлись защитной реакцией общества на инфляцию и нищету, то сегодня вся Россия играет от наличия огромного количества денег, которые уже и девать некуда, кроме как складировать в стабилизационный фонд. Страна прочно сидит на нефтяной «наркотической» игле, не напрягая трудовую волю россиян и не инвестируя нефтедоллары в экономику.

Получается, что нам не нужны деньги, заработанные своими руками и головой, потому что их пока еще можно выкачать из-под земли. Как результат - все большее число россиян уже давно не работают на благо России, а просто заняты чем-то, то есть по сути играют роль работающих, получая свою зарплату как дотацию, выделенную из нефтяных денег, а не из прибыли, полученной самой деятельностью. Попробуй их не займи - сразу начнутся забастовки. Именно в этом заключается и основная причина роста чиновной бюрократии. Если сейчас начать их сокращение, тоже будут волнения: ведь бюрократия стала внушительным социальным слоем. Чиновники как актеры - играют роли «работающих» на благо России.

- Тем не менее мы постоянно слышим, что растут котировки акций каких-то наших компаний, растет экономика. Это что - блеф?

- На одной продаже углеводородного сырья экономика расти не может, это аксиома. Страна, которая мало что производит, обречена на колониальное существование. Что касается акций, то это чистая игра, на которой наживаются спекулянты. Нам сегодня говорят о необходимости искать инвесторов за границей, а между тем правительство и без них не может справиться с потоком нефтедолларов, выводя их в стабфонд. Деньги, вырученные от продажи акций, крутятся среди небольшой кучки спекулянтов, и стране от этого ничего не перепадает. Рынок акций живет сам по себе, и российские предприятия, акции которых продаются, зачастую никакого отношения к ним не имеют. Потому что в этих ценных бумагах используется только товарный знак (или симулякр) той или иной фирмы, многие из которых уже давно стали бесперспективными. И только благодаря рекламе в СМИ и интернету на плаву все еще держатся сами бренды. Такова сегодняшняя политэкономия знака, такова эпоха постмодернизма. Люди все еще покупают знаки, но эти финансовые пузыри не имеют ничего общего с ростом экономики России, как и рост индексов РТС. А вот разбухание стабилизационного фонда - это реальный рост, вот только неизвестно чьей экономики - нашей или американской? Я считаю, что все заявления правительства о росте нашей экономики являются политическим блефом. Мы уже давно являемся придатком Запада и только делаем вид, что между нами и американцами нет «пуповины», роль которой и играет пресловутый стабфонд, в то время как все мы играем в «самодостаточную Россию».

- Конечно, многие из нас играют в куплю-продажу акций, но куда больше народа сегодня стоит у «одноруких бандитов», страдает игроманией...

- Это еще один яркий пример, что игра для многих соотечественников стала главной ценностью жизни, психологической отдушиной, а для кого-то и единственным способом выживания. И удар тут наносится не столько по игрокам, сколько по их детям и внукам, которые все чаще отказываются заниматься какой-либо трудовой деятельностью. В России растут несколько поколений, мечтающих только о халяве и не задумывающихся о своем профессиональном будущем, из-за чего теряют или уже потеряли всякий престиж сотни профессий. Растет число молодых людей, которые при появлении денег сразу же несут их в казино или к игровым автоматам. Вера в фортуну стала почти такой же, как вера в Бога, а может быть, даже еще сильней.

- Но ведь игровые салоны и казино имеются во многих странах, и там никто не паникует по этому поводу....

- На Западе умеют не только играть, но и зарабатывать. Россию же ввергли в игру без наличия развитой и самодостаточной экономики. У нас в казино ходят любители халявы, а у них играют те, кто умеет зарабатывать деньги и за его пределами, и они в отличие от наших имеют возможность всегда восполнить свой проигрыш честным трудом. Мы же играем, надеясь, что поток нефтедолларов будет вечным.

- То, о чем мы говорили выше, можно назвать идеологией развала. Ну а созидательная идеология когда-нибудь у нас появится?

- Для этого страна должна прежде всего уйти от мира ложных знаков, или симулякров, оторванных от реальности, в который она погрузилась по уши благодаря масс-медиа и интернету. По сути мы живем в виртуальном мире игры, существующем по своим самодостаточным законам, играя в некую «великую Россию» и при этом все дальше и дальше удаляясь от своих и общечеловеческих истинных ценностей.

