Льнокомбинат привел в Казань жителей Смоленска

На старой фотографии моя мама со своим отцом, моим дедом.
Ей 13 лет, жизнь кажется длинной и успешной. Наверное, так бы и было, если бы не 1937 год и война. Мой дед, Владимир Мартынович Молдух, был начальником пожарной охраны в Смоленске. В 1937 году его арестовали и через месяц расстреляли. Из Книги Памяти Смоленской области я узнала, что в 1989 году деда реабилитировали. Жаль, он не узнал, что именно в этот год у него родился правнук!Горе не приходит одно. В 1941-м началась война. Смоленск стоял на пути врага к Москве, жители первыми узнали, что такое бомбежка, диверсанты, зажигалки. Мама, тогда 17-летняя девчонка, со своими друзьями тушила зажигалки на крышах. И хотя в то время небоскребов не было, находиться на крыше трехэтажки тоже было страшно. Особенно под вой сирен. В июле 1941-го Смоленский льнокомбинат, на котором работала моя бабушка, эвакуировали в Казань. Женщинам и подросткам приходилось работать в две смены. Быт неустроен: в маленькой комнатушке ютились через простынную перегородку две семьи. Спали на «диване», который соорудили из кирпичей. А на ужин были частенько только жареные картофельные очистки, которых мисочками покупали на базаре. После войны мама и бабушка остались жить в Казани. Дом в Смоленске оказался разрушен, а за четыре военных года Казань стала их второй родиной.В этом году моей маме, Лидии Владимировне Молдух, труженику тыла, ветерану войны, ветерану труда Казанского вертолетного завода, 10 сентября исполнится 90 лет. Несмотря на солидный возраст, она читает газету «Казанские ведомости», слушает песни на радио FM, смотрит телепередачи и пишет стихи. Вот такая получилась длинная жизнь у девочки, которая вместе с папой так спокойно смотрит в объектив фотоаппарата.

КВ
Лента новостей