Перестанем ли мы здороваться за руку после пандемии?
news_header_top_970_100

Перестанем ли мы здороваться за руку после пандемии?

Пандемия коронавирусной инфекции внезапно внесла массу корректив в жизнь практически всех жителей планеты, изменив привычный уклад жизни и отношение к традиционным нормам общения. О том, как это отразилось на жизни россиян и насколько может измениться общество после пандемии, рассказала кандидат политических наук, конфликтолог, доцент КФУ Евгения Храмова.

— Евгения Валерьевна, все чаще приходится слышать: «Из текущего кризиса мир выйдет совсем другим». Вы согласны с этим утверждением?

— Достаточно сложно говорить о том, насколько другим выйдет из ситуации пандемии весь мир, ведь он дифференцирован. В каждой стране есть люди, которые понимают ситуацию, осознают ее потенциальную опасность для общества и человечества, и те, кто ее отрицает.

Конечно, мир всегда выходит из глобальных катаклизмов социально абсолютно другим. Меняется восприятие людьми тех или иных событий. Если раньше сезонный грипп не считался чем-то катастрофическим, то сейчас такая же вирусная болезнь, как и многие другие, воспринимается многими людьми совершенно иначе. Те, кто столкнулся с опасностью и серьезной угрозой, не будут смотреть на мир, который их окружает, прежними глазами безопасности. Те же, кто не столкнулся с болезнью и отрицает наличие угрозы для себя лично, вряд ли изменят свои взгляды. 

— Что отличает Россию в сложившихся обстоятельствах?

— Я считаю, наши граждане проявили достаточно высокий уровень социальной ответственности. Не только из-за угроз штрафов, но и благодаря пониманию того, что в этом мире спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Но есть ряд издержек, которые люди ощущают на себе: угроза экономического спада, безработица, ухудшение личного финансового благосостояния. Многие люди потеряли работу, основные средства к существованию. Нарушается социальный баланс, который сохранялся до этого времени.

— А что можно сказать о Татарстане?

— Регион, имеющий высокий потенциал, и в кризисной ситуации выстраивает внутрирегиональные социальные отношения, исходя из имеющихся ресурсов, в том числе и человеческих. Да, есть некоторые проблемы в системообразующих для Татарстана сферах: культура, досуг, туризм. К нам приезжают за артефактами, событиями, интересными людьми, архитектурой и историей. Понятно, что первым делом выявились проблемы в медицине. Будем надеяться, что эта ситуация кризиса стимулирует существующей напряженностью конструктивные направления дальнейшей деятельности регионального и федерального правительства.

— Как вы считаете, пандемия привела к росту недоверия между жителями разных стран?

— Не думаю. Скорее это может проявляться в отношении тех стран, которые ведут информационную войну между собой. Как мы можем наблюдать, США затеяли информационную войну против Китая. Прочие страны, наоборот, попытались более цивилизованно, чем когда бы то ни было, выстраивать отношения и коммуникации. При этом каждая страна без взаимных обид, упреков и обвинений решает проблемы внутренней пандемии.

— Как отразятся последствия кризиса на общественных нормах? Изменятся ли отношения между людьми?

— Настолько, насколько оно меняется, когда происходит инцидент между людьми. Я считаю, что до кризиса человечество и люди жили в состоянии перманентной конфликтной напряженности. Возьмем пример среднестатистической семьи. До пандемии в психологическом контексте между мужем и женой временами возникали состояния напряженности, предконфликтные ситуации. Из-за пандемии супруги два-три месяца провели в изоляции, в психологическом напряжении. В подобных обстоятельствах люди, не обладающие инструментарием и методами работы с такими психологическими ситуациями, сдаются. Выходя из изоляции, они идут разводиться. Да, это тоже способ разрешения конфликта, возникший у них в тот период. Является ли он оптимальным? Любая ситуация кризиса выводит отношения на новый уровень — либо конструктивный, либо деструктивный.

— Изменится ли отношение к социальной дистанции и тактильным контактам?

— Я так не думаю. В современном мире, как показывают исследования и наблюдения, людям очень не хватает близкого общения, объятий, поцелуев и других проявлений тактильного контакта. А ведь все они появились не случайно, значит, в них возникла необходимость. Не думаю, что ситуация всерьез изменится и люди перестанут здороваться за руку или обниматься при встрече после долгой разлуки. Постепенно все придет в норму. У тактильных контактов и проявлений нежности есть предпосылки более глобальные, сформированные в течение длительного времени, нежели те, что были созданы пандемией.

— Пандемия ускорила уход многих индустрий в онлайн. Как вы считаете, что за этим последует, как это отразится на обществе и человеческих взаимоотношениях?

— Последствия ухода в онлайн будут неравномерными в зависимости от отрасли. Как работник сферы образования я могу однозначно сказать, что дистанционное обучение не решит тех проблем, что существуют в образовании нашей страны. Мы можем сэкономить на офисах и аудиториях, общежитиях для студентов, но возникнут серьезные издержки в части знаний, умений и навыков, которые получает человек в процессе очного образования. С этим первыми столкнулись родители школьников, которые видели, в каких условиях учатся их дети, насколько им сложно преодолевать некоторые вещи. Об этом же говорят и наши студенты.

«Адаптация» — так называется общероссийский журналистский проект, в котором принимает участие и редакция газеты «Казанские ведомости». Цель проекта — осмыслить происходящие в связи с пандемией коронавирусной инфекции перемены, подготовиться к будущим реалиям, а по возможности и предсказать их. Организаторы проекта — Союз журналистов России по инициативе Санкт-Петербургского отделения СЖ РФ.

Журналисты заглянут в наше будущее вместе с авторитетными в обществе персонами: учеными, деятелями культуры и искусства, политиками, с теми, кого знает и кому доверяет аудитория.

news_right_column_240_400
news_bot_970_100