В двух семьях все заразились COVID-19 по цепной реакции

В России отмечен рост заболеваний ковидом. Глава Роспотребнадзора Анна Попова на прошлой неделе, оценивая ситуацию в стране, назвала Татарстан в тройке регионов с самыми невысокими показателями заболеваемости, отметив при этом, что подъем отмечается там, где слабо регулируется поведение людей в общественных местах.

Действительно, россияне потеряли бдительность, расслабились, а вирус не дремлет. История заболевания одной казанской семьи - подтверждение тому. По просьбе наших героев публикуем ее на условиях анонимности, все имена изменены.

Если быть точными, то коронавирусная инфекция пришла почти одновременно не в одну, а сразу три семьи. От носителя инфекции заразились три человека, которые по рабочим делам находились в одном помещении. Инфицированные в свою очередь заразили домашних.

- Первыми недомогание почувствовали мои старички, - говорит о своих бабушке и дедушке Анна. - Просто чихали, никакой температуры и других симптомов простуды. Не сильно обеспокоились этим и жили дальше. Затем запершило в горле у нашего сотрудника - водителя Дмитрия. Незамедлительно отправили его домой, а через два дня неважно себя почувствовали мы с коллегой Ларисой. Так как работа у нас разъездная, много общаемся с людьми, с самого начала пандемии придерживались самых строгих правил безопасности и заранее продумали, что будем делать, если заболеем. В этот день мы с Ларисой по домам не разъехались, решили самоизолироваться в офисе, но вскоре и мои, и ее домашние сообщили, что тоже заболели. Ночью у меня резко поднялась температура - 38,5 градуса. Голова как в тумане, сбить жар привычными таблетками не удалось. Лариса пока без температуры. Утром вызвали врача. Приходят две девушки. В руках у одной антисептик, пульсоксиметр. Измеряют кислород. У меня - 94, у Ларисы - 95. Понимаем, что это на грани нормы. Спрашиваем - что делать? Девушки дают нам бумажку, на которой написано, какие таблетки принимать. На вопрос «А тесты делать будете?» получаем ответ «Зачем вам их делать? У вас ОРВИ». 

Через день самочувствие Анны ухудшилось, сил нет, почти все время лежит. Женщину мучали сильные головные боли и температурные скачки - от 37 до 39,9 градуса. У Ларисы все так же высокой температуры нет, и она продолжала ухаживать за Анной. Вскоре женщины вновь попытались вызвать врача, но дозвониться до поликлиники уже не удалось. Тогда они вызвали скорую помощь, сообщив данные Анны. Бригада приехала, но осмотрела только ее. Ларису смотреть не стали, объяснив это тем, что вызов сделан только на одного человека. 

Лариса переживала за заболевшего сына, который находился в квартире совсем рядом - в соседнем подъезде. 

- Снова делаем вызов, теперь кроме меня еще на Ларису и ее сына, - продолжает рассказ Анна. - Через некоторое время перезванивают со станции скорой помощи и говорят, что к нам придет неотложка из больницы. Итог - врач приходит только к Ларисе, вызова на меня и сына Ларисы у них нет. Мне было настолько плохо, что практически не вставала. Спрашиваю девушку-медика, почему приехали только к Ларисе, что нам делать с сильной болью в груди, температурой ночами до 39,9, может, нам рентген? Ответ: «Я не знаю, спрошу в больнице, потом вам позвоню». 

Тем временем Дмитрий, который живет в другом районе, тоже вызвал скорую помощь, все эти дни у него была температура 39,8. К нему приехали из поликлиники, сделали укол, назначили лекарства и оставили направление на госпитализацию. Анна недоумевает, как в одном городе могут быть два таких разных подхода в работе с пациентами?

