Чужая постель - потемки
news_header_top_970_100

Чужая постель - потемки

Блин, вчера со мной такое было... С ума сойти можно. То ли от страха, то ли от смеха.

Ну, короче, я женщина еще молодая и совсем свободная. Мой учебно-тренировочный муж, сделавший меня «мисс» в 18 и матерью своего, разве что некурящего, подобия в 19, ровно через три дня после моего 20-летия приказал не скучать. Исполнительный лист искал его по всем бескрайним просторам СССР, потом России, да так и не нашел. Пока МВД с Интерполом разбирались, кто его искать должен и где, я стала себе жить дальше. Тем более что от какого-то прапредка отвалилось мне изолированное счастье в виде трехкомнатной хрущевки в доме на окраине города, где во всей округе я одна несудимая и вся из себя положительная.

Черт сподобил меня поработать тренером по аэробике, гидом по родному городу и преподавателем физкультуры в лицее. Как ты его ни назови, все равно это ПТУ, и единственным плюсом стало то, что местная шпана меня знала и даже иногда здоровалась, квартиру выставили всего один раз, да и то украли - смех один - старый магнитофон, последнее воспоминание о растворившемся на просторах СНГ муже. Второе воспоминание в виде шестнадцатилетнего оболтуса мигом исправило единственное отличие от своего же родителя, то есть начало курить, сквернословить и кобелить по подъездам. Вот она, спираль истории!

Наконец на предпоследнем взвизге бесцельно прожитой молодости начала я работать в турфирме. Фигура у меня - спасибо фигурному катанию - еще вполне, за мордашку папе с мамой низкий поклон, языком чесать я с детства умела, а в период гидства овладела этим делом профессионально. Ну и когда месяца через три моей работы директор турфирмы сделал мне нескромное предложение, не отказалась. Благо женщина я, как уже было вам сказано, молодая и свободная, мужиками не избалованная, а директор, хоть и разменял конкретно шестой десяток, был воспитан, зубы чистил и даже ногти иногда стриг. Сынуля мой выбор вполне одобрял, потому что, когда директор зависал у меня, ключи от «Вольво-740» были в полном его распоряжении. Полагаю, что он тоже время даром не терял.

Ну так вот, просыпаюсь я как-то в обед в пятницу. Смотрю - квартира не моя. Рядом какой-то мужик лицом в подушку. Ничего не пойму. Ну, надела что было, выхожу на кухню - а там все чинно: салаты-закуски, коньяки и вина, две свечки недогоревшие. И все такое солидное, не из гастронома. Ну, я за сумочку - смотрю, кошелек на месте, мобильник тоже. И хоть ты убей, больше ничего не помню!

Я к этому мужику - а он лежит себе урыльником вниз и не дышит! Соображаю: сегодня пятница, рабочий день, а я дома. Вернее, даже и не дома. Выгонит меня директор - факт, у нас с этим строго, тем более я, получается, украсила его пятидесятивосьмилетнюю плешь винторогими приспособлениями. Рядом - неизвестный мне мертвый мужик. Тема для угрозыска. Хана всему! Прощай, моя пока еще молодая, но уже безнадежно загубленная жизнь!

Смотрю, а мужик-то шевелится и что-то бормочет. Я его - спасибо фигурному катанию - быстренько перевела в вертикальное положение. Вполне ничего мужик, даже приятный, правда, со следами вчерашних излишеств в виде мешков под глазами и весь перепачканный в помаде. Судя по внешнему виду - моей.

Это что это такое? - думаю. Или я перевела, так сказать, любительские наклонности на профессиональную почву? Или просто променяла респектабельного бойфренда на залетного дролечку без «вольво» и всех причиндалов хорошей жизни? А может быть, поссорились мы с моим толстуном и теперь я свободная в полной мере - и от работы, и от денег?

Хоть убей, ничего не помню. Только голова жутко болит с похмелья. Пока размышляла, мужик опять завалился на бок и сладко засвистел носом. Вот тебе фиг!

Быстренько ставлю мужика вертикально.

- Как тебя зовут, сердешный?

- Ми-и...

- Как-как?

- Ми-и-ша!

- И что ты здесь делаешь, Миша?

- Жи-и-ву!

С этими словами мужик снова упал на бок. В этот момент я готова была его убить. Недопитым коньяком.

Ставлю мужика вертикально в третий раз и подпираю подушкой. Про себя отмечаю, что постельное белье у него хорошее и новое да и сама комната обставлена прилично. Начинаю пытку. Сначала беру его за нос и слегка зажимаю. Мужик спит стоя, как лошадь Пржевальского, и дышит ушами. Слегка тяну. Он открывает глаза. А глаза у него зеленые-зеленые, красивые-красивые, только мутноватые. Ну понятно почему. И задаю ему совершенно идиотский вопрос:

- А кто я?

- Зж-ж-ж... - пытается выговорить мужик.

- Зажигалку? Зажигалку потом, сначала на вопрос отвечай. В глаза смотреть, в глаза!

Бросаю ни на что не годного мужика на кровать и ухожу на кухню. Меланхолично допиваю остатки коньяка и проглатываю виноградину. И тут начинает петь Чайковского мой мобильник.

- Привет! - это мой толстун винторогий. (Все, прощай, работа и остриженные ногти.) - Как ты?

- Нормально.

- А я думал - хорошо. До понедельника свободна, не забыла? До конца месяца отработаешь, потом в отпуск. Путевка ждет. За счет фирмы.

- К-к-какая путевка?

- Ну ты даешь! Вроде вчера нормальная была. На Канары, как и обещал. В общем, отдыхайте, и еще раз поздравляю.

Толстун винторогий повесил трубку, и в голове у меня немного прояснилось. Во-первых, с работой у меня все в порядке. Во-вторых, отпуск мне светит в самое горячее для фирмы время - в августе, причем на Канарах, так что я теперь вроде в привилегированном положении. И в голове смутные воспоминания постепенно начинают складываться в совершенно анекдотическую картину.

Врываюсь в комнату, трясу мужика изо всех сил и спрашиваю по-другому:

- Ты кто, Миша?

- М-м-муж!

- А я кто?

- Зж-ж-жена! - и слабо, но вполне внятно: - Дай поспать, а? Выходные ведь впереди...

 

***

Вот так, бабоньки, в жизни бывает. Вышла замуж, а за кого - забыла. Две недели с этим Мишкой знакомы всего-то. Но толстун винторогий, как узнал, похмыкал, что, мол, работник ты хороший и женщина замечательная... во всех отношениях, но судьбу устраивать надо и мне, и ему - а то уже жена плешь прогрызла своими подозрениями и так далее, так что фирма свадьбу оплатит и медовый месяц тоже. А Мишку он слегка знает с детства - доцент, преподает где-то, мужик добрый и хороший, хотя и совершенно непробивной. И на женщин невезучий.

А насчет невезучего - это мы еще посмотрим!

 

Динара СИБГАТУЛЛИНА