Именно Николаю Михайловичу удалось добыть и переправить в СССР совершенно секретную техническую документацию по американскому тяжелому бомбардировщику дальнего действия «Боинг» В-29. На основе тех документов в КБ Туполева был создан первый советский стратегический бомбардировщик Ту-4, а в 1946 - 1947 годах на Казанском авиационном производственном объединении им. С.Горбунова в самые кратчайшие сроки был освоен серийный выпуск этого самолета. 

Из КАИ - во внешнюю разведку

О судьбе разведчика рассказала главный хранитель фондов Музея национальной культуры при НКЦ «Казань», создатель экспозиции Индуса Мингазова. В официальных источниках сообщаются только скупые факты биографии сотрудника внешней разведки, который работал без провалов.  

Николай Михайлович Горшков родился 3 мая 1912 года в селе Воскресенском Нижегородской губернии. Был рабочим на радиотелефонном заводе. В 1932 году по путевке ВЛКСМ его как активного комсомольца направили на учебу в Казанский авиационный институт, где он получил специальность инженера-механика по самолетостроению. После окончания института решением ЦК партии Николай Горшков был направлен на учебу в Центральную школу НКВД, а оттуда - в Школу особого назначения (ШОН), где готовились кадры для внешней разведки. 

Молодой разведчик сделал успешную карьеру дипломата в Италии. В 1943 - 1944 годах был резидентом внешней разведки в Алжире. Там он лично привлек к сотрудничеству влиятельного высокопоставленного французского чиновника, от которого советская разведка 15 лет получала важную политическую информацию по Франции, а затем и по НАТО. В 1944 году, после освобождения Италии, Николай Горшков вернулся в эту страну, где проработал там до 1950 года. Именно он, будучи в Италии, смог раздобыть сведения об американском самолете «Боинг» В-29, который называли «летающая крепость».

Как В-29 превратился в Ту-4

Об этой важной и сложной операции Николай Михайлович рассказал во время беседы с директором Музея ФСБ в Казани подполковником Ровелем Кашаповым. Их встреча состоялась в 1991 году в Москве. Когда разговор зашел о Казани и КАИ, полковник Горшков безо всякого пафоса, очень просто сказал, что документация на В-29 попала в КБ Туполева через него. 

Но для начала необходимо рассказать предысторию превращения В-29 в Ту-4. В 1944 году японские ПВО «ранили» три американских бомбардировщика В-29. Самолеты совершили вынужденную посадку на аэродроме под Владивостоком. Машины были «конфискованы» и переправлены в Москву, на завод №30. С самого верха дали приказ - разобрать самолеты по винтикам, понять, как они устроены, и как можно быстрее запустить в производство точно такой же бомбардировщик. Но без технической документации воссоздать определенные узлы самолета было невозможно. И перед внешней разведкой поставили задачу - срочно добыть любую документацию на В-29. До Италии этот приказ тоже дошел.

Как Николаю Горшкову в Италии удалось добыть ценные документы из США? Об этом Ровелю Кашапову рассказал сам Николай Михайлович. Рассказал сдержанно, без деталей и подробностей. Вот как Ровель Кашапов передает всего несколько его фраз из магнитофонной записи их беседы: 

- Пришлось поработать мозгами основательно. Мой старый учитель по разведке мне говорил: «Знаешь, дорогой, наши друзья есть везде. Но весь фокус состоит в том, что мы не знаем их адресов». Перебирая возможные варианты, я вспомнил, что у одного моего итальянского агента родственник - авиационный инженер. Он когда-то эмигрировал в одну из стран на Американском континенте и устроился там на завод «Боинга». Я спросил его: «А сможешь слетать к родственнику в гости?» «С удовольствием, - отвечает, - но на это деньги большие надо». В результате деньги я дал моему агенту сам, из своих фондов: и на билеты, и на связь с ним. Он слетал и привез два чемодана чертежей и различной другой документации. Они срочно были отправлены в Москву…

А потом Николай Михайлович не без юмора добавил: 

- В комнате Славы внешней разведки хранится письмо министра авиационной промышленности, в котором отмечается, что благодаря нашим документам Туполев имел возможность ускорить работу над Ту-4, выиграть пять лет. Один товарищ мне сказал: «Знаешь, что на кителе Андрея Николаевича Туполева три Звезды Героя Социалистического Труда? Вот одна из них - твоя!» А я конкретно за эту операцию был награжден орденом Трудового Красного Знамени. 

Неизвестные записные книжки узников Моабита

Дело о «летающей крепости» - лишь одно из многих в послужном списке разведчика Горшкова. Он виртуозно вербовал высокопоставленных иностранцев, через которых получал важную политическую и научно-техническую информацию, например образцы радиоуправляемых снарядов, материалы по атомным реакторам. А еще Николай Михайлович был причастен к раскрытию тайны сепаратных переговоров союзников СССР с гитлеровцами в июле 1944 года. Он участвовал в операции по обмену советского разведчика Рудольфа Ивановича Абеля на американского пилота-шпиона Пауэрса. 

Так получилось, что через Николая Горшкова в Москву были переданы записные книжки узников Моабита, среди которых был и поэт Муса Джалиль. Девять записных книжек Николаю Михайловичу, работавшему в то время на дипломатической службе в Италии, передал гражданин Турции. По словам агента, эти книжки принадлежали Мусе Джалилю и его соратникам. Это были не «Моабитские тетради», а именно записные книжки, дневники. Горшков передал эти ценные документы в центр. Причем переслал он их не дипломатической почтой, а воспользовался более защищенным и проверенным каналом. Можно точно сказать, что документы дошли до адресата и были переданы в Главное управление военной контрразведки «Смерш». И с тех пор следы записных книжек теряются. Но есть шанс, что они найдутся, и тогда нас будет ждать настоящее открытие - неизвестные документы Джалиля и его соратников. 

Служба Николая Михайловича Горшкова складывалась успешно. В 1954 - 1955 годах он руководил резидентурой в Швейцарии. С 1955 по 1957 год работал в центральном аппарате разведки. В 1957 году был направлен в служебную командировку в Берлин, в представительство КГБ при МВД ГДР. Потом снова работал в центральном аппарате разведки. В 1964 году перешел в Краснознаменный институт внешней разведки, в котором до 1970 года возглавлял кафедру специальных дисциплин. С 1970 по

1973 год находился в долгосрочной командировке в Праге, где работал в представительстве КГБ при МВД Чехословакии. С 1973 по 1980 год - вновь Краснознаменный институт им. Ю.В.Андропова. Скончался Николай Михайлович Горшков 1 февраля 1995 года.