Ближайший сосед Казани Верхний Услон вполне мог бы быть одним из районов города, только широкая Волга препятствует этому. С его центральной улицы открывается прекрасная панорама Казани. А вокруг раскинулись зеленые холмы, луга и леса. Это красивое, царящее над волжским простором место люди выбрали для жительства еще в ХVI веке. С той поры и живут здесь тихо, по-деревенски, поглядывая на столицу свысока.

За последние годы облик Верхнего Услона заметно изменился - стал он более походить на город: современные здания в центре, городские фонари, клумбы, новые скамейки, урны, даже фонтан. Обочины дороги, газоны зеленеют подстриженной травой, дорожки заасфальтированы, площадки выложены плиткой...

Для благоустройства райцентра и населенных пунктов администрация Верхнеуслонского района использует административные ресурсы: на реконструкцию дороги, укладку поребриков, асфальта выделили средства из бюджета; работу с населением проводят советы местного самоуправления. Воспитанием у детей, а заодно и у взрослых, уважительного отношения к природе занимается экологический клуб с планетарным названием "Земляне", в котором около 400 школьников района. Они ухаживают за лесопарком, выращивают саженцы каштана в лесопитомнике, благоустраивают родники. Руководит клубом школьный учитель биологии Лев Владимирович Ситков.

В администрации района понимают, что главное в благоустройстве - воспитать в людях стремление к чистоте, разбудить сознание хозяина. Большая работа проводится в этом плане районной газетой "Волжская новь". Результаты уже появляются. Александр Простатов, заместитель главы администрации района, говорит, что люди стали подмечать: чтоб свой двор был не хуже, чем у соседа.

"Втора Москва"

Село Майдан основано, по преданию, стрельцами, высланными из Москвы Петром Первым. У майданцев доныне крепкое телосложение служивых людей и московское произношение. Жители постарше посмеиваются над своим говором:

- У нас втора Москва!

Еще славятся потомки супротивников Петра умением валять валенки, отменно коптить сало и солить грибы. Село благополучное: есть в нем средняя школа, пекарня, магазин, аптека, медпункт, почта, в райцентр ходит автобус. Грунтовые дороги отсыпаны щебнем, спланированы. Восстанавливается кирпичная колокольня, что осталась от церкви, разобранной в 30-е годы для строительства школы. Церковь была деревянной, а кирпичная кладка колокольни сельским активистам не поддалась. Теперь в ней восстановленный приход Спасо-Преображенской церкви, куда возвращены старинные иконы, сохраненные сельчанами.

Хозяева расписного ухоженного домика - супруги Николай и Анастасия Чумиченковы - урожденные майдановцы.

Супругам уже за 70, а они держат корову, овец, 30 соток картошки посадили. Трое детей, взрослые внуки, правнуки - всем хотят помочь. Николай Андреевич с Анастасией Лаврентьевной живут вместе более полувека и дружно, по всему видно. Когда удивились гости, что они в домашних условиях валенки валяют лучше фабричных, хозяин лихо так сказал, глянув на жену:

- Мы с ей айда-чего сами сделаем!

Майдановские долгожительницы

Женщины здесь отличаются долголетием, вопреки мнению геронтологов, которые считают, что продолжительность жизни зависит от ее качества: устроенности быта, уверенности в завтрашнем дне, материальной обеспеченности.

Анастасия Чумиченкова семь лет проработала на колесном тракторе, включая военные годы: с шести утра и до темноты. Тяжело было, а отказаться нельзя - могли посадить. Выглядит же Анастасия Лаврентьевна моложаво и до сих пор с утра до вечера работает.

И столетние жительницы есть в Майдане: Ольга Логиновна Нефедова и Екатерина Павловна Коклина, обе 1903 года рождения. Прожили они век, не покидая родного села и особенно не вникая в катаклизмы, потрясавшие страну. Когда спросили у Екатерины Павловны, что она помнит о революции, ответила:

- Не знаю, миленькие. Я ведь неученая. В школу не пускали. Робят было 7 человек, а я - старшая. Давай пряди да детей смотри.

Память у долгожительницы хорошая. В 1923 году венчалась в сельской церкви, а помнит и розовое платье, и розовую фату. Хорошо с мужем жили. В 41-м ушел он на фронт - больше и не виделись. Пропал без вести. Осталась она с тремя детьми, замуж больше не выходила.

- Ждали мужа, баба Катя? - спросили мы.

- И сейчас еще жду, грешница, - а сама смеется да крестится.

Роза КОСТРУЛИНА.

(Выражаем благодарность Римме Троицкой, редактору газеты "Волжская новь", за оказанную помощь в сборе материалов.)