Сообщил о Победе – получи теленка!
news_header_top_970_100

Сообщил о Победе – получи теленка!

Мои родители-учителя мечтали о том, что я продолжу их династию. Но война перевернула не только эти планы, но и всю нашу жизнь.

Через год мы переехали к бабушке в деревню Утянгуш Юдинского района. Свои нехитрые пожитки перевозили на двухколесной арбе, которую в народе называли «Уф, алла!»: всех лошадей мобилизовали на фронт. Мы с сестрой ходили в школу за 4 километра. С восьмого класса я ходил уже один в другое село, где была средняя школа, за 7 километров. Бывало страшновато. Два раза видел волков, но они меня не тронули.

Мать устроилась дояркой в колхоз, а мне поручили ухаживать за кроликами. Я так старался, что довел стадо с десяти до ста. И вскоре колхоз начал сдавать государству кроличье мясо. Я был горд: это был мой вклад в дело разгрома врага! А еще я выполнял обязанности письмоносца (так тогда называли почтальонов). Из корреспонденции были только солдатские письма, «похоронки» доставлялись через сельсовет. Во время каникул я ходил за почтой в соседнее село. А когда учился, ее присылали в почтовое отделение того села, где была моя школа. Я забирал письма и, придя после уроков домой, разносил их адресатам. Все, у кого были на фронте родные, ждали меня с огромным нетерпением. Мне нередко приходилось и самому читать те послания с фронта. Я делал это с выражением, что всем особенно нравилось. Иногда приходили и письма от однополчан погибших воинов. Когда я читал подробности их гибели, женщины, старики, дети плакали навзрыд. Иногда доходило до обмороков. Я тоже плакал вместе со всеми - так было жалко наших солдат.

Нас - детей войны - эти годы научили многому: плести лапти, башмаки, корзины, делать лыжи, таратайки, собирать лекарственные травы. С первого дня войны у людей отобрали радиоприемники. Так мы научились делать простейшие детекторные приемники. Помню, как слушали по такому приемнику речь Сталина перед Октябрьскими праздниками. А еще мы вместе со взрослыми ходили в марийские леса за грибами и ягодами. Сами не ели: носили ягоды в Казань – на продажу. Еще мы работали на лесных делянках, ухаживали за молодыми саженцами, за что нам выписывали дрова. В школе была создана швейная мастерская по пошиву солдатских гимнастерок.

Всю войну мы ходили полуголодные. Но несмотря на все трудности, старались не пропускать занятия в школе. Помню, как в 1944 году вернулся с фронта после тяжелого ранения учитель Х.Исланов. Увидев полный класс, он очень разволновался, а потом сказал:

- Дорогие ребятки, какие вы молодцы, что учитесь. Закончите школу – станете настоящими героями!

Однажды в нашу деревню привезли на американском «студебеккере» пленных немецких солдат. Они должны были грузить картофель, хранившийся в здании мечети. Но не успели они начать работу, как собралась толпа разъяренных женщин, у которых погибли на фронте сыновья, мужья. Они стали ругать немцев и колотить их чем попало. Хорошо, что вмешалась охрана: немцев увели в мечеть, а когда все разошлись, увезли от греха подальше.

Никогда не забуду день Победы. О ней мы узнали 9 мая в школе. Кругом царила праздничная атмосфера. После митинга нас отпустили по домам. В нашей деревне уже везде висели красные флаги, а у кого их не было, вывесили на заборы, ворота и дома красные рубахи, платья, халаты, пояса и даже... штаны. Началось веселье. А о Победе в нашей деревне, где не было телефона, узнали от дежурного по сельсовету из соседнего села. За такую радостную весть ему вручили в подарок годовалого теленка.

Наш отец вернулся с Победой в 1945 году со множеством боевых наград и снова начал работать завучем в школе. На войне он был связистом, выполнял очень опасную работу: ведь связь нужно было восстанавливать в любых условиях и нередко под огнем врага. Отец сказал, что за форсирование Днепра командир обещал представить его к званию Героя Советского Союза, но до конца дело не довел – погиб. А отец хлопотать не стал: главное, считал он, что живой остался, и это было для него самой великой наградой.