Равиль Хабибьянов: Хочу, чтобы наш центр вернул былую известность

Полтора года назад научно-исследовательский центр Татарстана «Восстановительная травматология и ортопедия», принимающий пациентов из разных регионов России, переехал в больничный городок рядом с РКБ. О том, чем сегодня живет центр, рассказывает его директор, кандидат медицинских наук, доцент, автор десятков печатных работ и 33 патентов Равиль Хабибьянов. Кстати, в понедельник известный врач отмечает свое 50-летие.

Как стоматология в травматологию привела

- Равиль Ярхамович, как вы пришли в медицину?

- В семье врачей не было. Родители жили в Ижевске. В 50-е годы было модно работать на заводах, а в этом городе развит промышленный комплекс. Правда, в паспорте местом моего рождения указан Агрыз - в ответственный момент мама поехала к бабушке, жившей в этом городе. Закончил школу, поступил в медицинский. Почему? Одна из дальних родственниц работала стоматологом, в детстве мне нравилось лечить у нее зубы. Да, нравилось ходить к зубному! Детские походы в стоматкабинет и вдохновили меня поступать в медицинский. С 3-го курса занимался в научном кружке хирургией - сначала общей, а с 5-го курса - при кафедре травматологии и ортопедии. После окончания института отработал два года в районной больнице в Удмуртии и поступил в очную аспирантуру Устиновского медицинского института. Закончил ее в 88-м, завкафедрой предложил поехать в Казань. Я сказал, поеду с удовольствием.

Ижевский татарин в Казани

- Чем вас привлек город?

- Когда учился в школе, в классе татарин был только я один. В вузе на потоке - четверо-пятеро... А корни тянули... Да и город мне понравился, так что я доволен своим выбором. Прошел несколько ступенек. С 2005 года я - директор института.

- Ваша кадровая политика?

- По структуре мы не совсем обычное учреждение - научно-исследовательский центр. У нас есть клиническая база, отдел науки. Мы стараемся сделать так, чтобы личные интересы сотрудников совпадали с нашими. Под личными интересами я понимаю кандидатские и докторские диссертации, которые здесь пишутся. Знаете, времена меняются - интересы людей от сугубо материальных, бытовых переходят к интеллектуальным, духовным. Люди идут в науку и стремятся в наш центр.

Мы хотим, чтобы наши сотрудники учились не только в Татарстане, но и выезжали в другие города и страны. В прошлом году, например, наш нейрохирург проходил обучение в Нюрнбергской клинике. Такой опыт дает уникальные знания - специалист начинает понимать особенности работы правильно поставленной системы.

- Каковы первые итоги работы в новом здании?

- Клиническая база на Горького была на 306 коек, у нас лечилось 5,5 - 5,8 тысячи человек в год. Из них операций было порядка 3200 - 3300. Переехав сюда, на 250 коек, у нас пролеченных больных в год без малого 7 тысяч, а число операций возросло в два раза. Здесь мы имеем возможность оперировать с помощью высоких технологий в уникальных условиях - у нас немецкие чистые операционные. Работая в них, мы снизили на 15% инфекционные осложнения после операций. Являемся владельцами продвинутой наркозно-дыхательной техники. Наше реанимационное отделение европейского уровня. Все это позволило снизить летальность. К нам приезжают лечиться из стран СНГ на платной основе. Это неплохой показатель. В Москве лечиться дорого. У нас дешевле и качественнее.

Молодых меньше - травм тоже

- Меняется ли с годами характер травм? Например, если сравнивать сегодняшние спортивные травмы с повреждениями десятилетней давности?

В целом травматизма стало меньше. Во-первых, пришли опытные тренеры. Во-вторых, складывается неблагоприятная демографическая ситуация - активного населения все меньше. А травмируются-то в основном молодые.

- Какова область ваших исследований?

- Я оперирую и исследую тяжелые травмы таза. Благоприятный исход в этих случаях - своевременно оказанная помощь. Если лечить травму в первые 3 - 10 дней, мы имеем возможность полностью восстановить анатомию костей. Но часто больной поступает к нам спустя месяцы после травмы. Не во всех районных больницах есть травматологи. А повреждения таза нередко бывают сочетанными. В районе прооперируют пострадавшего, к примеру, с повреждениями органов брюшной полости. Приходит время подняться на ноги - а встать-то больной и не может. Тогда на помощь приходит наш центр.

