Как отмечали столетие Ленина в Москве

Брюки клеш и прическа под битлов не помешали казанскому школьнику выступить в Колонном зале Дома союзов.
Разбирая недавно свои бумаги, я вдруг обнаружил грамоту 1970 года. Меня, ученика 10-го класса школы №46, наградили ей от Ленинского РОНО города Казани за подписью заведующей М.М.Бондаренко за первое место в конкурсе сочинений, посвященном 100-летию со дня рождения В.И.Ленина. Внизу печать и дата: 21 января 1970 года. Это, кстати, день смерти Ленина в 1924 году, а родился Ильич 22 апреля.До 8-го класса я учился не очень старательно, именно поэтому меня не сразу приняли в пионеры. Но уж когда это случилось, я выскочил из школы в распахнутом пальто, хвалясь перед прохожими красным галстуком на груди. Неожиданно для всех я хорошо сдал экзамены за 8-й класс. И, так как был художником школьной газеты, меня без особых проблем приняли в комсомол, хотя пионерский совет школы не очень радостно рекомендовал меня на это дело.Кстати, когда мы пришли в райком комсомола на вручение комсомольских билетов, тамошний секретарь долго разглядывал меня с головы до ног. Сейчас нередко можно услышать, что в советских школах всех гребли под одну гребенку. Не верьте. У меня были длинные волосы, как у битлов, брюки клеш, как у битлов, пиджак без воротника (мама сшила!), как у битлов, а на ногах - туристические ботинки на толстенной подошве. Ботинки я купил в магазине «Рубин» и поразил ими весь двор до такой степени, что продавцы спортивного снаряжения, наверное, перевыполнили план по продажам!Только после долгой беседы с глазу на глаз секретарь райкома персонально вручил мне заветную красную книжку. Потом был «Снежный десант» с концертами в зимние каникулы в Высокогорском и Арском районах, КВН, который мы выиграли в финале у 37-й школы при полном ажиотаже болельщиков в зрительном зале. Это была минута славы, сделавшая меня и моего одноклассника Валерку Рязанова знаменитостями всей школы. Рязанов сейчас доктор физико-математических наук, профессор, преподает в МИФИ. Именно он привел меня в Дом пионеров Ленинского района, познакомив с пионерским и комсомольским активами района и всей Казани. Наверное, именно это стало решающим фактором для отправки меня в Москву на празднование 100-летия Ленина. Я представлял Казань. Вместе с руководителем нас было шесть человек. И вот то, что мне больше всего запомнилось за эти несколько дней. Нас встретили на Казанском вокзале столицы 21 апреля и тут же отправили сначала в интернат, а затем на Красную площадь, где состоялся митинг с приемом в пионеры и комсомол. На нижней трибуне мавзолея стояли какие-то важные люди в орденах и золотых погонах. Мое выступление со сцены Моссовета. Это был действительно Колонный зал Дома союзов, знакомый мне по известным картинам съездов партии и комсомола. Когда я вышел, хромая, к микрофону, в зале послышался шумок. Но не из-за моей походки. Причиной были все те же длинные клеши, которыми я подметал пол. Аплодировали мне дружно.22 апреля я сфотографировал у входа в Кремль космонавтов, среди которых были Алексей Леонов и Владислав Волков. Волков побывал в космосе на «Союзе-7» в 1969 году... К сожалению, фото не сохранилось, а жаль, ведь в 1971 году Алексей Волков погиб при посадке на «Союзе-11» вместе с Георгием Добровольским и Виктором Пацаевым.Вечером в огромной толпе ликующих людей на Красной площади я был свидетелем грандиозного салюта. На фоне черного неба в лучах прожекторов проплывало огромное знамя с портретом Ленина.Потом - ВДНХ с павильоном, посвященным космосу, мавзолей, в очередь к которому мы встали с раннего утра. Шли от Вечного огня в Александровском парке. Помню веселых иностранцев, их лица посерьезнели в самом мавзолее. Я и не ожидал, что сначала надо было спускаться, потом, не останавливаясь, идти мимо стеклянного саркофага, затем подниматься и уже не спеша знакомиться с могилами вождей. Цветы были только у памятника Сталину. При мне букет положили... поляки.
В школе меня встретили с интересом. Я несколько раз выступал в разных аудиториях. Увы, не обрадовались мне только одноклассники. Их можно понять: мы с Валеркой жили своей отдельной жизнью. У нас были палаточные лагеря пионерского и комсомольского активов, слеты активистов. Да мало ли интересного было тогда в Казани и других городах Татарстана! А еще в лагерь «Орленок» и Астрахань мы катались за казенный счет - было чему завидовать.Но выпускные экзамены мы все равно сдали, хотя и не без приключений. А потом прокатились на «Омике» и простились с легким сожалением.Последний раз я видел Валерку на Кавказе. В начале 80-х он заманил меня на Клухорский перевал, где мы поклонились импровизированной могиле советского солдата, защищавшего перевал от альпийских стрелков фашисткой Германии, которая была найдена случайно. Рязанов тогда был кандидатом физико-математических наук. Сейчас доктор, пора бы уже и в академики.Между прочим, в 1970 году Ленинский район Казани был огромным - занимал территорию современных Московского, Ново-Савиновского и Авиастроительного районов.

КВ
Лента новостей