Десять эпизодов из жизни летчика, которые спасли ему жизнь

Дорогие читатели! Сегодня мы отступаем от традиции и публикуем не подборку читательских историй, присланных на наш востребованный конкурс, а один необычный, но солидный отклик длиной в целую жизнь.

«Уважаемая редакция! То, о чем я вам написал, далеко не все, что произошло со мной. Но все здесь написанное могут подтвердить свидетели, которые пока живы.

1. 1960 год. Учусь в городе Октябрьском на нефтяника. Дядя дает денег на радиоприемник. Купив его, сажусь в Уруссу, как обычно, на товарный поезд, который останавливался на станции Байрякино. Мы спрыгивали на подъеме еще до нее, но сегодня я ехал один и было жаль радиоприемник: вдруг разобью? Поезд на станции не только не остановился, но, наоборот, начал набирать скорость. Что делать? Спрыгиваю, радиоприемник «Сириус» летит вперед. Я пластом пополз за поездом и остановился гораздо быстрее приемника. Дежурный по станции бежит ко мне со словами: «Ой, сынок!» И видит, что у меня одни только царапины. Когда у дяди мой «Сириус» заработал, я почувствовал себя на седьмом небе от счастья.

2. 1968 год. В Новгороде покупаю мотоцикл «Днепр-2» для своего дяди. Приехав в отпуск, собираюсь переоформить мотоцикл на его имя. Едем: я в коляске, дядя за рулем. На въезде в поселок догоняем крытый автомобиль с надписью «Дети». Начали обгон, но водитель автомобиля нас не видит и прижимается влево. Дядя поворачивает руль в глубокий кювет. Мотоцикл переворачивается, меня накрывает люлькой. Дядя отлетает в сторону метров на десять. Я задыхаюсь от тяжести коляски, сил уже нет. Из частных домов прибегает народ и освобождает меня. Едем обратно. Дядя надел поверх рваных брюк нижние шаровары. А у меня вместо ушей висят огромные красные «блинчики».

3. 1970 год. Литва. Я летчик. Экипаж 11711. «Ваш эшелон 7200 разрешен, займите высоту». На выходе из-под облаков за доли секунды до нас пролетает другой самолет. От катастрофы спасает лишь мгновение.


4. 1971 год. Литва. Паневежис. Прилетаю из командировки. Узнаю, что завтра прыжки с парашютом на городском аэродроме. Но нам положены всего два прыжка в год. Еле уговариваю начальника парашютно-десантной службы, ведь у меня гости - такая возможность похвастаться...

Им я обещал: как раскроется парашют, сниму шлемофон и помахаю рукой. Но парашют мне попадается с запутанными стропами. От испуга забываю помахать шлемофоном. Тяну стропы к публике, а там еще и антенны. Приземляюсь на бетон за метр до автомобиля «Урал» начальника ПДС, который на «великом и могучем» высказывает все, что он обо мне думает.

5. 1972 год. Война на Ближнем Востоке. «Будьте начеку, фантомы!» - предупреждают нас. Пушки сняты. Летим под перекрашенным гражданским флагом. Американский летчик показывает нам дулю и улетает дальше.

6. 1980 год. Камбоджа (в то время Кампучия), времена Пол Пота. Срочно сажаем пятерых вьетнамцев на борт через передний аварийный люк. Мой помощник на земле их встречает и указывает, куда идти, но двое бегут в сторону по нужде. Под шасси нельзя: работающие винты четырехмоторного самолета невидимы, срубят голову любому. Успеваю догнать переднего и повалить на землю. Задний догадался сам. ЧП предотвращено.
7. 1985 год. Ангола. Госпиталь. Я без сознания. Должны оперировать, но взрывают запасную электростанцию, и операция становится невозможной. На вторые сутки «просыпаюсь» под капельницей. Оказывается, операция не нужна. Меня отравили в Кабинде - единственной точке, где американцы имели нефтяную скважину.
8. 1986 год. Ангола. Зима. Кажется, здесь собрались все грозы, тучи, молнии и грады мира. Самолет машет крыльями как птичка. Занимать высоту ниже 5200 м, как и в Афганистане, нельзя: собьют! Но как убежать от грозы, когда всюду сверкает? Один двигатель уже выключен. Град пробил маслорадиатор. Все-таки добираемся до своей точки. Смотрим: нет огромного колпака радиобомбардировочного прицела РБП-3. 
9. 1989 год. Строю дом на даче. С крыши падает на землю крайнее бревно, за бревном с топором в руке приземляюсь и я. Мгновенно приходит мысль: «Неужели, после всего что уже пережил, я стану калекой?» Прибежали соседи, жена целует от испуга и любви. Говорят, я очень бледен. Посидел немножко на бревне и продолжил стройку.

10. 1990 год. Зять, дочь и внук живут в Небит-Даге. Решил отвезти им кондиционер. Рейс Казань - Баку два раза в неделю. Из Баку на Небит-Даг самолет в тот же день. Кондиционер, упакованный в садовую тележку,  весит примерно 60 кг. За лишний вес надо доплачивать. Подаю деньги, паспорт и билет через головы пассажиров в окошко кассы, но мне ничего не возвращают! Я, злой, оттолкнул одного, меня тут же скручивают и начинают трясти. Самолет улетел. Народ наблюдает за «спектаклем». Тут до меня доходит, что меня за армянина приняли. Война. Карабах. Кричу: «Читайте, там же написано: я татарин!» Помогло, стал своим. Объяснили,что их в толпе шестеро. Они ловят армян и могут «убрать». У меня ведь фамилия непонятная, имя заканчивается на «-ян», а отчество - на «-янович». Мне достают билет на завтрашний рейс, конечно, за мой счет.  Жизнь продолжается...

С уважением, отставной майор авиации Миргазиян Шириазданов.

КВ
Лента новостей