Запах вареников

Корпоратив был в разгаре.
Вообще, отдых на даче, в июле - это полная расслабуха.Можно ходить в одних плавках и купальниках. Выпивать на ходу. А допив, бухнуться в бассейн. Ведь на даче, куда пригласил своих избранных сотрудников шеф, бассейн имелся. И в него бухались. Девушки – повизгивая, сталкивая друг дружку или зазевавшихся мужчин. Остальные мужчины бухались в бассейн молча, пригнув голову и вытянув вперед руки, изображая из себя завзятых спортсменов.А шашлык на воздухе? О-о, это совсем не тот шашлык, что вам подадут в ресторане. Это шашлык с дымком и каплями жира, падающими на голую коленку. И главное, его готовил сам шеф вместе с Пашей Нестеренко.Паша вошел в круг избранных недавно, когда из менеджера по продажам стал начальником отдела продаж. И ему это нравилось.Шеф своих сотрудников не прижимал, наступившим кризисом не воспользовался, чтобы под сурдинку урезать им зарплату, хотя говаривали, что в личных доходах он потерял. Был с избранными на «ты», хозяином всего и вся себя не выставлял и вообще являлся неплохим парнем; и хоть стукнул ему «сороковник», но юношеский блеск в его глазах еще не потерялся.Собралось их на этот корпоратив двенадцать человек. Шесть мужчин и шесть молодых женщин. Случайно произошел такой счет - пара на пару или не случайно, было на совести шефа. Однако все из приглашенных изъявили желание остаться ночевать. Хотя две девушки были замужем, а из мужчин был женат один. Паша Нестеренко.Ирина Леонидовна была старше всех женщин. Правая рука шефа и его любовница. Все это знали, включая мужа Ирины и жену шефа, женщину тихую и спокойную, растившую трех его детей. Знали еще и то, что Ирина пятнадцать лет назад начинала с ним дело, вылившееся в фирму, в которой теперь все они работали. И что вместе с ним хлебнула в девяностые то, что хлебали все рискнувшие стать предпринимателями.Второй замужней являлась самая молодая. Звали ее Лена. Девушкой она была очень живой и вертела своим Колей как хотела. Вряд ли Лена вымаливала у него разрешение поехать на дачу шефа с ночевкой. Просто поставила в известность и все.Остальные четверо сотрудниц фирмы были вольными девицами и располагали своим временем как хотели. А еще они хотели Пашу. Потому что из всех мужчин (шеф не в счет как первое лицо) Паша был самым лакомым кусочком. Нет, он не был «красившее» других. Просто в нем чувствовалась некая спокойная сила и уверенность, что всегда привлекает женщин. И еще то, что он не скакал эдаким козликом вокруг девиц и не сыпал шуточками, которые они не раз уже слышали от других.Это немного раздражало всю свободную четверку. И даже Лену. Все они были очень хорошенькими, с формами, на которых задерживались взгляды мужчин. А тут на тебе! – один даже не смотрит. Жарит себе шашлык, говорит с шефом, а когда кто-либо из них подходит справиться, скоро ли поспеет мясо, спокойно отвечает:– Скоро.И никаких провожающих взглядов. А ночь, она уже не за горами...Нет, Паша не был святым. Когда сердце его было свободно, он обращал внимание на девушек. И даже очень. Иногда даже приходилось изворачиваться ужиком, чтобы, встретившись с одной, успеть на свидание с другой. Но когда в его сердце входила одна, он переставал замечать других. Почти переставал. И был с той, что рядом, честен. А уж когда так влюбился, что захотел связать свою жизнь с Наташей – так звали его жену, все остальные девушки просто перестали существовать.Итак, корпоратив был в разгаре.Четверка свободных, натанцевавшись, уединилась. И Светлана, прелести которой украсили бы обложку любого мужского журнала, сказала остальным:– Девчонки, отдайте его мне.Никто не спорил. Уж коли Светка решила взяться за дело, лучше ей не перечить. И только одна из них, Рита, усомнилась:– Свет, боюсь, у тебя ничего не выйдет.– Посмотрим, – самоуверенно ответила Светлана. – Что-то я не встречала мужчин, кстати, и женатых, которые бы отказались разделить со мной постель.В течение всего вечера она постоянно оказывалась рядом с Пашей: то словечком с ним перемолвится, то взглядом встретится, а то и дотронется ненароком.Было видно, что ему приятно внимание такой эффектной женщины, но никаких попыток завязать более тесный контакт с тем, чтобы провести вместе ночь, он не предпринимал.А дом у шефа был что надо. Двенадцать комнат, душевых четыре и четыре туалета – живи не хочу. Так что разместить одиннадцать душ приглашенных не составило труда. Да столько комнат и не потребовалось. Шеф уединился с Ириной. Трое свободных мужчин разобрали себе по свободной женщине, и даже к Лене, подождав, когда все улягутся, вошел и остался до утра коммерческий директор Вадя Лисенков.Света заняла соседнюю с Пашей комнату. Подождала, когда все в доме утихнет. И, постучавшись, тихонько вошла.Паша спал.«Ну вот, бери. Это твой мужчина», – сказала она сама себе и прилегла рядом. Потом коснулась пальцами его лица.Он проснулся.– Не пугайся, это я, Света, – сказала молодая женщина. – Мне просто скучно одной.Руки ее стали ласкать тело Паши. Но он не растаял в блаженстве, а отодвинулся от нее и громко произнес:– Уходи.– Почему? – еще не успела обидеться Света.– Потому что я не могу.– Но почему? – уже с обидой спросила она.– Потому что люблю другую...«Ну и люби ее на здоровье. При чем тут это, когда я...»Она не сказала эту фразу. Даже не додумала - стрелой вылетела из комнаты...Знаете, что такое отказать женщине в близости? Это народить себе врага, причем самого непримиримого. И Паша народил. Он не заметил, что Света, горя злобным мщением, тайком сунула в его вещи свою самую интимную часть туалета. И когда Наташа стала разбирать их, она ее нашла. И состоялся разговор, который, верно, случается когда-нибудь в каждой семье.Измена!– Ничего не было! – пытался оправдаться Паша. Но Наташа, хлопнув дверью, ушла. К маме.Неделю Паша ходил мрачный. Когда его спрашивали, в чем дело, он молчал. Но скоро все узналось. И все стали Пашу жалеть.С ним разговаривал шеф. Говорил, все перемелется и Наташа вернется. Паша кивал головой и молчал.Раза два ему повстречалась Света.Первый раз она ехидно усмехнулась, а во второй отвела взгляд. Ей Паша ничего не сказал.На восьмой день одиночества ему страшно не хотелось возвращаться в пустую квартиру. Он долго бродил по городу без всякой цели и пришел домой уже в девятом часу вечера. И сразу почувствовал из кухни любимый запах вареников.Наташа!Это была она. Стояла в фартучке и смотрела на него сияющими глазами.– Света звонила, – сказала она, будто он минуту назад вышел из кухни и теперь вернулся. – Сказала, что таким мужикам, как ты, надо памятники при жизни ставить. Ты уж не злись на нее, ладно?– Ага, – ответил Паша и присел на стул. – Ладно...

КВ
Лента новостей