Волонтер слова божьего: как казанский священник работает в зоне СВО в Изюме
news_header_top_970_100

Волонтер слова божьего: как казанский священник работает в зоне СВО в Изюме

Иерей Виталий Беляев стал волонтером в центре раздачи гуманитарной помощи. Почему он принял это решение и с чем приходится сталкиваться в районах спецоперации, священнослужитель рассказал «Казанским ведомостям».

Бог в помощь, православные

После нескольких суток дороги автоколонна с гуманитарной помощью от волонтеров партии «Единая Россия», наконец, добралась до поселка в Изюмском районе. Новости здесь распространяются очень быстро. Местные жители, как обычно, вышли встречать российский гуманитарный конвой. Машины встали. Дверь одной открылась, на землю спрыгнул вновь прибывший – в головном уборе православного священника и бронежилете с наперсным крестом поверх.

«Бог в помощь, православные!» – поздоровался он с собравшимися. Жители села встречали уже не первую гуманитарную колонну и множество людей из разных организаций, в том числе правительственных и силовых структур, но служителя культа еще встречать не приходилось. Так началась поездка в качестве волонтера на освобожденные территории военного священника из Татарстана – иерея Беляева Виталия.

Волонтеры из Татарстана развозят «гуманитарку» жителям Изюмского района

Фото: © личный архив Виталия Беляева

Беляев не понаслышке знает о горячих точках. Он успел поработать в Сирии на российской авиабазе Хмеймим, а также в составе отряда спецназа побывать в служебной командировке в Чечне. За плечами – курсы спецподготовки священнослужителей при Рязанском воздушно-десантном училище и разностороние спортивные тренировки: черный пояс по кекусинкай каратэ, например, имеются и боксерские навыки.

Больше полугода отец Виталий пытался оформить разрешение на отправку на Украину, в район ведения военной спецоперации как военного священника. «Первый раз не знал, как мне оформить поездку. Пробовал по линии Минобороны и по линии синодального отдела Московской патриархии, который отвечает за военных священников. Никакого ответа не получил. Принял решение поехать волонтером с командой партии «Единая Россия», которые повезли гуманитарную помощь», – рассказывает отец Виталий.

Иерей долго просил отправить его в зону СВО военным священником, но получилось приехать только в качестве волонтера. 

Фото: © личный архив Виталия Беляева

На вопрос, почему он принял решение о новой поездке в горячую точку, он ответил после минутного молчания: «Там российские солдаты ежеминутно рискуют жизнями. Можно, конечно, и здесь с паствой за их здравие и победу молиться. Но сердце не обманешь. Я военный священник и не имею никакого морального права оставаться в стороне, когда знаю, что вера – это внутренний стержень солдата и его психологическая устойчивость в самой сложной ситуации».

В местных храмах практически нет священников

Главная цель, которую для себя поставил отец Виталий, принимая решение ехать в зону спецоперации, это прежде всего посещение «переднего края» (места непосредственных боевых действий – прим. Ред.) и поддержка морального духа воинов в боевой обстановке. Но по факту планы ему пришлось скорректировать.

Казанский священник служит и в храмах Изюма для местных прихожан. 

Фото: © личный архив Виталия Беляева

Кроме военнослужащих к нему начали приходить на проповеди и местные жители. «Церкви практически все пострадали от артобстрелов. Священнослужители в своем большинстве уехали. Кто-то погиб. Мне приходится по мере возможности вести службы для прихожан, хотя и волонтерских обязанностей хватает. Отказать не имею морального права. Люди мне говорят: «Мы верим – если появился священник в храме, значит, жизнь налаживается». Это для них еще один показатель стабильности. В храме, в котором я служил молебны, иконостас сохранился, но многие иконы посечены осколками снарядов», – объясняет отец Виталий.

Узнав, что в Изюм приехал военный священник, военнослужащие стали приглашать его в подразделения на передний край. Так и исповедует, служит молебны, раздает крестики, освещает боевую технику, говорит напутственные слова. Кроме этого, проводит разъяснительные беседы с воинами. Беседа, уверен он, очень важный момент в работе военного священника. Солдаты в боевых условиях, постоянно рискующие своими жизнями, в беседах со священнослужителем ищут внутри себя какое-то моральное оправдание того, что им приходится переносить, выполняя свой воинский долг.

К отцу Виталию потянулись военные с «переднего края». 

