Уничтожены ради идеи

До сих пор не решена проблема возвращения доброго имени нашим согражданам, которые уничтожены в застенках даже не по гражданским законам сурового времени, а по политической целесообразности.

Вышел в свет 14-й том Книги Памяти жертв политических репрессий Республики Татарстан. В нем 3383 фамилии уроженцев и жителей Татарии (на буквы «Т», «У», «Ф»), арестованных и осужденных «за антисоветскую агитацию и деятельность» с 1918 по 1987 год.

На страницах 14 томов увековечены имена 43010 наших земляков, ставших жертвами политических репрессий. 5451 из них расстрелян, 5144 человека умерли в заключении. Цифры свидетельствуют: не выжил каждый четвертый из арестованных по 58-й статье. Если учесть, что всего в банке данных редакции более 55000 имен, из них не дожили до освобождения более 13800 человек.

И это только осужденных по 58-й статье! А сколько имен не попало на страницы Книги Памяти!

Сотням тысяч наших сограждан до сегодняшнего дня отказано в реабилитации лишь на том основании, что многие формулировки обвинения формально не подпадают под Закон РФ от 18.10.1991 «О реабилитации жертв политических репрессий». По логике представителей Фемиды оправдать можно того, кто был расстрелян или посажен за неосторожно сказанное слово или хранение «нелегальной» литературы, а если крестьянин не отдавал последний хлеб или не шел безвозмездно, по мобилизации, работать на завод, если кто-то не вышел несколько дней на работу, попытался продать на рынке собственную корову (и осуждены по другим статьям или в соответствии со всевозможными указами Советского правительства) - они до сих пор считаются уголовниками.

При внимательном изучении дел убеждаешься: расправа советских чиновников с согражданами была неправомерной даже по законам военного времени. За незначительные проступки работоспособных граждан не отправляли на оборонные предприятия или на фронт (что было бы понятно), а доводили до голодной смерти в застенках.

Вот лишь одна судьба. Казанскому школьнику Нурутдину Хисамутдинову было всего 13 лет, когда его в январе 1942 г. осудили за хищение патефона из автомашины подполковника, оставленной рядом с кинотеатром «Рот-фронт». Поймали мальчишку быстро, но так как в машине был еще и автомат, присудили попытку кражи оружия. В деле сохранилась медсправка от 28.02.1942 г.: «Рост - менее 154 см, здоров». Уже 9 июня Нурутдин попал в тюремную больницу и умер 3 июля 1942 г.

И уж совсем не укладывается в голове буквально зверское отношение советских тюремщиков к женщинам-узницам концлагерей. В лагерях их были тысячи - родственницы расстрелянных госчиновников, партийных и военных деятелей, члены семей раскулаченных, монашки и колхозницы, юные работницы оборонных предприятий. Судьбы их особенно трагичны.

Уверен, сторонники Сталина и сегодня скажут - так было надо, этого требовала война. В том-то и дело, что цель любой оборонительной войны - защита своего населения от уничтожения. А по логике слуг Сталина нужно было уничтожать миллионы своих сограждан, чтобы восторжествовали идеи коммунизма.

 

 

М.ЧЕРЕПАНОВ,

руководитель рабочей группы редакции Книги Памяти РТ

КВ
Лента новостей