- Вы хотите сказать, что симулякры сегодня заменили идеологию?

- Полностью. Если хозяева коммунистической России, которые также использовали ложные знаки, еще прислушивались к социуму, а потому были идеологами, то современные симулякры практически полностью оторвались от реального мира, событий и общества.

- Мощным оружием идеологии в нашей стране всегда были кинематограф и телевидение. Но то, что мы сегодня видим на экранах, по-моему, также далеко от созидания...

- К сожалению, это так. Потуги некоторых наших кинорежиссеров, например Никиты Михалкова, задать идеологию через кинематограф выглядят наивными. Да и американизация нашего экрана сделала свое черное дело: теперь и у нас появились скорострельные и дешевые технологии, размывающие феномен истинного кинематографического искусства, которое в России всегда было основным инструментом идеологии, так необходимой стране. Сегодня мы смотрим «кино», которое, с одной стороны, таковым не является, а с другой, служит средством дешевого бизнес-манипулирования зрителями. Все эти «Дозоры», навязываемые народу главными российскими телеканалами, являются, на мой взгляд, подделками под западное кино. Но эти чуждые нам симулякры не претендуют на создание российской идеологии. Это всего лишь жалкая пародия на западные образцы, которые, впрочем, решили какие-то свои проблемы там, у них. У нас же в лучшем случае кто-то на этом обогатится, но дух и идеология россиян богаче не станут.

Аналогичные явления наблюдаются и на телевидении. Практически все телепередачи, претендующие на отражение событий в обществе (новости, ток-шоу и т.п.), постановочны. Это игра, правила которой знает лишь одна сторона, розыгрыш, в котором телезритель верит в предложенную СМИ ту или иную ситуацию, оторванную от реальной жизни и строго ограниченную сценарием. Сегодняшним телевидением заправляют продюсеры, которые тащат на наш экран самые дешевые - и в прямом, и в переносном смысле - западные телепроекты, игнорируя наши отечественные, которые хотя бы учитывают российскую ментальность. К счастью, в конце концов все это уродство через некоторое время отторгается и вылетает из телевизионной сетки. Откуда взяться идеологии?!

- Но ведь в стране недавно появились национальные проекты по улучшению дел в здравоохранении, образовании, социальной сфере. Разве это не идеология?

- Мне кажется, команда Путина ищет, но никак не может найти пути идеологического влияния на общество. Возможно, власть все еще надеется, что наблюдатели непристойности и разврата, коими мы все сегодня являемся, еще не стали развратниками. Но увы, страну уже соблазнили, и развернуть ее в другую сторону будет сложно. Одно хорошо: великих революций у нас уже не произойдет. Общество превратилось в молчаливую пассивную массу, усыпленную симулякрами и бесконечными играми.

- А может, нам вообще никакая идеология не нужна? В СССР, например, была мощная идеология, но даже она оказалась бессильна перед натиском времени перемен.

- Если Россия хочет оставаться независимым государством, а не сырьевым придатком Запада, очень даже нужна. Да, советская идеологическая машина была сильна, и многому у нее не мешало бы и сегодня поучиться. Однако страна хотя и жила в великих грезах и мечтах, но, надо признать, жила неважно. Сегодня у России есть все шансы сделать жизнь лучше, но не хватает идеи, которая объединила бы наше общество. Это, по-моему, отлично понимают в Кремле. Отсюда и не очень популярные у демократов однопартийная идеология и авторитаризм, которые, однако, не являются прихотью Путина и его команды, а выступают скорее защитной реакцией на западные симулякры. Наш президент в качестве защиты строит свои, причем они не находятся в антагонизме с западными ложными знаками, как это было в советскую эпоху, и похожи как братья-близнецы. А иначе и быть не может, если Россия хочет войти в мировое экономическое сообщество. И поскольку западные и наши доморощенные симулякры перемешались, то можно сделать предположение, что российской идеологии не будет больше никогда. И большая игра будет продолжаться.

 

Беседовал

Владимир МУЗЫЧЕНКО

КВ
Лента новостей