- Собравшись с силами, едем втроем на КТ легких, - рассказывает Анна. - У Ларисы 25% поражения, у Дмитрия 25%, у меня вроде чистые, но я ни разу не смогла остановить дыхание, как это требуется для КТ. Разъезжаемся каждый в свое место изоляции - мы с Ларисой в отдельную от всех квартиру. Кстати, у бабушки и дедушки, которые проживают с моим сыном, за это время температура поднялась до 37 градусов, а потом все симптомы на пару дней пропали. А у меня впереди была еще одна мучительная ночь. На следующей день температура поднялась уже у моего сына, дозвониться до поликлиники не получилось. Звоню в скорую, оставляем заявку на четверых: на нас с Ларисой и наших сыновей. До нас неотложка из больницы не доехала, медики зашли только к сыну Ларисы и к моему сыну, где все лечение было назначено по той же схеме: сказали, что ОРВИ, оставили тот же список с лекарствами, что и нам. Бабушку под 90 лет, ветерана войны, смотреть не стали, хотя и пытались объяснить, что они с дедом тоже заболели.

В последующие два дня заражение в семье продолжается по нарастающей. Заболевает дочь Анны, у стариков устойчивое повышение температуры. Приезжает бригада скорой помощи и тщательно осматривает всех: измеряет кислород в крови, температуру, у сына были определены хрипы. В этот день семья решает воссоединиться, раз уже все заболели. На тот момент почти у всех пропало обоняние, перестали различать вкус еды. 

Мы заметили, что у Дмитрия лечение проходит эффективнее, поэтому остальные тоже перешли на те лекарства, которые прописал его участковый врач. Пару раз вызывали скорую помощь, потому что жар не спадал, но так и не дождались бригад медиков. Как объяснили на станции, обращений настолько много, что вызовы висят больше суток, не успевают врачи приехать ко всем.

Тем временем самочувствие сына Ларисы резко ухудшается. Его на своей машине больная мать и Дмитрий везут в инфекционную больницу на платную КТ. Результат - у подростка 25% поражения легких. Ночью плохо стало бабушке Анны, у нее появилась одышка, которая с каждым часом усиливалась. Скорую вызывать не рискнули, долго ждать. Анна везет ее сама в инфекционную больницу. 

- Спасибо медсестрам, которые нас встретили, - рассказывает моя собеседница. - Я объяснила им, что сама слишком слаба, чтобы проводить бабушку до приемного покоя. Ей сделали КТ, поражение больше 25%, вероятность ковида средняя, тест сделали, предложили госпитализацию, но сказали сразу, что ждать освободившегося места придется до вечера, а завтра будут перевозить в другую больницу. Бабушка не соглашается, чуть не плачет, ей страшно оставаться без присмотра родных. Нам назначают другое лечение, с уколами. Уезжаем домой. Дмитрий сообщил, что его тест на ковид положительный.

От нового лечения и уколов бабушка поднялась, Дмитрию тоже стало лучше. Анна потихоньку начала ходить, разговаривать, ухаживать за своими. А Лариса все не может сделать тест себе и сыну. Звонит по всем горячим линиям - там только рекомендации, что делать в случае заражения. 

- Получается, что качество лечения и профессионализм врачей зависят от случая, например, от района, в котором проживает пациент, - высказывает свое мнение Анна. - Дмитрию были назначены необходимые уколы, тест сделали ему на дому. А наши с Ларисой семьи замучались добиваться того, что нам должны были сделать в первую очередь. Мы, носители инфекции, были вынуждены выезжать из дома, чтобы проводить обследования. Так не должно быть. 

Испытав на себе тяжесть коронавирусной инфекции, увидев, в каких экстремальных условиях работают сейчас врачи, какую колоссальную нагрузку они испытывают, Анна обращается к жителям города, призывая их к благоразумию. Заботиться о своем здоровье - обязанность каждого, говорит она.

- Болезнь приходит очень мягко, и нет там поначалу никаких симптомов ОРВИ, - рассказывает женщина. - Ну почихали денек, у кого-то нос потек, и все прошло, а потом через пару дней такой нокаут испытаешь, что превращаешься в овощ - лежишь почти без сознания и сил. Мы с первых дней пандемии придерживались правил безопасности. Но очень много еще несознательных граждан, которые пренебрегают правилами и становятся разносчиками инфекции. В такой ситуации сложно не заразиться. В наших семьях заболели 10 человек - сработал эффект цепной реакции. Ковид не проходит бесследно, почти все получили осложнения - кто-то на почки, у кого-то с сердцем возникли проблемы, давление стало скакать. Лучше носить в общественных местах маски, лишний раз не выходить на улицу, не посещать торговые центры, чем потом страдать от инфекции.

КВ
Лента новостей