На так называемый большой аборт приходят те, кто не рассчитывал стать мамой, но проморгал самое начало беременности или не нашел деньги на менее травматичную манипуляцию, кто попросту испугался и протянул время. 18-летняя продавщица цветов Марина, которая заняла в палате место у окна, держит себя показушно независимо. Бросила вначале пакет на кровать, потом свое тело и смачно закусила табачный дым жвачкой.

Но, видимо, на душе скребли кошки, тревога закрадывалась в сердце, несмотря на все усилия прогнать ее. Оглядев соседок, Марина подсела к немолодой, лет пятидесяти, женщине.

- Мать, ты чего это учудила на старости лет? - с деланным хохотком спросила у нее.
- Начнем с того, что я тебе не мать, - отрезала та незваной собеседнице. - Свою дочь я до аборта не допустила бы. И не твоя забота, что здесь делаю.
- Хорошо, хорошо, хорошо, - миролюбиво зачастила Марина. - Я вот по глупости сюда попала, слишком увлеклась другом. А вот в-ы-ы, - манерно-уважительно протянула она местоимение, - как оказались в нашей компании?

Наиля внимательно посмотрела на Марину и тяжело вздохнула. Зачем той знать, что попала она тоже по глупости, легкомысленно полагая, что находится в состоянии климакса и забеременеть точно не сможет. Ан нет, оказывается, может! Только вот родить она точно не может себе позволить: на руках больной ребенок-инвалид, в свои 25 лет беспомощный как младенец. И даже самой себе не объяснить, как она могла попасть в такую банальную ситуацию - коротенький роман с командировочным.

Наиля отвернулась от соседки к стене и укрылась простыней. Скоро все кончится, и она даже не узнает, кто ненадолго поселился у нее в теле - мальчик или девочка.

На третьей кровати безучастно сидела женщина лет 35. Равнодушно-отрешенно погрузилась в свой телефон и как будто ничего не слышала. Ей тоже не хотелось исполнять душевный стриптиз. Разве интересно кому-то, что живет она с деспотом? Что чуть ли не каждую неделю ей приходится с двумя дочками спасаться бегством от разъяренного без повода пьяного мужа? 

Спасибо соседке, которая надежно хранит место ее убежища - свою квартиру. Никто на площадке не знает, что они с девочками как тени проскальзывают к тете Рае, стоит только нагулявшемуся супружнику отвлечься на минутку.

Но в один раз не успела убежать. Дочери отдыхали в летнем лагере, а тетя Рая уехала на дачу. Всю ночь муж издевался над ней, только утром угомонился. Через месяц на тестовой полоске четко выступили две красные линии. Ноги подкосились, а в голове только одна мысль: «Аборт!» Ни о каком ребенке и речи не могло быть, она ведь готовилась к разводу.

Врачи, священнослужители в один голос твердят: аборты - это плохо, грех. Но жизненные ситуации складываются по-разному, и случается, женщина оказывается в тисках обстоятельств. На тот момент ей кажется, что избавление от нежеланной и нечаянной беременности - самый верный выбор.

- Зачастую женщина, оказавшаяся перед нелегкой дилеммой, бывает психологически одинока, ей не с кем посоветоваться, получить поддержку, - говорит перинатальный психолог кризисного центра акушерско-гинекологической службы РКБ Ольга Завгородняя. - Муж-деспот, нищета, ипотека... да мало ли причин, из-за которых, как кажется женщине, надо убивать ребенка! С каждой, кто обращается в наш центр, мы ведем индивидуальный разговор. Вдумчиво, спокойно разговариваем и размышляем. Ребенок не виноват в том, что его папа деспот, он не причина безденежья и безработицы. И если сделать аборт, проблемы эти останутся. Значит, корень зла не в беременности. В жизни своей что-то надо менять, а ребенка оставить. Может, он как раз и дан для того, чтобы пришли хорошие перемены?

И когда наступает ясный момент прозрения, Ольга Евгеньевна показывает женщинам муляж плода, которому 7 - 12 недель. Это вполне сложившийся человечек, который реагирует на свет, звук, голос мамы. Как правило, у пациенток центра наступает шок.

Большинство из них считали, что плод - это сгусток клеток, которые чем-то соединены с организмом женщины. Прием срабатывает почти всегда - только за последние три месяца из 9 обратившихся в кризисный центр женщин 6 отказались от аборта. В оставшихся трех случаях прерывание беременности делалось по медицинским показателям.

Правда, за свою практику Ольга Евгеньевна встретила одну женщину, которая все же настояла на аборте. Дама - чиновница одного из городов республики, обеспечена всем. Когда плод сформировался, УЗИ показало, что у ребенка дефекты: заячья губа и волчья пасть.

- Сейчас такие дефекты не приговор, хирурги прекрасно исправляют их, и после операции у ребенка остаются едва заметные шрамики, - продолжает Ольга Евгеньевна. - Но женщина наотрез отказалась оставлять малыша, заявив, что хотела идеального ребенка.

В кризисном центре не только отговаривают от абортов, но иногда, наоборот, объясняют, почему следует прервать беременность.

- Это делается по медицинским показателям, когда после обследования врачи обнаруживают у плода патологию, несовместимую с жизнью, - объясняет Ольга Евгеньевна. - Если не сделать прерывание, то ребенок либо родится мертвым, либо уйдет сразу после рождения. Обычно пациентки соглашаются быстро. Сопротивляются те, кому аборт не разрешает религия. И тогда в спор с врачами вступает не только женщина, но и вся ее многочисленная родня, а также родня мужа. Мол, пусть ребенок родится, и даже если умрет, это будет естественная смерть.

Кризисный центр был открыт в РКБ в 2011 году с целью психологической поддержки и защиты беременных женщин и молодых мам, нуждающихся в медико-психологической и социальной помощи, оказавшихся в опасном для физического и душевного здоровья состоянии или подвергшихся психофизическому насилию. Одна из главных задач центра - предотвратить аборты и отказы от ребенка после рождения. 

За психологической помощью и социальной поддержкой обращаются беременные женщины и роженицы, стоящие перед выбором относительно судьбы будущего ребенка, оказавшиеся в неблагополучной социальной, внутрисемейной ситуации, несовершеннолетние беременные и матери. Психологическую помощь получают также женщины после проведения аборта, столкнувшиеся с проблемой бесплодия, смертью новорожденного, девушки-подростки, имеющие неудачный сексуальный опыт и другие проблемы.