Память на черно-белой пленке

- Помните ли своих пациентов?

- По фамилии - не всегда. Я их по рентгеновским снимкам запоминаю. Или по населенному пункту - например, «Челны, упала с третьего этажа»... Так я «вырисовываю» портрет пациента.

- Журналистов называют людьми с тонкой кожей за то, что мы пропускаем через себя судьбы. Каково же тогда врачам, ежедневно сталкивающимся с болью?

- Врач, имеющий даже небольшой опыт общения с больным, уже совсем другой человек. Понятие боли для нас есть, мы ей сочувствуем. Но медик должен оставаться спокойным в любой ситуации. Врача всегда сопровождает чувство ответственности. Ты обязан сделать так, чтобы боли не было, а последствия травмы оказались минимальными. Но толстокожими врачей я не назову. Все индивидуально. И среди медиков предостаточно грубого и нахального народа, обелять всех не буду.

Бывает, уснуть не можешь: беспокоишься - днем оперировал. А вот это правильно сделал? В полном объеме? Бежишь утром на работу, находишь снимки... Чувство ответственности и неудовлетворенности своими действиями у меня постоянно внутри. Наверное, у всех докторов оно есть. Врачи, особенно работающие в хирургии, народ особенный. У нас высокое давление, мы рано седеем, умираем. Не все так просто...

Философия возраста

- Что для вас счастье? Есть ли свой секрет здоровья - особенная диета или что-то еще, помогающее сохранять хорошее самочувствие?

- Я часто общаюсь с людьми разных социальных слоев и интеллектуального уровня. Каждого должен выслушать, по возможности помочь. Сумел помочь - доволен, получаю от этого удовольствие, свою порцию счастья. Один мой знакомый профессор говорил: «Я живу по принципам малых радостей. Захожу в трамвай - молодая девушка мне уступает место, я страшно доволен!» Я тоже руководствуюсь этим принципом. В любой ситуации нужно уметь находить позитив.

К питанию отношусь, как все: чем вкуснее, тем лучше. Один принцип - умеренность. Никому из больных никаких диет не навязываю. Понимаю, что моя конституция заложена природой. Могу сесть на диету, но стоит на недельку от нее отвлечься - опять приду в свою форму. Природу не обманешь. Секрет хорошего самочувствия один: спокойнее ко всему относиться и не терять душевного равновесия.

- Позади тяжелый рабочий день. Что вас ожидает дома?

- С возрастом взгляды на жизнь меняются. Раньше любил ходить в кинотеатры, сейчас не тянет. Смотрю телевизор, новостные программы, иногда сериалы. За городом есть участок с домиком и баней - выходные с женой проводим там. Погулял с собакой на свежем воздухе - уже на душе хорошо. Недавно завели кота - он как член семьи, все понимает, только не разговаривает. В домашних животных заложено нечто, что помогает человеку. Конкретного хобби нет, книги я читаю бессистемно. Газеты люблю очень. Даже желтую прессу! Она меня успокаивает. Оказывается, думаю, я не хуже всех живу, раз могу себе позволить куда-то съездить, как звезда!

- Вы встречаете 50-летний юбилей. Довольны ли тем, что сделали? И что еще предстоит?

- В основном доволен. 50 - своеобразный переход в философский возраст. У меня есть принцип - если хочешь быть здоровым и крепким, никогда не реставрируй прошлое, не жалей о содеянном, это пользы не принесет. Нужно проанализировать ситуацию и не повторять ошибку в дальнейшем.

К очередному юбилею я бы хотел реализовать то, что у меня не получилось до сих пор. Защитить диссертацию - сегодня имею богатый материл для докторской, но все нет времени заняться ей.

Главное желание - чтобы наш институт восстановил ту известность, которая была у него в 50 - 70-х, когда к нам приезжали пациенты от Карпат до Дальнего Востока.

КВ
Лента новостей