Два Афганистана: война глазами солдата и ученого-востоковеда

15 февраля отмечалась 21-я годовщина завершения вывода советских войск из Афганистана.

В декабре 1979 года тогда еще 23-летний рядовой-срочник в составе автомобильных частей впервые сту­пил на эту землю. Для него, выпускника Челябинского государственного педагогического института и начинающего ученого, успевшего поработать до призыва на научном поприще в отделе археологии Института истории им. Ш.Батырова Академии наук Туркменистана, навсегда остались в памяти две страны, два Афганистана.

Первый – окутанная пороховым дымом войны горная страна, разди­раемая множеством этнических, религиозных, политических и прочих про­тиворечий. Страна со своими неписаными законами и многовековым укладом жизни, укладом, с которым наши тогдашние коммунистические лидеры не всегда желали считаться. Страна, где Бурханову и его товарищам, строившим новые дороги и перевозившим военные грузы, приходилось не раз смотреть в лицо смерти и, вынужденно уча­ствуя в боях, терять товарищей и сопровождать в последний путь на Родину цинковые гробы с телами погибших.

Сам он вспоминает об этом крайне неохотно. Чувствуется, что даже сегодня, много лет спустя, перед ним со всей ясностью встают неприглядные картины той жестокой войны. Гораздо красноречивее скупо­ватых на факты и подробности рас­сказов Альберта Ахметжановича о боевых заслугах воина-интернационалиста свидетельствует густой ряд наград на выгоревшем под жарким южным солнцем пятнистом камуфляже его формы-«афганки». Среди них воинский знак и Почетная грамота Президиума Верховного Совета СССР, несколько медалей, в том числе афганская – «От благодарного афганского народа» и солдатская боевая награда – медаль «За отвагу», последнюю из них уже офи­цер-лейтенант Бурханов получил за выполнение боевого задания, когда ему и ребятам из его подразделения в течение почти девяти суток без связи с основными нашими силами (вышла из строя рация), имея на руках лишь скудный сухой паек и небольшой запас воды, пришлось отражать автоматным огнем непрерывные атаки моджахедов, отрезавших путь нашей автоколонне на горном перевале.

Другой Афганистан, который также навсегда отпечатался в памяти учено­го-археолога, - это древняя страна с богатейшей историей, уникальный регион, где на протяжении ряда веков сосуществовали десятки народов и племен, возникали и рушились государственные объединения, зарождались и умирали этносы и религии. Это десятки уникальных археоло­гических памятников - от старинных мавзолеев и мазаров до культовых комплексов и мечетей, разбросанных по всей «стране гор» - так издавна называли эту страну ее соседи. Это сотни предметов седой старины - от ветхих, опаленных временем свитков с письменами на арабском и фарси, керамических сосудов и художественной чеканки до ювелирных украшений, созданных руками масте­ров времен правителей Ахеменидского Ирана, Кушанской империи и династии Сасанидов. И все это нередко гибло в огне войны букваль­но на глазах у будущего ученого-археолога и востоковеда.

- В восьмидесятом году, - вспоминает Альберт Ахметжанович, - когда наша рота находилась на стрельбище в отдаленной разрушенной боями и покинутой жителями деревне, при рытье траншеи ребята наткнулись на тайник старинных вещей: превосходно сохранившихся керамических сосудов, серебряных изделий и монет, относящихся к эпохе Сасанидов III - VI вв. нашей эры. Все эти находки были собраны в штабе. Я даже написал об этом статью для газеты Краснознаменного Туркестанского военного округа «Фрунзовец» (издавалась в Ташкенте). Была идея отправить их в музей города Кабула, однако после моего возвращения из Ташкента, куда я ездил в очередную командировку, все они исчезли при невыясненных обстоятельствах.

И это далеко не единственный случай, когда пропадали или оказывались под угрозой уничтожения раритеты, имеющие огромную историческую и культурную ценность.

- Наши палатки в Кабуле находились всего лишь в нескольких десятках метров от бывшего дворца Амина (Кассар Амин), где впоследствии размещался штаб Советской армии, - вспоминает Альберт Ахметжанович. - А тогда он еще стоял пустой, со следами недавнего штурма. Солдатам моего подразделения был дан приказ отыскать зарытые неподалеку от здания военную форму солдат и оружие, оставленные после штурма. Тогда-то ребята обнаружили уникальную коллекцию старинных книг и рукописей с арабскими текстами. У меня сразу же возникла мысль сохранить их и вывезти в Ашхабад. Я даже обратился с просьбой к одному знакомому офицеру-особисту посодействовать в этом. Тот oбeщал, однако просьбу мою так и не выполнил. Что с ними стало, можно только гадать...

Сегодня Альберт Ахметжанович читает студентам лекции по истории стран Востока, в которых изучению Афганистана, Ирана и Средней Азии отводит особое место.

- Безусловно, регион Кабулистана и Бактрии – Тохаристана представляет особый интерес для историков как один из древнейших очагов мировой цивилизации, как родина одной из древнейших религий – зороастризма (огнепоклонства), который господствовал в идеологии и культуре народов и государств Среднего Востока и Средней Азии до распространения ислама. Да и вообще весь регион являет собой симбиоз этносов и религий. До недавнего времени здесь соседствовали культовые сооружения ислама и буддизма. К сожалению, гигантское изваяние Будды в Бамиане (Центральный Афганистан) не так давно был взорван современными талибами. А кто подсчитает урон, нанесенный памятникам старины боевыми действиями? Приход на многострадальную афганскую землю американских солдат тоже не принес долгожданного мира и даже ухудшил положение в стране. И пока на этой древней земле звучат выстрелы и льется кровь, говорить о серьезной научной работе нет смысла.

КСТАТИ. По официальным данным, за годы боевых действий на территории Афганистана погибло более 14 тысяч наших военнослужащих. По неофициальным - свыше 15 тысяч.

КВ
Лента новостей