Фото: © личный архив Виталия Беляева

В таких условиях священнику солдаты могут доверять больше, чем военному руководству. А темы для бесед бывают совершено разные: о родителях, о любимых девушках, что их ждет после возвращения. Совета спрашивают, как поступить в той или иной ситуации. Поговорить с сослуживцами не всегда получается – боевая обстановка, все на нервах. В ожидании приказа и просто не склонны к отвлеченной беседе.

«Есть, конечно, в войсках и штатные психологи. Но все равно психологическое выгорание у солдат колоссальное. Сейчас наши подразделения наступают, и в конечной победе нет никакого сомнения. Но морально находиться в зоне боевых действий без духовной поддержки очень тяжело. А в войсках священников катастрофически мало», – говорит иерей.

Священников в зоне СВО мало, но они нужны.

Фото: © личный архив Виталия Беляев

 

На переднем крае

Волонтерская рота «Молодой гвардии» в изюмском центре гуманитарной помощи партии «ЕР» в первую очередь обеспечивает продуктами и бытовой химией город и близлежащие населенные пункты, которые находятся под контролем временной гражданской администрации Харьковской. Кроме этого, волонтеры налаживают связь местных с родными, которые находятся на территории России, развозят в больницы медикаменты, контролируют бесперебойную поставку муки на хлебозавод и раздачу хлеба населении.

И это не все вызовы, которые приходится решать волонтерской роте при ежеминутном риске попасть под обстрел. «У нас очень дружный коллектив. Есть директора школ и стадионов. Есть простые рабочие с заводов. И возраст тоже совершенно разный», – рассказывает отец Виталий.

С утра в пострадавшие от боевых действий районы волонтеры развозят гуманитарную помощь. 

Фото: © личный архив Виталия Беляева

Рабочий день волонтера начинается ранним утром с поездки на склад «гуманитарки». Далее машины выезжают в районы с наиболее сложной продовольственной обстановкой.

«Была задача доставить гуманитарную помощь в село, которое находится по сути «на переднем крае». Доехали без осложнений. Наполовину разгрузились и тут заметили беспилотник ВСУ. Поняли, что нас вычислили. Военные помогли. Начали отвлекающие маневры, чтобы от нас внимание отвести. В итоге нам хватило времени выгрузить продукты, и только мы отъехали, как в то место, где мы стояли, прилетел снаряд. По сути, военные спасли нам жизнь», – разводит руками отец Виталий.

В разговоре он признается, что в Изюме приходится работать в обстановке далекой от Чечни и Сирии. Часто работает ракетная артиллерия противника. Особенно ночами. Российские войска отвечают шквальным огнем. Передышки случаются редко. «Буквально на вторую ночь после нашего приезда снаряд взорвался в 300 метрах от дома, где нас разместили. Повылетали все стекла, и контузило в легкой степени. Слух полностью вернулся только на третьи сутки», – вспоминает священник.

Командировка отца Виталия заканчивается, но он надеется вернуться в Изюм. 

Фото: © личный архив Виталия Беляева

Каждая поездка, кроме риска, это еще и человеческие трагедии. Рассказы жителей, которым волонтеры привозят гуманитарную помощь, навсегда врезаются в память. Те, кто остался в полуразрушенных селениях, живут в тяжелейших условиях, порой без элементарных благ цивилизации. Но все они, отмечает отец Виталий» говорят одно – «Наконец-то этот националистический ад закончился. Наконец-то возвращается мир».

Скоро командировка волонтера-священнослужителя закончится. Но волонтеры, понимая, насколько незаменимым он стал в команде, решили выйти с ходатайством к казанской митрополии. Чтобы отцу Виталию разрешили остаться еще на один срок. «Любые стены можно отстроить, – говорит отец Виталий, стоя у разбитых снарядами ВСУ стен церкви. – Главное сейчас – помочь людям выжить. Укрепить дух и веру в мирную жизнь. А она, с божьей помощью, обязательно наступит».

  • Фото из личного архива Виталия Беляева

    Фото из личного архива Виталия Беляева

  • Фото из личного архива Виталия Беляева

    Фото из личного архива Виталия Беляева

  • Фото из личного архива Виталия Беляева

    Фото из личного архива Виталия Беляева

  • Фото из личного архива Виталия Беляева

    Фото из личного архива Виталия Беляева

  • Фото из личного архива Виталия Беляева

    Фото из личного архива Виталия Беляева

  • Фото из личного архива Виталия Беляева

    Фото из личного архива Виталия Беляева

news_right_column_240_400
news_bot_970_100