«Санта-Барбара» по-казански. Ошибка Отелло

Аня сидела на грязноватой подъездной лестнице у закрытой двери. Только сейчас, когда от неудобной позы у нее затекли спина и ноги, она вдруг поняла, что находится здесь уже долго.

Нахлынувшая апатия вдруг отпустила, но ее место заняла нервная дрожь. На подоконнике у окна она увидела сигаретную пачку и коробок спичек — сосед продолжал дымить в подъезде, несмотря на все запреты. Впрочем, сейчас Аня была ему почти благодарна. Подрагивающими руками она поднесла к губам единственную оставленную соседом сигарету, с четвертого раза сумела зажечь спичку, а затянувшись, скривилась и бросила окурок в стоящую тут же консервную банку.

Подумав, девушка достала телефон. Пора было брать себя в руки и решать, что же делать дальше. Ночевать в подъезде в ее планы не входило, денег на гостиницу явно не хватало — до получки оставалось еще четыре дня.

Посомневавшись, Аня написала подруге. Звонить не стала, чтобы не разбудить ее ребенка. И в целом было страшно неудобно навязываться, но обратиться было больше не к кому — родители жили в другом городе, да и расстраивать их не хотелось.

На радость девушки, подруга быстро ответила, заверила, что супруг отнесся к ситуации с пониманием. Оставалось только решить вопрос с транспортом — на лестнице стояло два огромных баула. Посомневавшись с минуту, она набрала номер Марата — коллеги с работы.

***

Марат хорошо помнил, как Аня появилась в их офисе. Красивая, эффектная, умная, с сияющими от оптимизма глазами. Некоторые коллеги ее поначалу невзлюбили: девушки ревновали ее за постоянное внимание со стороны мужской части коллектива, а мужчин в свою очередь задевало ее нежелание это внимание принимать. Впрочем, Аня быстро донесла до всех мысль о том, что она счастлива в браке и не приемлет даже намек на флирт. Легкий и дружелюбный характер вскоре примирил ее с коллегами.

Марату Аня тоже очень понравилась, вскоре они очень сдружились. Повлияло на это две причины. Во-первых, выяснилось, что они оба родом из Бугульмы. А во-вторых, Марат, узнав, что Аня замужем, ни разу не позволил себе заигрывать с симпатичной коллегой.

Впрочем, через некоторое время он узнал, что домашнее счастье Ани не было столь уж безоблачным. Ее супруг Вадим оказался ревнив, как шекспировский Отелло. До свадьбы его самолюбию даже льстило то, что другие мужчины оказывают эффектной девушке знаки внимания, но со временем у него развилась форменная паранойя. Он следил за всеми соцсетями Ани, проверял ее телефон, с помощью геолокации отслеживал все ее перемещения. Но и этого ему казалось недостаточно.

Аня очень любила мужа и старалась все вытерпеть.

В тот вечер ей понадобилась помощь — нужно было привезти тяжелые коробки с документами домой — на работе она не успевала привести их в порядок. Вадим оказался занят, поэтому попросил подвезти Аню своего друга.

— Ну и что ты на него засматривалась? — неожиданно спросил ее вечером муж.

Аня вначале даже не поняла, о чем он говорит. Выяснилось, что Вадим попросил друга записывать всю их поездку на видеорегистратор.

— Да я разговор просто поддерживала! — возмутилась Аня. — Мне зажмуриться надо было? Это просто вежливость. Человек мне помог!

— А ты и рада была отблагодарить! Чуть на шею не бросилась.

***

Все это Аня рассказывала, уже сидя в машине Марата. Ее ощутимо колотило.

— Потом он кричать стал, — продолжила он. — Орал прямо в лицо, за плечи тряс.

— Ударил? — мгновенно напрягся Марат.

— Нет, до этого не дошло, слава богу, — покачала головой Аня. — А потом он достал эти баулы… Представляешь, он просто собрал мои вещи. Сказал, что ему не нужна жена, которая вешается на шею каждому встречному. Выставил меня за дверь. А я бы никогда…

Договорить девушка не смогла — разрыдалась. Марат молчал, ожидая, когда она успокоится. Очень хотелось как-то ее успокоить, но он неким шестым чувством ощущал, что этого делать нельзя, слез станет только больше. И действительно, Аня постепенно пришла в себя.

— Я как сомнамбула была, сколько на лестнице просидела — не знаю, — призналась Аня, потом глубоко вздохнула. — Извини, что я на тебя все это вываливаю. Пора к Тане ехать, а то у нее все спать скоро лягут.

— Может, у меня остановишься? — выдохнул Марат. — Ты не подумай, я без задней мысли, просто помочь хочу. У меня комната свободная есть. Не стеснишь.

— Нет, это будет неправильно, — твердо ответила Аня. — Спасибо тебе.

На следующий день она пришла в офис как ни в чем не бывало, такая же дружелюбная и открытая. Только Марат заметил в ее глазах тоску. Он ее прекрасно понимал — когда-то и его семью разрушила ревность.

Спустя неделю он услышал в коридоре голос одной из коллег:

— Девчонки, там к Аньке муж приехал, на коленях стоит, представляете?

Действительно, Вадим приехал к жене извиняться. С огромным букетом в руках он при всех рухнул на колени. Впрочем, Аня его жеста не оценила, букета не приняла, вежливо, но твердо проводила к двери.

— Он думал, я сама приеду прощения просить, — призналась в конце рабочего дня Аня. — А я на развод подала.

— Ты же его любишь, — грустно заметил Марат.

— Люблю, — кивнула Аня. — Но довериться больше никогда не смогу.

Подходя к машине, Марат услышал оклик:

— Поговорим по-мужски? — спросил его Вадим.

— Ну давай.

— Это ты Аньку подвозил в тот вечер. Я номер машины видел.

— Дурак ты, она никогда себе ничего лишнего не позволяла, а ты… — начал было Марат, но остановился, покачал головой. — А ты такую женщину потерял…

С этими словами он повернулся и пошел к машине. Вдруг в голове вспыхнуло, а из глаз посыпались искры. Очнулся Марат уже в скорой, врач объяснял, что у него сотрясение мозга от удара тяжелым предметом. И надо пройти обследование в больнице, чтобы исключить серьезную травму.

Утром в его палате была Аня, бледная и напуганная.

— Если ты за мужа пришла просить, то заявление я писать не буду, не бойся, — сказал Марат.

— А стоило бы, наверное, — покачала головой девушка. — Совсем с ума сошел, на людей бросается.

Повисло молчание.

— Вот смотрю я на тебя и поражаюсь, — заметила Аня. — Ты же меня любишь, но как будто совсем не ревнуешь.

— Просто я хочу, чтобы у тебя все было хорошо, а ревность — чувство разрушительное, — Марат улыбнулся, поправляя как бы в доказательство своих слов бинты на голове. — Хотя на самом деле, я, конечно, ревную.

Помолчав немного, он все же добавил:

— Скажи, есть шанс, что ты согласишься пойти со мной куда-нибудь, когда мне голову разбинтуют?

— Давай не будем торопиться, — ответила она, подумав. — Выздоравливай, завтра апельсинов принесу.

Еще больше рассказов по ссылке.

КВ
Лента новостей