Театральный критик Оксана Кушляева: Во время карантина мы открыли ящик Пандоры

Как театры пережили сложное время карантина? Каким образом будут выстраиваться отношения между театром и зрителями в условиях новой реальности? Какое место Казань занимает на театральной карте России? Об этом наша беседа с экспертом российской национальной театральной премии «Золотая маска», театральным критиком из Санкт-Петербурга Оксаной Кушляевой, которая побывала в гостях у редакции «Казанских ведомостей».

Оксана — участница ХII всероссийского фестиваля молодой режиссуры «Ремесло», который прошел на минувшей неделе в Казани. На фестивале спектакли представили 11 театральных коллективов из Татарстана и других регионов России. Также в рамках фестиваля была организована образовательная программа.

На полшага опередить всех

— Сейчас в России много театральных фестивалей. В чем особенность «Ремесла»? 

— Да, фестивалей много, их можно поделить на две категории. Есть статусные фестивали, куда приезжают, чтобы отметиться, заявить о себе, получить признание коллег. А есть фестивали рабочие, как «Ремесло», — с мастер-классами, лекциями, обменом опытом, общением. Такие фестивали нужны, чтобы театры понимали современные театральные тренды, определили, в каком направлении им двигаться дальше. 

Любой фестиваль — это своеобразная биржа. Здесь можно получить консультации специалистов о том, как продавать свои спектакли, продвигать их на российские и международные фестивали. А для критиков это возможность за несколько дней увидеть спектакли театров из разных регионов. 

— На каждом фестивале есть какие-то открытия?

— Мне интересны театры малых городов — и профессиональные, и любительские. Их руководители, режиссеры, актеры — амбициозные, смелые, дерзкие. Они организуют свои фестивали, открывают имена молодых талантливых режиссеров. Один из самых ярких примеров — Буинский театр. В его репертуаре несколько спектаклей Тимура Кулова. Я вижу, что это очень перспективный, востребованный режиссер. Буинский театр чуть раньше, на полшага, опередил всех и первый за него ухватился… Это талант, чутье директора. 

— Оксана, интересно ваше мнение о театральной Казани. 

— С 2012 года приезжаю в Казань на фестиваль «Науруз». Тогда, 8 лет назад, было мое первое знакомство с миром тюркского театра. Сегодня в Казани есть все типы театрального зрелища. Есть академические театры со своими традициями, династийностью, и это замечательно. Есть театр современный, для молодежи, детей. Есть экспериментальные студии… Здесь всегда движение. В ТЮЗе появился новый главный режиссер Радион Букаев. Я его знаю как хорошего режиссера, будет интересно наблюдать, как он поведет себя в новой для себя роли — строителя театра. Смена руководства произошла в театре имени Тинчурина, состоялось новоселье татарского ТЮЗа имени Г.Кариева, совсем недавно появилась новая театральная площадка MOÑ в Национальной библиотеке РТ. Это живой процесс, за которым очень интересно наблюдать.

Пандемия разделила нашу жизнь на «до» и «после»

— Насколько пандемия повлияла на театр? 

— Пандемия разделила нашу жизнь на «до» и «после». Это касается и театра. Спектакли, которые делаются после пандемии, — в них столько энергии, столько желания жить и играть… Артисты счастливы после долгого времени вернуться на сцену, встретиться со зрителями. 

Но при этом есть другой момент: спектакли, поставленные незадолго до пандемии и даже номинированные на разные премии, — в них как будто не хватает воздуха, они будто немного из другого мира, из какой-то другой жизни. 

Главный режиссер одного из театров страны честно признался, будь его воля, он снял был с репертуара своего театра все старые спектакли разом. Потому что понимает: зрители изменились и с ними уже невозможно разговаривать на том театральном языке, на каком разговаривали прежде. 

— Во время вынужденной самоизоляции многие театры стали активно выкладывать видеозаписи спектаклей в интернете, готовить онлайн-программы… 

— Во время карантина мы открыли ящик Пандоры — все привыкли сидеть у компьютера и получать развлечения на любой вкус, не выходя из дома. Я считаю, от опыта онлайн-работы со зрителями отказываться не стоит. Просто надо помнить, что живого театра не заменят никакие новейшие технологии. Люди соскучились по театру. Они готовы, рискуя своим здоровьем, идти на спектакли, чтобы сопереживать вместе с другими зрителями, потому что театр — это живое искусство. 

Спектакль по телефону

— Что сегодня может привлечь зрителя в театр? 

— Зрителю хочется узнавать в герое спектакля себя, чтобы со сцены рассказали про него, его город, его ситуацию. Но с другой стороны, он ждет увлекательное, зрелищное действие. И такие проекты появляются. Например, БДТ имени Товстоногова взялся за театральный сериал «Три толстяка». Режиссер Андрей Могучий делает спектакль по мотивам сказки Юрия Олеши. Получается интересная история с продолжением. Там и цирковые аттракционы, и канатоходец Тибул, много музыки, хореографии… Сюжет «Трех толстяков» дает возможность представить разные жанры, и при этом не забывается драматическая линия. 

Другой необычный эксперимент — театральный проект режиссера Бориса Павловича «Алло». Это спектакль по телефону по мотивам рассказа Кира Булычева «Нина». Человек звонит по телефону и вдруг попадет в прошлое — на звонок ему отвечает девочка Нина, живущая в 1942 году. 

— Зрителю звонит актер и играет спектакль по телефону?

— Да, вы покупаете билет, в определенный момент вам звонит артист — и начинается общение. Вы становитесь участником этого спектакля. Это не просто диалог, зритель, точнее, слушатель, тоже ведет свою роль. А актер ему помогает.

Задача — помочь театрам выжить

— Хотелось бы узнать ваш прогноз как специалиста: что ждет российский театр после пандемии?

— Важно, чтобы театры остались. Чем больше карантинных мер будет приниматься, тем сложнее будет выживать. Артисты не могут долго выдерживать простоя, безденежья. Они просто уходят в смежные профессии. Какие-то театры уже закрылись, какие-то будут закрываться. После пандемии восстановить их будет очень трудно. Поэтому всеми силами нужно театры сохранить. 

Государство должно поддерживать не только театры, находящиеся на бюджете, но и театры независимые, которые сегодня в ужасном положении. Сейчас во властных структурах ведутся дискуссии о том, что, может быть, их вообще снять с госдотации. Наша задача как театрального сообщества — помочь этим театрам выжить. Потому что они — кровоток театральной системы. Если останется один традиционный театр — это будет скучно.

— Оксана, в соцсетях вы дали себе определение «театровед-авантюрист». В чем авантюрность этой вполне мирной профессии? 

— Наверное, я авантюрист в том смысле, что на любую инициативу, на любое приглашение на премьеру, фестиваль за сотни и даже тысячи километров мой ответ: «Да!». Мне по-настоящему любопытно, что происходит, например, в театрах Майкопа, Нового Уренгоя, Якутии или Владикавказа. Я не боюсь встретиться с несовершенным театром, слабым спектаклем. Театр для меня — это всегда интересно.

Наша справка

Оксана Кушляева в 2011 году окончила театроведческий факультет Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства по специальности «театроведение», затем «Школу театрального лидера» московского Центра им. В.Мейерхольда. С 2011 по 2019 год работала редактором в «Петербургском театральном журнале». Сооснователь и редактор интернет-издания «Летающий критик». Эксперт российской национальной театральной премии «Золотая маска».

КВ
Лента новостей