Как хулиганы становятся настоящими мужчинами

Корреспондент «КВ» побывала в Чистопольском центре допризывной подготовки РОСТО (ДОСААФ) РТ.

Кабинет психолога, пожалуй, самый популярный в центре. Ну разве после столовой. 17 - 18-летние ребята, оторванные от дома, как маленькие мальчики поначалу очень скучают по маме, по дому (даже если в нем не все благополучно), своим друзьям. Штатный психолог - она же внештатная мама Разина Затеева, выслушает жалобы курсантов, посочувствует, даст совет. Но в основном стремится к тому, чтоб у ребят появилось чувство ответственности за жизнь, за свое будущее. Чтобы появилась цель. А вместе с ней и смысл. Впрочем, над этим работает весь педколлектив.

Разбой, вымогательство, кража, распитие спиртных напитков - это прошлое. Подъем в 6.30, форма-военка, учеба, вождение - настоящее. Вчера - малолетние нарушители общественного порядка, сегодня - курсанты.

Разина Ринатовна до центра пять лет проработала в детском приюте.

- Ребята к нам попадают сложные, ершистые, с непростыми судьбами. Многих воспитывали только мамы. В том числе и пьющие. За детьми особо не приглядывали – все время на работе или за бутылкой. Практически у всех в прошлом сложные отношения со школой, учителями. Как правило, от этих подростков, состоящих на учете в милиции, старались избавиться. В лучшем случае мальчишки уходили в училище, в худшем попадали в колонию. Нам (у большинства преподавателей центра, к слову, есть образование психолога) приходится очень осторожно подбирать к ним ключики, к каждому свой.

По словам Разины Ринатовны, трехмесячная разлука с домом идет на пользу ребятам. Дисциплина, режим дня, интересная учеба, общение с преподавателями постепенно нейтрализуют желание показать свои «геройские» качества, утвердить в общении со сверстниками дворовые стандарты взаимоотношений. Примерно через месяц происходит переоценка. У мальчишек возникает как бы взгляд со стороны на родителей, на прошлую жизнь, на свои поступки и проступки. Вместе с учителями и воспитателями они выстраивают новую линию поведения.

- Только не думайте, что все происходит легко и просто. Есть и такие, кто не выдерживает наш распорядок, уезжает в первую же неделю, - признается замначальника по учебной части Гузель Анваровна. - Некоторые, особенно отбывшие наказание в исправительной колонии, считают зазорным жить и учиться в заведении, где за порядком круглосуточно следят 12 сотрудников милиции. Подобные ребята пакуются в обратную дорогу в день приезда. Адаптационный срок - две недели, после которого уже все учатся до победного, ведь впереди их ждет получение прав водителя категории «В, С».

Позже, без учителей, ребята подтвердили мне слова преподавателей.

18-летний казанец Джаудат, бывшая головная боль учителей и участкового инспектора. Видит в учебе лишь один минус - как заместителю командира взвода ему приходится вставать на полчаса раньше всех, в шесть утра. У него ответственная должность – проследить, чтобы взвод в полном составе встал, привел себя в порядок, пошел на завтрак, а потом на учебу. Контроль продолжается весь день. Спать он ложится после общего отбоя, когда убедится, что все курсанты в кровати. По секрету Гузель Анваровна призналась, что Джаудат настоящий лидер группы и следит не только за дисциплиной, но и организует отстающим в учебе ребятам помощь.

- А в школе ты хотел быть старостой? - спрашиваю его.

- Хотел, - усмехается паренек. – Только ведь там выбирают хорошистов и отличников с примерным поведением. Я не входил в этот стандарт.

Несмотря на неблагополучное детство и отрочество, у Джаудата разносторонние интересы: бодибилдинг, футбол и хореография. На должность замкомвзвода его назначили только после тестирования у психолога. В центре это обязательная процедура.

- Мы не можем доверить лидерскую позицию любому курсанту, - объясняет Гузель Анваровна. - А вдруг он ребят поведет в оппозицию, на бунт? Или наоборот - не сможет справиться с общим настроением. Джаудат с честью выдержал тест, и теперь он правая рука воспитателя и у ребят пользуется авторитетом.

20-летнему Владимиру (он тоже из Казани) так и не довелось отучиться на повара. После первого курса в профучилище за разбойное нападение получил срок.

- Адреналин выплескивался через край, - рассказывает паренек. – Воспитывать некому было, да и некогда. Мама сбежала от отца, когда мне исполнилось шесть лет. Вырос с бабушкой. Отец все время на работе, бабка уже старенькая, куда ей за мной уследить. Про центр узнал от участкового и сразу загорелся. Учиться очень нравится. Преподают отлично, все понятно. А если на душе тяжко станет или проблема какая-нибудь появится, знаю, помогут друзья и преподаватели.

У 17-летнего Артура внешность настоящего «ботаника». Но чтобы корреспондент столичной газеты особо не заблуждалась, говоря на молодежном сленге, раскинул понты.

- Много чего я натворил в прошлой жизни, - копируя бывалого зэка, немного вальяжно, с ленивой улыбкой начал он свой рассказ. – Разбой, вымогательство, драки, пьянство, грабеж. Меня знала вся школа, а учителя просто рыдали. На уроки появлялся как на праздник, раз в месяц. К школе испытывал лишь отвращение. Мамку только жалко. Это я такой плохой, а она, бедная, целый день на рынке работает, все старается для меня.

В центре курсанты обучаются три месяца и после получения водительских прав уезжают. Кто-то домой, а большинство на службу в армию, если позволяет здоровье.

- Скучают и часто звонят наши выпускники, - признается Гузель Анваровна. - В центре они получают качественно иной уровень общения, который далек от привычного домашнего. Когда спрашиваешь у них, какой они видят свою будущую семью, каждый хочет, чтобы она была полная, с двумя, а то и тремя ребятишками, и мама с папой не пили и не дрались.

КВ
Лента новостей