«12 лет снимаем одним составом»: Зоя Бербер об актерской карьере и новом сезоне «Реальных пацанов»
news_header_top_970_100

«12 лет снимаем одним составом»: Зоя Бербер об актерской карьере и новом сезоне «Реальных пацанов»

«Реальным пацанам» этой осенью исполнится 12 лет, а уже в августе культовый сериал вернётся с девятым сезоном – Колян и компания вспомнят истоки, но в этот раз к съемкам «пацанских» видеодневников добавится еще и коллективная работа над биографической книгой.

Новый сезон сериала «Реальные пацаны» (16+) стартует на ТНТ уже 29 августа в 20:00, и у нас появилась уникальная возможность пообщаться с исполнительницей главной роли Леры Зоей Бербер.

Ни для кого не секрет, что вы занимались в хореографической школе? Почему же выбор все-таки пал на актерское направление?

Я поступала на хореографа, но не пошла учиться. А поступала, потому что несколько лет танцевала в детском театре «Ляллен». Я до сих пор общаюсь с его руководителем, а вот буквально на днях мы пересеклись с его дочкой, которая тоже танцевала в этом театре, а я на нее ориентировались. С одной стороны, это был детский театр, с другой – мы там затрагивали все направления: от классики до модерна. 

Ежедневно перед зеркалом я представляла себе танцевальное будущее. Но когда я хотела поступать, моя первая любовь мне сказала, что это очень глупо. Потом я опомнилась, но было место только на народницу, а мне не хотелось посвящать себя народным танцам: ведь если четыре года отдашь какому-то направлению, то твое тело так будет работать, так будет двигаться, будет сложнее переключаться. Поэтому я эту затею оставила, но хореография меня поймала спустя много лет уже в другой профессии, и не отпускает: у меня есть несколько пластических спектаклей, которыми я горжусь, и на них приглашаю!

Исходя из вашего жизненного опыта, какой стиль танца вам ближе всего?

Стиль танца? Хорошо двигающееся тело! Хотелось бы уметь понемногу всего. Вог прекрасен, крамп замечателен, модерн чудесен, пластические вещи из партера – тоже. Не могу выбрать что-то одно.

Актер – многофункциональная личность. Легко ли вам в кадре даются эмоции и чувства?

В театре мне очень легко даются слезы, а в кадре я себя называю сухоглазкой. Очень легко дается смех в кадре, а вот на сцене – сложно. Почему так? Смех в кадре искренний, я гогочу в принципе громко, подхихикиваю – я по жизни такой человек, для меня смех – это постоянное состояние. А слезы в жизни…у меня может появиться ком в горле, но я его выдержу и пойду дальше – я такой человек. Поэтому для меня слезы даются сложнее.

А на сцене смех должен быть такой театральный, этому учатся, и я училась этому, но я его так не люблю, потому что знаю, что он ненастоящий. А слезы на большой сцене даются легко, потому что порой здорово, играя чью-то жизнь, чью-то историю, выплакаться вовсю, отдать это все залу. И они счастливы, что это получили, и ты счастлив, потому что опустошен, и искренне перед ними чист, ведь театр и сцена любят, когда человек уходит, отдав все. А слезы – это самый быстрый способ это сделать.

Фото: © телеканал ТНТ

Что вам ближе – театральная сцена или кинокамера?

Общее между этим – это только актер и режиссер. А процесс существования, создания – это как шпильки и кроссовки. Нужно уметь и одно носить достойно, знать, куда это надеть и как в этом существовать, так и другое. Абсолютно разные вещи: театральное существование никак нельзя перенести на камеру, и наоборот. Что-то одно из этого я бы точно выбирать не стала. Я бы с удовольствием еще какие-нибудь перфомансы туда добавила – это уже третья история.

Большинство ваших ролей – главные. Расскажите, в чем секрет успеха?

Я, кстати, не задумывалась, что они главные. Недавно мне пригласили на спикерство, анонсировали так: приедет Бербер и расскажет, как стать успешной актрисой.

Я позвонила маме: «Так и так, еду в Красноярск на молодежный форум. А что такое успех, мам?» И она говорит: «Ты знаешь, когда тебя показали по телевизору и стали узнавать – это ерунда, ты стала узнаваема. А вот когда твои коллеги по цеху или близкие люди, которые тебя знают, говорят, что ты сделала это круто, это была классно, интересно, ты другая. Когда люди, которые погружены в профессию и знают, как это создается, когда близкие люди, которые тебя знают и видят проделанную тобой работу, говорят, что это классно, вот это успех». И даже если ты сыграла это на небольшой сцене маленького провинциального театра, и тебе говорят, что это круто, это все равно успех. Даже если это не показали по телевизору. Поэтому, наверное, секрет в том, что нет маленьких ролей, ведь у меня тоже есть не главные роли, но я стараюсь их делать так, что для меня они главные.

Есть ли у вас профессиональные страхи, что может что-то не получится? Если да, то как боритесь?

Забыть текст. И пару раз это случалось. Под текстом я имею в виду не только слова, но и движения – в пластических спектаклях мы тоже называем это текстом. Если это случается, то моя задача – уметь импровизировать, уметь найти подходящие слова.

Первый раз у меня это случилось на спектакле «Горе от ума», а там, как вы знаете, всё в стихах. И мой мозг стал выдавать варианты примерных подходящих под рифму слов. И все случилось! Корявенько, но случилось. И тогда я поняла, что должна быть всегда заряженной на то, чтобы заменить, перестроиться, а там уже подключится и тело, и память. Причем до того, как это случилось, страха у меня не было: он появился как раз после. Я просто перестраиваю себя: есть выходишь играть спектакль, будь готова на сто процентов, но если из-за каких-то обстоятельств что-то происходит, тогда возьми дополнительные заряд и соверши чудо.

«Реальные пацаны» снова снимаются в Перми. Какие у вас эмоции вызывает возвращение в родной город?

Было очень приятно работать в Перми, большую часть материала мы отсняли там. Это было классно, потому что случилось такое воссоединение команды с родными местами – мы ведь уже 12 лет снимаем одним и тем же составом, так что вся группа была в восторге. Ведь когда-то их пригласили на пару месяцев поработать в город Пермь, а они остались на два года – до первого отпуска. Эти места для всех стали родными: все мы там начинали. Говор, люди, стены – всё способствовало атмосфере.

Фото: © телеканал ТНТ

Зоя, лично вы рады возвращению Леры на телеэкраны? Застанем ли мы ее прежнюю, или же она выступит для зрителей совсем в другом амплуа?

Конечно, возвращение к роли – это всегда радость, это ведь солидный отрезок моей жизни. Лера в новом сезоне слегка изменится внешне, это связано в том числе и с моей небольшой трансформацией. А что касается её амплуа, то оно остаётся неизменным: быть боевой подругой Коляна!

История сериала длиною в 12 лет – реальный успех или простое везение?

Человеческие отношения – это бесконечная история. Это то, что работает в любой истории. А у нас есть секрет: наша история – это зеркало с юмором, которое показывает реальную жизнь. Поднимая какие-то темы, мы подключаем зрителя, и он говорит: «О, у меня было так же». А потом у него появляется какой-то вывод, ведь он уже не одинок в своем вопросе, в своей проблеме, в своей жизни.

Что ждет телезрителя в новом сезоне «Реальных пацанов»?

В новом сезоне у нас появляется новое поколение, которое выросло на истории Николая. И оно очень классное, интересное. Эти ребята достойны внимания: как артисты, так и персонажи.

(16+)

news_right_column_240_400
news_bot_970_100